Колесниченко: Гавриш - уникальный политколобок

Народный депутат от Партии регионов Вадим Колесниченко считает, что критика бывшего первого заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Степана Гавриша в адрес власти является местью за то, что его сократили с СНБО

Об этом он заявил, комментируя заявление Гавриша о том, что команда президента мешает воплощать реформы, сообщает УНИАН.

«В аппарате СНБО во времена Ющенко Гавриш занимался контролем над торговлей украинским оружием. Хотя какой там контроль? Собрали под Гавриша десяток чиновников с разных ведомств и выдавали согласование на каждый контракт», - цитирует Колесниченко пресс-служба Партии регионов.

«При Януковиче систему изменили - отдали, как это должно быть, контроль на Кабмин. Гавриш остался без дела, а его должность да и его самого впоследствии сократили. Теперь направился в оппозицию», - прибавил депутат.

По словам Колесниченко, пока Гавриша «полтора года держали в аппарате СНБО, все было хорошо. Как сократила его Раиса Богатырева – теперь критикует власть».

«Вообще Гавриш - уникальный политколобок: смог перекатиться от Медведчука к Ющенко, еще и при Януковиче определенное время удержался на должности», - заявил он.

Другой депутат от Партии регионов Владислав Лукьянов сообщил, что Гавриш пытается вернуться в Верховную Раду по собственному избирательному округу в Чугуевском районе Харьковской области.

«Вот только, проблема политической идентификации «ничейного» Гавриша вынуждает его искать новых политических партнеров. Именно отсюда растут корни упреков о судьбе рассмотрения дела Тимошенко в Европейском суде. Может, заметят? Официально в БЮТе господин Гавриш еще ни разу не был», - отметил депутат - регионал.

Как сообщал УНИАН, в субботу в интервью Радио «Свобода» Гавриш заявил, что «повестку дня» в Украине формирует Юлия Тимошенко.

По его словам, «после того, как (еврокомиссар) Фюле приехал в камеру главного оппозиционера страны, стало понятно, что в стране два центра влияния и два центра формирования настроений граждан: официальный и неофициальный».

В то же время он выразил убеждение, что диалога власти и общественности нет, «и никаких предпосылок прогнозировать, что он может возникнуть, не существует».