Поиск

25 оттенков ЗЕ. Главные тезисы из большого интервью Владимира Зеленского

2019-04-18 12:55:00

6088 29
25 оттенков ЗЕ. Главные тезисы из большого интервью Владимира Зеленского

Фото: 5.ua

Фокус выбрал главные тезисы из интервью кандидата в президенты

Кандидат в президенты Украины, победитель первого тура Владимир Зеленский в интервью РБК-Украина, которое он, кстати, проиграл в настольный теннис, высказал свое мнение о ряде проблем, которые стоят перед Украиной, ее народом и властью. Предлагаем вашему вниманию тезисное изложение ответов на вопросы Зеленского изданию.

Власть не должна вмешиваться в работу СМИ

"В принципе, средства массовой информации должны быть максимально свободными. Пресса должна быть независимой экономически, коммерчески. Чтобы ее нельзя было проплачивать – статьи, издания, программки на телевидении. Мы думаем об этом, работаем над законопроектом, чтобы телевидение было свободное. Чтобы они находили не только деньги с рынка. Я бы хотел максимально искать западные инвестиции для инвестирования в свободу слова".

Запрет российских соцсетей не принес результата.

"Чего мы добились? Наши начали обходить запрет. Вы это знаете прекрасно. Украинцы обходят. Эта ситуация – я ее называю "парковки в Киеве". У меня когда-то забирали машину, а сейчас штрафуют. Не там припарковался, например, – оштрафовали. Ты мне дай парковки, а потом жестко меня наказывай, когда я не выполняю закон. Точно такая история и здесь. Ты дай людям платформу – вот где украинцы, где мы общаемся, где у нас одинаковое мировоззрение – и "хлопни" те".

 О декоммунизации

"В целом, я нормально отношусь к ней. Общество выбрало, и – нормально. Есть неоспоримые герои. Степан Бандера – герой для какого-то процента украинцев, и это нормально и классно. Это один из тех людей, которые защищали свободу Украины. Но я считаю, что, когда мы такое количество улиц, мостов называем одним и тем же именем – это не совсем правильно. Кстати, дело не в Степане Бандере. Я могу то же самое сказать и о Тарасе Григорьевиче Шевченко. Я очень уважаю его потрясающее творчество. Но мы же с вами должны помнить о героях сегодняшних, о героях искусства, о героях литературы, просто о героях Украины. Почему мы их именами не называем – героев, которые сегодня объединяют Украину? Такой накал в обществе, что нужно делать все возможное, чтобы объединять Украину. Как-то меня спросили, а чего именем Андрея Шевченко не назвали какую-то улицу? Для меня он герой...".

Языковой закон еще необходимо изучить, а людям объяснить его суть.

"Во-первых, его надо глубоко изучить. Потом я хочу узнать мнение общества по поводу этого закона. Любой закон сегодня можно онлайн с живыми людьми проговорить. Ребята, у нас есть тут раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь моментов, таких-то и таких-то. Сказали, посмотрели. И я думаю, сама Верховная рада не знает ответы на какие-то вопросы, которые беспокоят общество… Сегодня мы хотим этот закон, мы хотим защитить украинский язык, и это нормально, это язык этой страны, это государственный украинский язык. Кто-то, в то время, пока вы принимаете закон, какие-то кучки людей рассказывают: "Вы знаете, что там за закон? Вы знаете, что вам всем нельзя будет говорить по-русски, или по-татарски, по-польски, где-то на Закарпатье по-венгерски". Никто ничего не объясняет".

О медицинской реформе

"Кто вообще спросил у людей, а как мы из села доедем в эту больницу? Потому что теперь скорая помощь не приезжает, а у моего ребенка 39, а даже если 37, и эта бабушка с этой внучкой, у нее сердце хватает, к ней не едет скорая помощь, потому что у нас такая реформа…"

Власти должны постоянно поддерживать контакт с людьми.

"Это очень важный момент – говорить с людьми. У нас ни Верховная рада, ни президент, ни премьер-министр не являются акционерами реформ, акционерами этой страны, акционерами Украины. Мы с вами (ну пока я еще не президент), мы все граждане – акционеры Украины. И, пожалуйста, будь добр – со мной обсуждай все. Почему очень многие реформы, которые получились или не получились в других странах, имели разные отзывы в обществе и некоторые хорошие вещи сразу не принимались, а потом смогли их протолкнуть через десять лет? И потом они поняли - да, правильно, надо было тогда это делать. Потому что не было контакта с людьми. Я могу понять, раньше, у людей прошлого поколения не было всех источников связи с обществом: интернета, телевидения. Сейчас много всего - много журналистики, много блогеров, много всего сейчас можно донести людям. Какая проблема? Открытая платформа, общайтесь с людьми… Коммуницировать должны все топовые менеджеры страны. Люди должны в любой момент в телефоне задать вопрос чиновнику. Это не важно, там у него может быть служба, которая смотрит, отвечает, один человек не справится с таким приемом информации. Но, если ты министр инфраструктуры…Я не могу знать, что на такой-то дороге дыра, я не могу знать, но я министр, я дам по шапке любому, в любом регионе, если я буду знать. Я не знаю, ребята, добьемся ли мы всего этого за пять лет, если мы выиграем. За пять лет, потому что это моя позиция – мы приходим на пять лет".

Квоты на украинский язык останутся, но русскоязычное телевидение забирать у людей нельзя.

 "Я очень хорошо понимаю этот закон. Поэтому у меня есть вопросы. Квоты останутся. Вопрос, какие они должны быть? Даже не так. Там вопрос в регулировании этих квот. Там есть хитрость, дополнение с этими квотами. Вообще: больший процент украинского языка, а дальше – разные языки, потому что там надо давать возможность каждому языку. Потому что у нас реально большое количество людей говорит по-русски. Нельзя у них забрать русскоязычное телевидение. У нас есть люди, которые говорят и на других языках. Никто отменять квоты не будет, но есть регулирование".

"Те люди, которые принимали этот закон, они не совсем телевизионные специалисты, мягко говоря... Если бы вы снизили налоги для всех телевизионных крупных медиа разных компаний, которые долгие годы делали, в силу рынка и в силу отношений в СНГ, материалы на русском языке... Если бы вы пришли к ним и сказали: смотрите, ребята, вот перед вами два фильма. Фильм, который сделан украинском языке – налог 10%. Фильм, который делается на русском языке – оставляем налог какой был. Вы считаете, что нужны были бы квоты? Я вам отвечу очень быстро. Через год я как бизнесмен и все крупные телевизионные бизнесмены без закона про квоты, без этих палок, перешли бы в основном на украинский язык и все".

Населению Украины необходимо объяснять позитивные стороны вступления в НАТО.

"Мы выбрали направление в Европу, однозначно, мы хотим быть не совком, мы хотим быть европейским государством. НАТО – класс, безопасность, уровень армии, все понятно. Но я хочу объединить страну. Я буду каждый день записывать видео к восточным регионам Украины и говорить им: смотрите, НАТО – не зверюга, не проглотит вас. Пусть люди думают, пусть начнут читать об этом, пусть начнут изучать.

Если вы поговорите с европейцами, не буду называть их, чтобы не бросить тень, они вступали в НАТО точно в тот момент, когда знали, что очень высокий процент, в некоторых странах восемьдесят процентов было, за НАТО".

О религиозности.

"Вопрос религии – номер один. Мы никогда не обсуждаем вещи, которые раскалывают семьи и общество. Я никогда это не делаю. Никогда. Но я верю в Бога, если про это вопрос… Но это мое личное дело, мое внутреннее. И транслировать на весь мир, по телевизору, честно говоря, это я не хотел бы. Потому что мой разговор с Богом я предпочитаю решать тет-а-тет".

О законе про импичмент

"Я не держусь за пост, я не держусь за должность. Поэтому, кстати, один из главных и первых законов, которые ждало общество 28 лет, и мне непонятно, почему его нет, во всем цивилизованном обществе есть закон про импичмент. Я сам иду навстречу. Не мне предлагают депутаты Верховной рады или там какие-то отдельные мужи чиновничьи. Нет, я сам этого хочу. Почему? Потому что есть цивилизованный путь, как убрать человека, который, по мнению общества, стал недостаточно достоин их выбора".

Зеленский допускает роспуск парламента в случае своей победы, но "ломать закон" для этого не будет.

"Я боюсь, что я не успею. Я ломать закон не буду, нарушать закон не буду. Если мы успеем в сроки за шесть месяцев до следующих выборов, когда мы имеем право распустить парламент…, то будем думать. Но вы же понимаете, что нам это выгодно".

Президент Петр Порошенко находится в оппозиции к народу Украины.

"Сегодня он сегодня самый главный лидер, и он в оппозиции к народу Украины. Вот это самое страшное, что есть. Я бы на его месте, – я слава богу, не на его месте – после такого феерического ответа общества по доверию к президенту, ушел бы из политики. Он человек обеспеченный, он человек богатый, он может унести с собой в памяти те заслуги, которые он сделал для Украины. Я думаю, какие-то вещи оценит, какие-то вещи общество не простит. Я поэтому сказал "я бы на его месте", со своими моральными отношениями. В положительных, порядочных, демократических странах такие люди уходят из политики, просто уходят. И это правильное решение".

Об уголовном преследовании представителей нынешней власти.

"Если они виновны, однозначно. Есть Свинарчуки и так далее, которые грабили нашу армию, поднимали себе деньги на крови ребят. Однозначно. Я думаю, что будет большой ошибкой, если действующий президент будет мешать нам это делать".

Президент не должен управлять Верховной Радой.

"Не собираюсь управлять парламентом, потому что это неправильно. Давить на судей или антикоррупционные органы, как это делает действующая власть просто по телефону, я этим заниматься не собираюсь… Управляемая Рада, неуправляемая Рада… Прежде всего, она не должна быть управляемой президентом. Чего вдруг президент должен ею управлять? Это – законодательный орган… Все, что я смогу сделать в рамках своих полномочий, общество это увидит. Я думаю, оно должно оценить. Я подаю законопроект про снятие неприкосновенности с депутатов, президента, судей. Например, ВР не делает этого. Дальше я сделаю такое обращение, после которого все эти депутаты увидят встречи с их избирателями… Вы знаете, какое у нас общество. В чем проблема? Я не понимаю".

Офис Администрации президента на Банковой необходимо заменить на оpen space

"У нас есть возможность разобраться с Администрацией президента, как минимум. Чем там вообще люди занимаются сейчас? Почему их столько много? Куда уходят такие деньги? Откуда такие бюджетные затраты на Администрацию? Кстати, я бы хотел съехать с Банковой. Я сказал своим ребятам - ищите какой-то оpen space, какой-то unit интересный… Да, я хочу"

О коалиции "Слуги народа" в парламенте.

"С бывшими "регионалами" Бойко и Медвечуком, также как и с Петром Порошенко объединяться не будем… Я думаю, что нас с вами вообще удивит появление некоторых партий в новом парламенте, если мы победим… Просто они появятся. Как и я появился. Просто появятся люди. Я уверен. Ну, чего Вакарчук же там говорил, что он хочет идти… Это проблема его неуверенности. Но я думаю, что он пойдут в Верховную Раду, и может быть он сможет там объяснить своим людям, которые его сторонники, что он – демократические силы. Потом, Гриценко же пойдет? Гриценко пойдет, с Садовым они пойдут. Вот. Я бы хотел, чтобы мы набрали большинство".

Об Арсене Авакове

"До последних трех-четырех недель фактически не общался. Пару раз в жизни. Тема моего очень серьезного общения связана с безопасностью. К сожалению, не только моей, но и с безопасностью моей семьи. Мне поступают угрозы. Но говорить о политических союзах пока рано".

В переходе к парламентской республике нет необходимости. 

"Я вообще плохо отношусь к глобальным изменениям главного закона Украины – Конституции. Я в принципе к этому плохо отношусь. Парламентская республика в нашей стране – это может быть, в принципе, та же узурпация власти. Все-таки разделение власти, мне кажется, в нашей стране дает этот баланс в обществе".

О президентских привилегиях.

"Пускай в правительственных  резиденциях живут детки какие-то. Я не вижу в них вообще никакого смысла. Мы с вами ездим, допустим, в Европе по экскурсиям, и видим старые резиденции больших королей. Ну что это сейчас? Это все для экскурсий... Дороги для меня перекрывать не будут. Я буду точно стоять в пробках. Есть два варианта. Первый. Я перенесу туда резиденцию, где нет пробок. Просто перенесу из Киева. Три президентских самолета? Продать. К чертовой матери. Я хотел бы летать на рейсовом самолете".

О Коломойском, Ахметове и Хорошковском 

"В политический период я к Коломойскому не летал. Общаюсь с ним не часто. Только по бизнесу. . Если, допустим, Игорь Валерьевич, прикрываясь моим именем, будет решать какие-то свои вопросы – в "Укрнафте", в судах, буду с ним разговаривать об этом. Жестко. Моим именем прикрываться невозможно. Я считаю, что это неправильно…".

"Я никогда не общался, честно говоря, с Ахметовым. Мы на паре вечеринок здоровались и все".

"С Валерием Хорошковским отношений сейчас нет. Были нормальные. Он был собственником канала "Интер", генеральным продюсером которого был я. Потом мы разошлись".

Путин – враг, амнистии для боевиков и особого статуса для ОРДЛО не будет.

"Путин для меня  враг. Закон об амнистии боевиков я не подпишу. У оккупированной части Донбасса не должно быть особого статуса. Я очень надеюсь информационно вернуть этих людей в состояние, что они нужны Украине также, как Украина нужна им, и что они такие же украинцы. Но нужно будет сделать очень много гуманитарных шагов. Много всего. Вы же понимаете, что поставлен забор. Стены вроде как нет, но она информационно страшная. Эти люди на тех территориях, которые не получают пенсии… И то, что мы с ними не говорим – это самое страшное. Одна из идей наших – это отдельный большой европейский медиа-портал, который вещает на русском языке, который показывают во всей Европе, который говорит правдивые вещи и сообщает о событиях в Украине, которые они хотят слышать. Пустить этот импульс, протянуть им руку помощи, сказать: мы вас ждем, смотрите, вы сейчас в заложниках. Вот, что надо говорить. Это наши заложники там".

О легализации оружия.

"Я против легализации оружия... Легализация оружия сегодня в Украине, в стране, где идет война, это неправильно..."

О легализации медицинской марихуаны.

Медицинская марихуана, я считаю, что это нормально, в капельках она продается. Я, кстати, консультировался по этому поводу с Евгением Олеговичем Комаровским. За легалайз капелек – да.

В Украине можно создать свой Лас-Вегас.

"Секс за деньги? Честно говоря, парни, я думаю, что у нас есть возможность, и я сейчас отвечу на все предыдущие вопросы, сделать Лас-Вегас. Общество было бы не против, и налоги бы платили. Дать возможность какому-то городу, какой-то территории и там все это открыть... Пожалуйста, там тусите. Это же не закрытая будет территория. Можно этим самым поднять какой-то город, в который никто не приезжает и там - пожалуйста".

Аборты – запрещать нельзя

"Я считаю, что аборт человек выбирает сам, пожалуйста. Я считаю, что запрещать нельзя. Зачем вообще нам с вами проговаривать, что запрещать?".

 

 

Комментарии

Оставлять комментарии могут только подписчики. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.