Дело о 2500 гривен. Пожизненная пенсия отцу Зеленского, как пример конфликта интересов

2020-09-07 19:37:30

3028 21
Дело о 2500 гривен. Пожизненная пенсия отцу Зеленского, как пример конфликта интересов

Поднявшийся хайп с проектом президентского Указа о назначении пожизненной пенсии отцу действующего президента Владимира Зеленского Александру Зеленскому высветил одну очень интересную юридическую проблему.

Безотносительно к тому, что это было со стороны Кабмина Шмыгаля, готовившего проект данного президентского Указа, давайте разберемся с таким вопросом, как конфликт интересов и как его можно решить в таком или аналогичных случаях.

Что такое конфликт интересов? Наиболее полно этот термин, а также правила предотвращение и урегулирования конфликта интересов раскрыты в законе Украины "О предотвращении коррупции".

В данном законе конфликт интересов правильно разделен на:

  • - потенциальный конфликт интересов, когда у лица есть частный интерес в сфере, в которой оно выполняет свои служебные или представительские полномочия, что может повлиять (пока только гипотетически) на объективность или беспристрастность принятия таким лицом решений и
  • - реальный конфликт интересов – это когда тот же частный интерес уже непосредственно влияет на объективность или беспристрастность принятия решений или на совершение или не совершение действий при выполнении лицом своих полномочий.

При этом, понятие частного интереса в законе описано достаточно широко. Это любой имущественный или неимущественный интерес лица, в том числе обусловленный личными, семейными, дружескими или другими внеслужебными отношениями с физическими или юридическими лицами, в том числе те, которые возникают в связи с членством или деятельностью в общественных, политических, религиозных или иных организациях. 

Также закон содержит и достаточно жесткие правила, как лицо, у которого может появится потенциальный или реальный конфликт интересов, должно действовать, чтобы не быть обвиненным в том, что действовало в частных интересах с использованием своих должностных или служебных полномочий. Этому посвящен целый пятый раздел в законе, который так и называется: "Предотвращение и урегулирование конфликта интересов".

В целом законом предусмотрено 4 основных требования к лицу в части предотвращения и урегулирования конфликта интересов:

  • - принимать меры для предотвращения потенциального или реального конфликта интересов;
  • - уведомлять своего непосредственного руководителя, а при отсутствии такого – НАЗК о наличии у лица потенциального или реального конфликта интересов
  • - не предпринимать никаких действий и не принимать никаких решений в условиях реального конфликта интересов
  • - принимать меры для урегулирования реального или потенциального конфликта интересов.

Очень часто на практике игнорирование этих требований приводит сразу к двум отдельным нарушениям: неуведомление о потенциальном конфликте интересов и действиях в условиях реального конфликта интересов, за каждое из которых предусмотрена отдельная ответственность.

Например, в рассматриваемом случае, если бы такой Указ появился бы без уведомления НАЗК, это привело бы к нарушению в части уведомления о потенциальном конфликте интересов и действиях в условиях реального конфликта интересов.

Попутно еще замечу, что два последних требования в законе явно противоречат одно другому. Так, с одной стороны закон прямо запрещает любые действия в условиях реального конфликта интересов. С другой допускает такие действия при условии принятия мер для урегулирования конфликта интересов.

Что же это за меры? Ответ на этот вопрос дает статья 29 закона, которая разделяет меры по урегулированию конфликта интересов на самостоятельные и внешние.

Так, часть вторая этой статьи предусматривает, что лицо, у которого имеется реальный или потенциальный конфликт интересов, может самостоятельно принять меры по его урегулированию путем избавления от соответствующего частного интереса с предоставлением подтверждающих это документов непосредственному руководителю или руководителю органа, к полномочиям которого принадлежит увольнение/инициирования увольнение с должности.

Очевидно, что в данной ситуации самостоятельно Президент урегулировать такой конфликт не может.

А что с внешними мерами? А к внешним мерам по урегулированию конфликта интересов относятся:

  1. устранение лица от выполнения задания, совершение действий, принятия решения или участия в его принятии в условиях реального или потенциального конфликта интересов;
  2. применение внешнего контроля за исполнением лицом соответствующего задания, совершением им определенных действий или принятия решений;
  3.  ограничение доступа лица к определенной информации;
  4. просмотра объема служебных полномочий лица;
  5.  перевод лица на другую должность;
  6.  освобождение лица.

Что из этого теоретически можно было бы применить в рассматриваемой ситуации? Очевидно, что только внешний контроль. 

Ок, давайте посмотрим, как он урегулирован законом.

Этому посвящена статья 33 закона. Согласно этой статьи внешний контроль как раз и применяется в тех случаях, когда ни уволить, ни перевести, ни как-то еще решить проблему с конфликтом интересов невозможно. Но при этом согласно части второй статьи 33 закона внешний контроль осуществляется только в следующих формах:

  1.  проверка работником, определенным руководителем органа, предприятия, учреждения, организации, состояния и результатов исполнения лицом задачи, совершение им действий, содержания решений или проектов решений, принимаемых или разрабатываются лицом, или соответствующим коллегиальным органом по вопросам, связанным с предметом конфликта интересов;
  2. выполнение лицом задачи, совершение им действий, рассмотрение дел, подготовка и принятие ею решений в присутствии определенного руководителем органа работника;
  3. участие уполномоченного лица Национального агентства в работе коллегиального органа в статусе наблюдателя без права голоса. 

    Увы, но Президент – и не работник в организации (и у него нет руководителя), и не коллективный орган, при вынесении решения которым было бы возможно присутствие представителя НАЗК. А других, применимых к данному случаю способов внешнего контроля, закон не предусматривает.

С другой стороны, отказывать заслуженному человеку в присуждении абсолютно заслуженной пенсии только потому, что закон не дает возможности это сделать без, пусть и формального, но коррупционного правонарушения Президентом – тоже неправильно. 

Очевидно, что надо в срочном порядке вносить изменения в закон, чтобы урегулировать такие случаи. 

Я бы предложил в таких ситуациях предусмотреть в законе необходимость предварительного уведомления НАЗК с оценкой последнего обоснованности принятия решений. Ведь в данном случае вполне очевидно, что вся предварительная законная процедура выдержана, а функции Президента чисто церемониальные.

Первоисточник.
Публикуется с разрешения автора.