Винить в банкротстве АэроСвита можно только экономику

Почему компания «АэроСвит» сегодня — это украинская экономика завтра

Когда тысячи украинцев, оставшись без денег и без билетов, метались в панике в аэропортах, пресс-служба «АэроСвита» заявляла о том, что компания работает в текущем режиме. Доля правды в этом заявлении есть: такой уж у основного украинского авиаперевозчика текущий режим — режим перманентного коллапса, с особенностями которого и украинцы, и гости Украины познакомились ещё во время Евро-2012, когда в разгар чемпионата, например, 11 июня было задержано и отменено 20 рейсов.

Самолёты «АэроСвита» сегодня не летают, отечественная экономика тоже, мягко говоря, не летает

Такая вот норма жизни по-украински. «По-украински» — потому что наш рынок авиаперевозок это своего рода зеркало отечественной экономической модели. Ведь кому принадлежит «АэроСвит»? Формально нескольким малоизвестным компаниям с офшорными корнями и совсем чуть-чуть Фонду госимущества. Реально — двум рассорившимся между собой олигархам Игорю Коломойскому и Виктору Пинчуку и снова таки совсем чуть-чуть — Фонду госимущества. В условиях, когда, по версии экс-вице-премьера Бориса Колесникова, около 60% пассажирских авиаперевозок контролируется Игорем Коломойским, правила игры в отрасли сложно назвать рыночными. Иностранным игрокам доступ на большинство выгодных маршрутов заказан. Украина не входит в европейский договор «Открытое небо», а это значит, что международные стандарты на украинские небеса не распространяются. Результат: дорогие билеты, напряжный сервис, потенциальная угроза — летать страшно.
Теперь о делах земных. Кому принадлежит украинская промышленность? Списки участников приватизационных конкурсов последних двадцати лет дают некоторый ответ на этот вопрос. Мы видим множество малоизвестных фирм, по большей части зарегистрированных за рубежом. Конечные же бенефициары оных — несколько «талантливых семейств». Похожая картина собственности в сфере услуг, в банковском секторе, во всём, что имеет отношение к так называемой реальной экономике. И во всех сферах правила игры тоже язык не повернётся назвать рыночными: в рейтинге Всемирного банка Doing Bussiness-2013 Украина занимает 137-е место, уступая таким государствам, как Лесото, Камбоджа, Уганда, Никарагуа и т. д. Наши рынки закрыты не только для иностранных инвесторов, но и для местных граждан, за исключением особо талантливых (как в прямом, так и в переносном смысле). Результат: ВВП уходит в минус, золотовалютные резервы тают, кредитование отсутствует, международные рейтинги Украины снижаются, бюджетный коллапс приближается — жить страшно.

Ещё одно неслучайное совпадение между «АэроСвитом» и украинской экономикой. Самолёты «АэроСвита» сегодня не летают, отечественная экономика тоже, мягко говоря, не летает. При этом и менеджеры «АэроСвита», и правительственные чиновники бодро заявляют о том, что всё нормально, всё работает в текущем режиме.

Хочется верить, что уже вот-вот зарубежные компании «Аэрофлот» и WizzAir завершат свои акции милосердия и доставят украинцев на родину. Со временем «АэроСвит» реанимируют или объявят банкротом. Его маршруты на конкурсах с одним участником (естественно) перейдут Международным авиалиниям Украины (этот процесс уже набирает обороты), и жизнь потихоньку наладится.

Но по большому счёту мало что изменится, ведь в крайнем случае один монополист просто сменит на рынке другого. Иностранным перевозчикам по-прежнему вход на рынок будет закрыт, следовательно, билеты останутся дорогими, сервис ненавязчивым, и угроза очередного авиаколлапса будет делом времени.

То же можно сказать и об украинской экономике — мы все продолжим жить «в текущем режиме», но это будет иллюзорное спокойствие. О том, насколько близко Украина подошла к опасной черте, говорит множество стратегических показателей: золотовалютные резервы уменьшаются, доходы казны падают, расходы растут, реальный дефицит бюджета-2013 может составить 70 млрд грн. И эти проблемы не решаются, а накапливаются. То есть чем дольше страна будет жить в таком «текущем режиме», тем вероятнее коллапс — вслед за репутационным банкротством придёт банкротство реальное. И что потом? Девятый вал очередного кризиса сметёт одного всеукраинского монополиста, а его место займёт другой? И, возможно, даже не украинский? Интересно, когда у страны появятся другие сценарии?

Дмитрий Фионик, редактор отдела экономики