Культура доносительства. Нужен ли Украине закон о разоблачителях коррупции

2019-10-19 19:20:00

611 36

Законопроект под номером 1010 - “О внесении изменений в Закон “О предотвращении коррупции” о разоблачителях коррупции” - президент Зеленский внес на рассмотрение IX созыва Верховной Рады в первый день его работы. Он шел в пакете с другими законодательными инициативами Зеленского, призванными продемонстрировать, как быстро и успешно он выполняет свои предвыборные обещания. 17 октября исполнилось ровно 50 дней работы нового парламента, и именно в этот день Рада приняла документ во втором чтении и в целом, отдав за него 252 голоса. Как утверждают в “Слуге народа”, - этот Закон стал “жирной точкой” в перечне уже поддержанных Радой президентских инициатив.

На первый взгляд, новый Закон звучит вполне по-европейски и даже по-американски - читаешь и узнаешь распространенную в цивилизованных странах практику. Но, как и всякий нормативный акт, имеющий дело с природой человека, он наверняка таит в себе множество подводных камней и серьезных рисков. Ну, а баталии политиков и активистов вокруг него только усилились. Тем более, что документ поддержали только две фракции - “Слуги народа” и “Голоса”. Остальные дали по нулю, а в “Батькивщине”, в последние полтора месяца как правило голосующей в унисон с партией власти, выразили громкое возмущение принятыми изменениями. Фокус разбирался, кто такие разоблачители, как они будут действовать, кто будет их защищать и как новый Закон поможет в борьбе с коррупцией.

Кто такой разоблачитель?

Новое неизвестное слово пугает многих, но на самом деле это - устойчивый термин, давно применяемый международными правозащитными организациями. Разоблачители в украинском обществе существовали и раньше, только на них, как правило, оказывалось сильнейшее давление.

Яркий недавний пример - судья Октябрьского районного суда Лариса Гольник. В мае 2016 года она обратилась в правоохранительные органы с заявлением о том, что мэр Полтавы Александр Мамай пытался “решить вопрос”, требуя закрыть коррупционное административное производство против него. Она опубликовала видео, на котором мужчина, похожий на мэра Полтавы, говорил, что дело необходимо закрыть. Мамай в долгу не остался и заявил, что судья сама требовала у него взятку. После этого на Ларису Гольник пыталось оказать давление начальство суда, в котором она работала. Давление не прекращалось, и в ноябре 2017-го на судью напали - она шла с работы в сопровождении мужа, который беспокоился о ее безопасности. Молодые люди в масках избили обоих, а на ситуацию обратила внимание Transparency International. В организации назвали Гольник “разоблачителем коррупции” и потребовали оперативно расследовать нападение на нее.

“Суть нового Закона в том, чтобы предоставить гарантии лицам, которые занимаются разоблачительной деятельностью, - объясняет эксперт по вопросам антикоррупционной политики, партнер адвокатского объединения “Арио” Евгений Грушевец. - До этого разоблачители, которые публично заявляли о фактах коррупции, испытывали давление. Заявляли они публично тогда, когда не верили, что правоохранительные органы будут расследовать такие дела. Принятый Закон предоставляет таким лицам возможность иммунитета. Их не должны увольнять, лишать отпуска, применять к ним другие административные меры”.

Как Закон описывает разоблачителя? Как “физическое лицо, которое при наличии убежденности, что информация достоверна, сообщило о возможных фактах коррупционных или связанных с коррупцией правонарушений, если такая информация стала ему известна в связи с его трудовой, профессиональной, хозяйственной, общественной, научной деятельностью, прохождением службы или обучением”. Эта статья документа вызвала ожесточенные споры среди политиков.

Народный депутат от фракции “Батькивщина” Сергей Власенко возмущенно объявил, что это определение означает “Привет, 1937 год!”, поскольку позволяет каждому гражданину по сути доносить на сограждан. “Это закон не о разоблачителях - это закон о стукачах в самом худшем понимании этого слова, - заявил Власенко. - В чем разница между разоблачителями и теми, кого мы в советское время называли “стукачами”? Разоблачитель - это человек, который находится внутри системы: в министерстве, ведомстве, на госпредприятии или в правоохранительном органе. И этот человек имеет достоверные доказательства того, что происходит коррупция. Это разоблачитель в европейском понимании. А тут это любой человек, который идет по улице, видит красивое здание и говорит: - это здание принадлежит коррупционеру, проверяйте его”.

Не согласен с Власенко президент аналитического центра “Политика” Игорь Попов, акцентирующий внимание на том, что это Закон о разоблачителях, а не о стукачах. “Его действие не распространяется на любого гражданина, который подозревает где-то коррупцию и пишет об этом жалобу, - уверен Попов. - Закон направлен на сотрудников органов власти или госпредприятий, которые по роду своей деятельности имеют информацию о коррупционных действиях, готовы стать свидетелями, но боятся мести коррупционеров”. По словам аналитика, Закон не будет применяться массово, а лишь в исключительных случаях, и позволит получать показания живых свидетелей. А именно этого часто не хватает следователям, чтобы доказать вину подозреваемого в коррупционном преступлении. 

Беспочвенными обвинения Власенко называет и народный депутат от фракции “Слуга народа”, член Национального совета по вопросам антикоррупционной политики Галина Янченко. С одной стороны, Закон создает возможность для любого гражданина предоставить правоохранительным органам информацию о коррупционных действиях. С другой, к такому гражданину есть четко прописанные требования. “Мы строго не ограничивали круг потенциальных разоблачителей, - говорит Янченко. - Однако следует понимать, что статус разоблачителя человек может получить только в том случае, если он предоставит правоохранителям конкретные факты, данные, документы, которые могут стать основой уголовного производства”. 

По словам народного депутата, представители международных и европейских организаций присутствовали на заседании профильного Комитета ВР во время рассмотрения законопроекта № 1010, они же были главным “двигателем” внедрения таких изменений. А в выводе Комитета по вопросам интеграции с ЕС указано, что “возможность включения в правовую систему надлежащих мер для обеспечения защиты лиц, которые добросовестно и обоснованно сообщают компетентным органам о любых фактах, связанных с преступлениями”, предусмотрены статьей 33 Конвенции ООН. 

Доносы или защищенные каналы?

Галина Янченко уверена, что принятый Закон позволит формировать в стране “культуру ответственных граждан”. Однако следует понимать, что даже не менталитет украинцев, а в принципе человеческая природа приведет к обязательным злоупотреблениям и “перегибам на местах”. В этом убежден политолог Петр Охотин. “Многое зависит от проверки правоохранительными органами предоставленной разоблачителем информации, - считает эксперт. - Самый ад начнется на уровне малых местечек, райцентров - там, куда СМИ не доезжают. Там может быть и месть, в том числе бытовая, под видом доноса разоблачителя. И здесь органы власти должны выставить макисмальные предохранители”.

Принятый Закон не имеет ничего общего с повышением правосознания в украинском обществе и может спровоцировать “коррупционную вендетту”, считает директор Центра общественных отношений Евгений Магда. “Почему мы ставим телегу впереди лошади?, - задается вопросом эксперт. - Почему сначала не поднимаем уровень правосознания наших граждан? Мы предлагаем в борьбе с коррупцией механизм как в США и Германии, но при этом не предполагаем безусловности исполнения других законов. Это - потемкинская деревня”. 

Как предоставление информации разоблачителем описывает Закон? Он делит его на три вида - внутренние, внешние и регулярные каналы сообщения о возможных фактах коррупционных правонарушений. Внутренние каналы - это “способы защищенного и анонимного сообщения информации, которая передается разоблачителем руководителю или уполномоченному лицу органа, в котором разоблачитель работает, проходит службу или обучение”. Внешние каналы - это “пути сообщения через физ- и юрлица, в том числе СМИ, журналистов, общественные объединения, профсоюзы”. И регулярные каналы - это “пути защищенного и анонимного сообщения информации разоблачителем Национальному агентству по вопросам противодействия коррупции”.

НАПК создавалось, чтобы принимать такие сообщения, проводить предварительную аналитику и затем передавать информацию в НАБУ, напоминает директор Института анализа и прогнозирования Юрий Лесничий. “В цивилизованных странах для разоблачения коррупционных действий любые методы хороши, - добавляет эксперт. - Этот Закон нацелен на профилактику коррупции - теперь каждый чиновник будет понимать, что любой его клиент может стать его могильщиком. Особенно в среднем звене – архитектурных, земельных инспекциях и т.д. Теперь все будут опасаться посредников, которые обычно появляются между заказчиком услуги и чиновником”. 

Loading...