Порохоботы без работы. Как повлияет на перспективы Порошенко разгром его ботоферм в интернете

Одна из ключевых новостей последних дней — о том, как Facebook заблокировал в Украине ботофермы, работавшие в плюс на Петра Порошенко и его партию "Европейская солидарность". 

Технически это выглядело так: отдел Facebook, занимающийся мониторингом "скоординированных усилий, отметил намеренно сгенерированную гиперактивность профилей, разгонявших плюсовые тезисы в пользу Порошенко и минусовые — в сторону Зеленского.

 Анализ показал, что "заказчиками" ферм являются партия Европейская солидарность, ОО "Справа громад", ОО "Антикоррупционный блокпост". В частности, было удалено 72 аккаунта, 35 страниц в Фейсбук, а также 13 аккаунтов в Инстаграме.

Начнать, пожалуй, стоит с определения ботофермы. Итак, ботоферма — это организованная группа людей, которые пишут оплачиваемые посты/сообщения/комментарии, выгодные заказчику и публикуют их в интернете (в первую очередь — в социальных сетях) со специально созданных аккаунтов.

Простыми словами, политики используют данную технологию в трех основных целях: повысить свой рейтинг, понизить рейтинг оппонента, и в целом, повысить узнаваемость себя и партии.

 Отмечу, что если последнее десятилетие 20-го века все политические технологии, применяемые в Украине, копировались сиз практики Российской Федерации, то ботофермы — инструмент новой эпохи, 21-го века, скопированный с Запада и ознаменовавший переход к диджитал-тенденциям.

 С одной стороны, это хороший тренд, ведь инновации позволяют составлять нейропсихологический портрет избирателя и многое другое. Плохо то, что там, где нужно, в первую очередь, применять инновации (например, переход к электронной системе выборов) — политики пасуют, им это не выгодно. А таким механизмам, как ботофермы, где за небольшой бюджет без лишних усилий можно поднять популярность — они всегда рады.

На президентских и парламентских выборах 2019 года ботофермы использовали все ключевые кандидаты. В целом, и Зеленский, и Тимошенко, и Ляшко, и Смешко, и Вакарчук — все украинские политики высшей лиги любят искусственные дифирамбы в соцсетях. 

Некоторые из них не перестают это делать и сейчас — откройте прямую трансляцию Юлии Тимошенко в ФБ и вы окунетесь в водопад комментариев с сердечками и признаниями в любви. (Это притом, что и мы, и сама ЮВТ знаем, что электоральное ядро Батькивщины смещено вдаль от Фейсбука в сторону сельской беспроводной глубинки и людей предпенсионного и пенсионного возраста. То есть, конверсионность этой технологии очень сомнительна).

Отмечу отдельным пунктом, что ботофермы являются очень дешевым инструментом относительно других. Например, покупка 1000 подписчиков может стоить 100 гривен. То есть, грубо говоря, чтобы у аккаунта политика в Фейсбуке появилось полмиллиона фоловверов (внушительная цифра, не правда ли?), ему нужно потратить 1800 долларов.

 Грубо говоря, это сумма десятитысячного тиража листовок, или пятисот сухпайков для пенсионеров. Только вот, листовки и сухпайки быстро раздадут, и их конверсия на выборы будет незначительна, а радужная цифра в полмиллиона подписчиков будет удивлять каждого новичка, вошедшего на профиль политика.

Нам важно понимать этот нюанс, анализируя то, почему команда Порошенко не упустила возможность дополнительного пиара в соцсетях. 

Потому что, во-первых, так делали все топовые политики в Украине, во-вторых, это реально дешево, и, в-третьих, это был идеальный вариант накрыть валом критики Зе-команду (а как же упустить такой шанс?).

Только третий пункт нужно было реализовывать с других аккаунтов, не задействованых в прямом пиаре Порошенко. Это надо было делать инкогнито, но техническая безолаберность (или просто безграмотность), простыми словами, "спалила" команду великих технических инноваторов бывшего президента.

 Не верите? Зря. Facebook отмечает, что сеть ботоферм распространяла медиаматериалы и тексты с официальных страниц партий и политиков, оставляла комментарии и ставила лайки. Значит, вопрос аутентичности даже не стоит.

Не стоит удивляться тому, что Порошенко ринулся в погоню за дополнительной популярностью и выбрал для этого столь прямолинейный инструмент. Наш пятый президент всегда славился любовью к классическим "колхозным" технологиям (гречка, админресурс, карусели, подкуп — пресловутая "сетка").

 Как и на примере с Тимошенко, ботофермы не приносили Порошенко глобальный плюс к результату на выборах, но запускали маховик обсуждений. 

Соответственно, это могло выступать косвенным инструментом незначительного повышения явки. И, в целом, вовлеченности людей в избирательный процесс.

Добавлю, что реакция команды Порошенко на обсуждаемую нами новость выглядит очень предсказуемо. Так, соратник Порошенко Юрий Бирюков раскритиковал решение Фейсбука, утверждая, что "мы и дальше будем координировать свои действия для отбивания информатак". 

В общественной организации Справа громад обвинения опровергли, а саму ситуацию назвали "спланированной бот-атакой, организованной действующей властью". В организации также подчеркнули, что подача массовых необоснованных жалоб администраторам соцсетей была скоординирована спецслужбами Украины, которые возглавляют близкие к Зеленскому люди, по команде из Офиса президента.

Актуальным остается вопрос: будет ли иметь разгром ботоферм большое влияние на динамику рейтинга Порошенко в свете вероятности досрочных парламентских выборов? 

Склоняюсь к тому, что нет. Фейсбук, объективно, умирает, как политический инструмент. У каждой социальной сети есть своеобразный срок годности, и у Фейсбука, похоже, он заканчивается. Далеко не лучшие времена переживает и Твиттер. Набирают обороты сейчас другие площадки, среди них — ТикТок, Инстраграм и Телеграм.

В части же медиаресурсного обеспечения партии ЕС в вопросе возможности внеочередных парламентских выборов, тоже больших изменений не предвидится.

 Приняв решение педалировать эту тему, на создание новой ботофермы уйдет не более недели. Если, конечно, она покажется актуальной после очередного фиаско команды Порошенко.