Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Молодой дружный коллектив. Как чувствуют себя на рынке труда те, кому за 40

Молодой дружный коллектив. Как чувствуют себя на рынке труда те, кому за 40

Став на один день пекарем, бывший главный редактор понял, что не так с украинскими рынком труда

6910

Каждый, кто терял работу после тридцати пяти, думаю, испытывает нервный тик, читая вакансии с подводящей итог пометкой "вас ждёт дружный молодой коллектив". Когда в 2012 году руководство журнала, в котором я работал, волевым решением расформировало редакцию, мне было 42, сейчас почти 46. И все эти четыре года мне приходится сталкиваться с "любовью к молодым и рьяным" и констатацией "бестолковости дряхлых стариканов". В принципе, возрастная дискриминация на рынке труда — не новость. Офисная работа всегда считалась престижной, а в 1990-х, когда большинство производств закрылось, она вместе с торговлей стала едва ли не единственным полем для самореализации. Результат — переизбыток соискателей, потеря высококвалифицированными специалистами рабочих мест в условиях перманентного кризиса и предпочтение пусть не обкатанной, зато не умеющей просить прибавку молодёжи.

Казалось бы, сложилась благоприятная ситуация для работодателей, желающих привлечь на производство ответственных работников, готовых трудиться всерьёз и долго. Да и онлайн-ресурсы, публикующие базы вакансий, пестрят призывными заголовками: "Брось себе вызов! Выйди из зоны комфорта! Кардинально поменяй род деятельности!" Вопрос в другом: чем готовы ответить владельцы производственных мощностей безумству храбрых?

Для всех, кто подобно мне, успешно проработал в одной сфере более десяти лет, кардинальные перемены сопоставимы с цитатой Ницше: "Если жизнь не удаётся тебе, если ядовитый червь сомнения пожирает твоё сердце, знай, что удастся смерть". Для меня "смерть" обернулась возможностью пройти стажировку пекарем в одном из супермаркетов столицы. С порога менеджер по персоналу предупредила, что у них две смены по двенадцать часов. Притом, что в незавидном советском прошлом круглосуточное производство делилось на три смены. А далее открылась страшная истина: на многих предприятиях ничего не слышали о трудовом законодательстве. И дело не только в неоплачиваемом отпуске (с этим мы сталкиваемся повсеместно), но и в неоплачиваемом больничном. То есть получил пекарь серьёзный ожог, махнул обвальщик мяса топором не глядя, да хоть бы и просто добираясь на работу в гололёд, сломал себе ногу-руку, работодатель не при чём — он хладнокровно обрекает сотрудника на голодные месяцы, а то и полугодия. В крайнем случае неосмотрительного работника великодушно не уволят. Соответственно, нет никакого оформления по трудовой — так, трудовое соглашение с сомнительным обещанием пенсионных отчислений.

"К пяти вечера я уже ничего не думал: защемление нерва под лопаткой, боль в пояснице, запястьях и, увы, уже не первый пот. Полагаю, у сотрудниц пекарни, много лет созидающих продукт, который всему голова, с варикозом, тромбозом и сколиозом всё в порядке"

Не меньше впечатлила и маниакальная рачительность незримых хозяев торговой сети. Они явно "повёрнуты" на потенциальном воровстве сотрудников. Вход на предприятие через КПП, охранник тщательно описывает ваш обеденный судок: два битка, помидор, огурец — заносит перечень в журнал, вы с ним на пару расписываетесь, а вот сигареты с зажигалкой придётся оставить. Купил в маркете бутылку воды или шоколад, выходи через кассу и к охраннику с чеком на подпись. Кстати, самого понятия "обед" не существует. Есть время с двух до трёх часов дня, в которое можно выкроить минут пятнадцать, пока тесто подходит. Когда я, улучив этот момент, давился варениками, за соседним столом дремали женщины из рыбного отдела.

Заверив, что тандыр — самая простая, начальная, стадия обучения, начальник производства поставила меня на выпечку лаваша. И начались упражнения по взвешиванию каждой порции, формированию лепёшки, приданию ей необходимого размера и формы. На удивление, самым сложным моментом оказалось вытаскивание 20–40 кг теста на рабочий стол. Сколько ни посыпал руки мукой, дружелюбная масса по-родственному не отпускала. Время от времени ко мне подходили женщины-пекари и, расплываясь в улыбках, спрашивали: "Ну как?" А мне слышался один и тот же безмолвный вопрос: "Зачем ты сюда пришёл?" Вот баба Катя с бабой Верой на полусогнутых ногах то перетаскивают заготовки булок с маком, то вынимают из печи тяжёлые противни, то обмазывают тесто яичным желтком и поливают шоколадной глазурью, то вновь делят замес на порции. И так четыре-шесть циклов за смену, каждый из которых подразумевает от трёх до семи операций с тестом. Да и никакие они не бабы, женщины слегка за пятьдесят, просто ежедневная усталость окончательно стёрла остатки молодости. "Да, за двенадцать часов у нас негде присесть! — бойко комментирует отсутствие лавок и стульев начальник. — Это чтобы не было простоя. Да мне самой их жалко! Они у нас как зомби. А вы как думали? Это же адское производство!"

"Исключительно "молодой дружный коллектив" — это путь в никуда, поскольку не предполагает обмена опытом"

К пяти вечера я уже ничего не думал: защемление нерва под лопаткой, боль в пояснице, запястьях и, увы, уже не первый пот. Полагаю, у сотрудниц пекарни, много лет созидающих продукт, который всему голова, с варикозом, тромбозом и сколиозом всё в порядке. Благородный труд Великих Женщин. А главное, абсолютно незаметный для потребителя, не говоря уже о владельцах производства. Возникает закономерный вопрос: могут ли пекари за свою изнурительную работу позволить себе достойный отдых, скажем, в той же Европе? Сомневаюсь. По супермаркетам столицы разлёт ставок пекаря от 4600 до 5200 грн. Захочешь иметь на тысячу больше — иди в ночную.

Я не знаю, то ли мои неловкость и медлительность были тому причиной, а может, вселенская скорбь в глазах, но к концу первого и последнего дня моей стажировки начальник производства вынесла вердикт: "Это не ваше!" Честно признаться, было горько и стыдно, и в первую очередь перед моей наставницей по лавашам, ведь ей так нужен был сменщик. Но недоумение, которое вызвала у женщин-пекарей моя попытка влиться в их коллектив, можно понять: каждый из нас, достигнув определённого возраста, должен заниматься тем, что делал много лет и в чем преуспел. А то, что молодым везде у нас дорога, безусловно, здорово, но исключительно "молодой дружный коллектив" — это путь в никуда, поскольку не предполагает обмена опытом. Ребята чуть за двадцать легки на подъём и щедро фонтанируют идеями, но не всегда способны их воплотить. Что же касается нехватки кадров на предприятиях, то объясняется она не тем, что все стремятся прохлаждаться в офисе, а отсутствием человеческих условий и достойного вознаграждения за труд.

70
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.