Новый Колизей. Чем споры в соцсетях напоминают бои гладиаторов в Древнем Риме

В смене популярных сетевых приложений и особенностях их интерфейса отображается динамика представлений об уместном и желательном во взаимодействии людей друг с другом.

Например, Живой журнал обладал развитой системой комментирования и поощрял неспешные, основательные открытые диалоги на десятки ветвей; обсуждения эти впоследствии могли представлять интерес не меньший, если не больший, чем сама публикация.

Фейсбук сократил систему комментариев до прожиточного минимума молодой демократии и затруднил возврат к старым публикациям; комментирование в фейсбуке обрело черты иай-дзютцу, породив замечательный принцип "увидел публикацию, тут же, пока текст не унесло лентой, высказал своё мнение, и немедленно забыл об этой публикации навсегда".

И, наконец, Телеграм, в котором многие видят преемника дряхлеющего порождения Цукерберга, по умолчанию не предполагает публичных обсуждений представленного текста. 

Увидел публикацию – определись, палец вверх или палец вниз, с нами или против нас. Хочешь поговорить – марш в приват; а на публике изволь молча продемонстрировать палец и не умничай тут, это чужой канал, тут тебе не это.

В этой динамике видится распространение тотального нигилистического релятивизма массового сознания, продвигаемого под видом терпимости. 

Он выражается в представлении о равноценности и равноистинности любого высказанного мнения – "у каждого своя правда", "любое мнение ценно" и тому подобные "перлы мудрости", – и формирует представления о неприемлемости оспаривания высказываний собеседника. Допустимым остается лишь согласие или несогласие. За или против.

Как у древних римлян на боях в Колизее. Палец верх или палец вниз.

Убить – или пусть пока еще поживет немного.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.