Отказ от срочной службы и судьба Укроборонпрома: главные тезисы из интервью министра обороны

2019-09-24 15:00:00

665 19
Отказ от срочной службы и судьба Укроборонпрома: главные тезисы из интервью министра обороны

Фото: УНИАН

Глава оборонного ведомства Украины рассказал о дискусии вокруг "Укроборонпрома", кадровых приоритетах, топливных проблемах и том, когда ВСУ полностью перейдту на стандарты НАТО

Недавно назначеннный новым министром обороны Украины Андрей Загороднюк дал большое интервью украинской службе ВВС.

Предлагаем вашему вниманию краткие тезисы из него.

О том, зачем стал министром

"Работая в Офисе реформ в Минобороны максимума мы не достигли, около 5% от того, что мы хотели сделать. К сожалению, в то время очень много реформ тормозились из-за бюрократии, различных факторов. У нас было некоторое разочарование процессом, поэтому некоторые люди, в том числе я, из Офиса ушли. Сейчас у нас есть прекрасная возможность изменить ситуацию. Многие из тех проектов, которые мы делали, мы реанимируем. Есть много новых идей".

О том, в каком состоянии находится МО

"Плюсом является то, что есть много начинаний, которые мы делали,  продолжаются. Например, идет большая трансформация системы управления ВС по стандартам НАТО именно на уровне Генштаба. Из минусов - большое количество договоров и контрактов, которые мы сейчас поднимаем, не выполняются. Некоторые реформы выполняли лишь формально, за ними мало что стояло. Поэтому сейчас проводим аудит всех контрактов, строительных проектов, закупки вооружения и так далее. Уже видим некоторые проблемы, некоторые из них очень серьезные. Работаем с правоохранительными органами по этим вопросам. Я не могу сказать еще на этом этапе, но вполне возможно, что будет состав преступления в определенных случаях... В следующем году планируем закончить полный аудит, но экспресс-аудит планируем завершить в этом".

О подходах в финансированию

"По предварительнмы данным на следующий год Министерству обороны выделили почти так же, как и в этом – 102,5 млрд. Есть еще нераспределенная сумма, которую надо определить (решением СНБО, - ред.). Не было возможности еще это сделать. Думаем, что общая сумма будет другой. На самом деле такое (Совет нацбезопасности получил больше денег и решал, куда их перераспределить, - ред.) было и раньше, СНБО утверждала объемы финансирования, просто это делалось до того, как подавалось в Верховную Раду. Сейчас основная проблема, я так понимаю, в том, что этот период совпал с формированием правительства. СНБО и раньше нужно было убеждать. Просто раньше это делалось до подачи госбюджета в ВР. Теперь после. Не думаю, что в этом есть какое-то ситстемное изменение... Нам нужно придерживаться того же процента ВВП - 5,4, который выделялся и раньше. Дальше - вопросы, над которым мы работаем с СНБО и правительством".

Об увеличении денежного содержания для военных

"Мы разрабатываем предложения по его увеличению. Единственное, что оно не должно быть одинаковым, ведь у нас есть некоторые категории, которые нуждаются в этом больше. Это связано с тем, что экспертная составляющая для некоторых категорий намного больше, чем для других. То есть нам надо удерживать наиболее талантливых и подготовленных".

О проблеме с топливом

"Мы поднимаем большое количество дел о фактических хищениях горючего. Я знал об этой проблеме еще до прихода в Минобороны. Проблемы есть, они, к сожалению, никуда не делись, это будет большой приоритет для антикоррупционных органов. Большое количество горючего уходит. У меня есть официальные данные от правоохранительных органов, я знаю данные, собранные оперативным путем - от частей, от военнослужащих. Да, проблема есть... Что касается группы "Приват", которая недавно вернулась к тендерам в МО, то я не буду это комментировать, ведь сейчас все тендеры просматривают. Повторюсь, мы проводим аудит и полностью пересмотрим систему допуска к тендерам".

О кадровых проблемах в ВСУ

"Отток кадров есть во всех странах. То есть многие военнослужащие заканчивают контракты, не подписывают новые и идут в гражданскую жизнь. Это нормальный процесс. Но у нас отток больше, ведь система мотивации сегодня не отвечает потребностям многих военнослужащих. Мы строим человекоцентрическую политику, я постоянно об этом заявляю всем, она будет сконцентрирована на повышении мотивации. Но речь идет не только об оплате, это и самореализация, рост по военной карьере, образование и подготовка, отношение командиров к подчиненным. ВСУ будут настолько сильными - насколько у нее сильные кадры".

О контрактной и срочной службе

"Отказаться от срочной службы в перспективе реально. Сейчас идет оборонный обзор (процедура оценки состояния и готовности ВСУ и других военных формирований к выполнению задач в области обороны, по результатам которой создается Стратегический оборонный бюллетень и принимаются меры по укреплению обороноспособности государства, - ред.), происходит пересмотр структуры ВС, особенно касается тех зон, где проходит ООС - там мы видим только контрактников... ВСУ не должны базироваться на срочниках. Основной компонент - профессиональная армия. Это возможно сделать. Нельзя говорить: у нас отток кадров, поэтому давайте закрывать срочниками. Наше системное решение - привлечение профессионалов. Ответ на вопрос о полном переходе на контрактную армию мы сможем дать предварительно до конца года, а окончательно - в следующем году. Ведь чтобы ответить, мы должны знать окончательную структуру ВСУ. А для того, чтобы это знать - надо ответить на вопрос о наших планах, угрозах и ситуацию в сфере безопасности".

Об отношениях с начальником Генштаба

"Конкуренции с ним я не чувствую. Когда министр обороны и начальник Генштаба (сейчас эту должность занимает Руслан Хомчак, - ред.) были военными, то эта конкуренция была абсолютно гарантирована, ведь не может быть на корабле два капитана. Не было четкого распределения между оборонным ведомством и ГШ, не было четкого понимания, что такое военная политика, каким образом она формируется, какую роль здесь должно играть Министерство, как эту политику должен выполнять Генштаб. После принятия закона о нацбезопасности стало немного легче, но процесс формирования структуры военного управления еще не завершился, он продолжается. Будут сделаны определенные изменения, они касаются нашего перехода на стандарты НАТО. И когда это деление четкое, конкуренции просто не может быть, потому что каждый знает, кто что должен делать".

О ситуации на Донбассе

"Сейчас ситуация в какие-то дни спокойная, в какие-то обостряется, мы не расслабляемся. Понимаем, что присутствие только сильных ВС там может обеспечить стабильность. Поэтому мы поддерживаем, конечно, курс правительства, но со своей стороны должны обеспечить боеготовность... Что касается разведения, то началось на тех участках, которые были заявлены, и сейчас мы должны увидеть, что делается с другой стороны. Что касается полного разведения, то было сделано политическое заявление, мы со своей стороны просчитываем все технические, организационные риски. Сейчас это все на стадии планирования... С той стороны есть какие-то шаги, но я сейчас не могу сказать, чтомы  видим абсолютно комфортную ситуацию. Поэтому осторожно смотрим, изучаем".

О военной помощи США

"Мы не видели в правительстве США никаких попыток заблокировать военную помощь. Наоборот - общались и с Госдепом, и с Конгрессом, и с Департаментом обороны, и везде видели желание дальше поддерживать Украину... Я бы не сказал, что военная помощь была намеренно заблокирована, ведь мы слышали эту риторику. Оттуда говорили, что есть какие-то задержки, но они были абсолютно уверены, что все произойдет, собственно, что и произошло... Помощь традиционно состоит из трех компонентов - расходы на тренировки, на оборудование, то есть вооружение, военная техника и так далее, и консультативная помощь...  "Джевелины", я надеюсь, будут, но они будут идти не по "этой" помощи".

О возможной передаче МО "Укроборонпрома" 

"Я не хочу отвечать на этот вопрос. Должно ответить правительство. Знаю, что идет дискуссия. И я очень негативно отношусь к тому, что она вышла в публичную плоскость... Я знаю, что у Кабмина есть позиция, у меня есть позиция, я ее довожу. Позиция обоснована, она может не совпадать с позицией других лиц, но когда примут решение, тогда мы будем комментировать... Если я озвучу свою позицию, то вступлю в дискуссию, а я этого не хочу... Но если "Укроборонпром" передадут министерству, то будет сложно".

О военно-морских силах

Идея создания "москитного флота" (совокупность быстроходных и маневренных малых боевых кораблей, например, торпедных, сторожевых, ракетных, а также других малых катеров, - ред.) актуальная, но только как первый этап. У нас все виды Вооруженных сил имеют свою стратегию. В некоторых случаях она больше сформирована, в некоторых - нет. Стратегия развития ВМС более или менее сформирована, она состоит из этапов. Так вот, первым этапом является безопасность береговой линии до 12 миль, в рамках этого будет развиваться "москитный флот". Сказать, что мы должны остановиться исключительно на нем - этого не будет достаточно... По крейсеру "Украина" решение было принято еще до меня, но я его поддерживаю - его надо демилитаризовать. Опять же, моя позиция базируется на позиции экспертов по флоту. А корветы нужно строить. Есть вопрос о том, как быстро мы это сможем сделать, насколько готовы предприятия. Но такого класса корабли предусмотрены в нашей стратегии... На корабли, технику и вооружения, которые остались в Крыму после аннексии в 2014 году в нашей стратегии не рассчитываем". 

О закупке российских запчастей

"Насколько я знаю, мы ничего не планируем закупать. Аудит контрактов еще продолжается, но мы категорически против таких решений, здесь даже объяснять не надо. Что касается импортозамещения в принципе, то во многих случаях это гораздо технически легкий процесс, чем может показаться. Поэтому у нас была по "Укроборонпрому" встреча, где начальник Генштаба выразил свое мнение, я его поддержал, чтобы даже не планировали никаких таких решений. Пусть срочно, прямо сейчас, работают над импортозамещением.

Когда ВСУ будут полностью соответствовать стандартам НАТО

"Сложный вопрос, он включает несколько блоков. Организационный достаточно легко решить, то есть структура, распределение полномочий, демократический контроль. Этот структурный переход на уровне руководства мы планируем осуществить в следующем году.

Одна бригада может технически перейти на натовскую структуру в течение года. Переход всех бригад в течение одного года – невозможен, но мы говорим о структуре.

Социальное обеспечение, условия прохождения службы - это, конечно, больной вопрос - на это нужны годы. Замена вооружения - это наиболее сложный вопрос, на это тоже нужны будут годы.

Но очень важной частью перехода на стандарты НАТО является подготовка доктрины - это процессы, установки, уставы и так далее. Только когда мы обеспечим эту доктрину, подготовку кадров, образование, инфраструктуру, вооружение и военную технику, тогда мы сможем говорить о натовские стандарты. В большей части перейти можно за несколько лет".

Loading...