Игры Додона. Чего ждать Украине от молдавского президента

2017-02-22 13:05:00

4 0
Игры Додона. Чего ждать Украине от молдавского президента

Игры Додона. Чего ждать Украине от молдавского президента

Заявления президента Игоря Додона о сближении с Россией и выходе из программы Ассоциации с ЕС странно диссонируют с практическими шагами правительства Молдовы. Причина проста: ситуация стала патовой, и значимые игроки пошли ва-банк, обостряя конфликт, но вместе с тем избегая пока открытой войны.

Игроков всего трое: де-юре президент и глава оппозиционной Партии социалистов Игорь Додон, лишённый значимых полномочий; лидер Демократической партии Владимир Плахотнюк, обладающий де-факто полнотой власти  в стране; и, наконец, Кремль, который пытается надуть и переиграть сразу всех. На кону — парламентские выборы в 2018 году.

Хотя реальные полномочия Додона на посту президента близки к нулю, его пророссийские и антиевропейские заявления усложняют правительственные переговоры с зарубежными инвесторами. Додон сознательно играет по принципу "чем хуже, тем лучше" и провоцирует власть на жёсткий ответ. Последняя его выходка с произвольным редактированием государственного герба в ходе поездки на женский шахматный турнир в Иран прямо подпадает под статью УК и могла бы послужить поводом для начала процедуры импичмента.

Но Додона импичмент не пугает. Должность президента Молдовы в силу ничтожности её полномочий не имеет для него большой ценности. Напротив, попытка импичмента дала бы ему возможность укрепиться в роли "избранного народом президента", противостоящего "антинародному режиму" в лице правительства и парламентского большинства. Фрондируя к реальной власти, Додон решает важнейшую для себя задачу — консолидирует к выборам 2018 года электорат социалистов.

В свою очередь, Владимир Плахотнюк, имея решающее влияние на правительство и парламент Молдовы, но критически низкий личный рейтинг, с помощью Додона создаёт для проевропейской части молдавских избирателей образ отрицательного персонажа, даже худшего, чем он.

"Ситуация в Молдове и варианты её развития неблагоприятны для Киева. Проблема для Украины состоит в том, что кто бы ни победил на выборах 2018 года, ему всё равно придётся искать компромисс с Россией"

И, наконец, Кремль, который Додон усердно окучивает, раздавая невыполнимые в рамках полномочий президента обещания, готов оказать социалистам некоторую поддержку на выборах 2018 года, но с существенными оговорками. В Москве понимают, что поведение Додона после выборов может кардинально измениться. Чтобы не допустить этого, Россия пытается сформировать новую политическую силу, оппонирующую Додону с пророссийских позиций, в расчёте на коалиционное большинство в новом парламенте. Это большинство, по замыслу Москвы, должно включить в себя эту силу и партию социалистов, причём обе стороны должны жёстко противостоять друг другу и достигать перемирия только с помощью посредничества Москвы. Кампания по давлению на Додона за недостаточную поддержку России, координируемая из Москвы, уже началась и набирает обороты. Додон же в силу особенностей своего электората не может не принимать её во внимание. Действуя таким образом, Россия сужает социалистам возможный коридор для политических манёвров.

Заявления Додона ввиду, повторюсь, ничтожности его полномочий пока не могут иметь продолжения в виде практических действий. Тем не менее они расшатывают и без того слабую государственность Молдовы. Это смещает баланс сил в пользу местных властей, большая часть которых настроена пророссийски.

Суммируя сказанное, приходится признать, что ситуация в Молдове и варианты её развития неблагоприятны для Киева. Сам Додон малозначим, он лишь манипулятор, ловящий в паруса любой ветер. Проблема для Украины состоит в том, что кто бы ни победил на выборах 2018 года, ему всё равно придётся искать компромисс с Россией. Значительная доля пророссийского электората — это объективный факт, с которым вынуждена считаться любая власть в Молдове. А проукраинских структур, хоть сколь-нибудь влиятельных и способных хотя бы отчасти уравновесить ситуацию в пользу Киева, в Молдове, к сожалению, нет.