Станислав Белковский: Станет ли Донбасс вторым Приднестровьем после Минска-2

2015-02-13 17:15:00

7579 0

Российский политтехнолог и глава Института национальной стратегии Станислав Белковский прокомментировал для Focus.ua итоги переговоров в Минске

В минских переговорах №2 нет ни выигравших, ни проигравших. Нет и ничего качественного нового по сравнению с договорённостями 19 сентября прошлого года. Новые результаты дублируют предыдущие, кроме того, остаются большие проблемы с имплементацией этих соглашений. Контроль над границей в Донецкой и Луганской областях остаётся за Россией — это означает, что перемещение войск и вооружений находится полностью в руках Москвы, и в любой момент, под любым предлогом возможен новый виток военной эскалации.

Очевидно, что речь идёт о создании Приднестровья-2, то есть территории, де-факто не подконтрольной Киеву, и в этом смысле все остальные законы — об особом статусе Донбасса, про выборы на этой территории, про амнистию — стоят не больше бумаги, на которой они напечатаны, поскольку контролировать выполнение этих законов Украина не сможет. Это объективный результат случившегося, но не является качественным ухудшением после 19 сентября, потому что Минск-2 концептуально полностью повторяет, за исключением некоторых нюансов, Минск-1. И, конечно, эти договорённости не ведут к прекращению войны, потому что война в Украине и сама Украина не являются самоцелью для Владимира Путина. Для него важно принудить Запад к переговорам о судьбах мира и частично восстановить Ялтинско-Потсдамский миропорядок с фиксированными сферами влияния, который рухнул после крушения Берлинской стены и распада СССР.

Показательно, что в документах не упоминаются аббревиатуры "ЛНР" и "ДНР". Изначально все понимали, что эти псевдообразования не представляют для Путина никакой ценности. Они для него всего лишь рычаги для дестабилизации ситуации в Украине и для давления на США и Европу, не более того. На этом этапе для Путина важно было продемонстрировать лицо миротворца, потому что он хотел избежать новых санкций. И в какой-то степени ему это удалось — Олланд и Меркель поддержали его в этом качестве, хотя, на мой взгляд, ничего такого, что свидетельствовало бы о миротворческой линии, Путин не сделал.

Очередной виток эскалации в Донбассе в феврале был связан с отменой саммита в Астане 15 января, где, по мнению Путина, и должен был восстановиться этот диалог, а также последующим неприглашением Путина на 70-летие освобождения "Освенцима", где российский президент также хотел поговорить со своими коллегами. Сейчас он добился своего, потому что переговоры возобновились, их участники готовы воспринимать Путина как потенциального миротворца, а не врага.

В этом смысле Минск-2 — определённый психологический успех президента РФ. Но если он будет видеть, что Запад не идёт навстречу в важных для него вопросах, в частности жизнеобеспечения Крыма и Приднестровья, то он сможет возобновить войну, ссылаясь на то, что формально какие-то пункты договорённостей, достигнутых 12 февраля, украинская сторона не выполняет. К тому же Путин по-прежнему не признан стороной конфликта, так что Кремль всегда может сказать, что новые боевые действия ведутся сепаратистами по их собственной инициативе, а Москва является не спонсором, а миротворцем и посредником при достижении компромиссов.

Для Украины главный риск — это возобновление войны в любой момент. Перемирие объявлено с нуля часов 15 февраля, а не прямо сейчас, что было бы вполне логично, если все участники переговоров, как они сами утверждают, стремятся к миру. За это время сепаратисты при поддержке России попытаются полностью взять под контроль Дебальцево, которое является важной тактической целью, учитывая, что это транспортная точка между Донецком и Луганском. Риск, что эти силы пойдут дальше, достаточно велик, но это будет зависеть от дальнейшего диалога между Путиным и Западом. А на нынешнем этапе Путину важно было добиться как раз возобновления прямых контактов с западными лидерами. И он этого добился.

В договорённостях практически нет ни одного пункта, который бы противоречил интересам Путина. Он сохраняет контроль над границей, он избежал статуса стороны конфликта, что для него очень важно. Он возобновил прямой диалог с Западом и сохраняет возможность продолжать войну, когда пожелает. То есть Путин не имеет ни одного серьёзного поражения.

Loading...