Сверить часы. Чего добилась Украина переговорами в Берлине

  • Татьяна Катриченко
Сверить часы. Чего добилась Украина переговорами в Берлине

Фото: Getty Images

Итогом поездки украинской делегации в Берлин стало осознание того, что Украина активно ищет пути окончания войны на Донбассе и деоккупации Крыма. При этом наша страна уходит от самостоятельной игры, ранее организованной главой Офиса президента Андреем Ермаком

2 июня Андрей Ермак, глава Офиса президента, Алексей Резников, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий, Андрей Таран, министр обороны, а также Дмитрий Кулеба, глава МИД, приехали на переговоры в Берлин. Украинская команда стала первой иностранной делегацией, приглашённой в Германию с начала карантина. На повестке дня, по словам Кулебы, был широкий спектр вопросов — от сотрудничества с НАТО до признания Бундестагом Голодомора как геноцида украинского народа. И все же главная заявленная тема — ситуация на Донбассе.

Ответ Дмитрию Козаку

Павел Климкин, бывший министр иностранных дел, говорит, что в последние месяцы между Украиной и партнерами по "нормандскому формату" доверия не было. "Вспомнить хотя бы пример с организацией координационного совета в Минске при участии представителей ОРДЛО. Германия и Франция об этой украинской инициативе узнали из прессы и очень удивились, — заявляет дипломат. — Поэтому новый диалог и новые консультации — безусловный позитив для Украины независимо от результата переговоров".

"Раньше казалось, что только Ермак разрабатывает варианты решений по Донбассу, теперь важно коллективное мнение"

Олег Саакян

Берлинская встреча может показаться несколько запоздалой, учитывая, что за три недели до этого позицию России в Германии представлял Дмитрий Козак, главный переговорщик Кремля по Донбассу. Тот посетил столицу Германии 13 мая. Разговаривал с советником канцлера Ангелы Меркель. Детали в ФРГ не разглашали. А вот Козак, возвратившись в Москву, заявил: "Достигнуты соглашения о дальнейших действиях относительно Донбасса".

Эксперты эти переговоры назвали "встречей за спиной Украины". Но в отечественном внешнеполитическом ведомстве поспешили успокоить общественность, мол, о визите московского гостя знали заранее, сообщили им и о результатах переговоров. Впрочем, больше никакой конкретики. Хотя теперь, по прошествии переговоров уже с украинской делегацией, несложно догадаться, что Козак приезжал в Берлин со своим видением судьбы Донбасса и подталкивал немецкую сторону давить на Украину в поисках компромисса. Уступки предполагаются и со стороны Москвы, а иначе зачем во время совместной пресс-конференции Дмитрия Кулебы и Гайко Маасы, министра иностранных дел ФРГ, последний заявил: "Встреча в «"нормандском формате" продемонстрировала, что урегулирование ситуации на Донбассе требует компромиссов от всех". В ответ украинский министр подтвердил, что Украина готова к "максимально широким компромиссам", но не переступая "красные линии", то есть не уступая в вопросе безопасности и контроля над территориями.

"Важно не пойти по российскому сценарию и не согласиться на прямой диалог с представителями оккупационных администраций. Если это случится, тогда у России будет повод утверждать, что в Украине не международный конфликт, а гражданский, и требовать отмены санкций", — поясняет Фокусу Павел Климкин.

Если же говорить о других допустимых уступках, то Украина за последний год и так продемонстрировала прогресс: подписала "формулу Штайнмайера", согласилась на разведение сил и средств по линии фронта. Директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик считает, что стороны также вырабатывают новую линию поведения касательно выборов в ОРДЛО: "Но не думаю, что немцы будут настаивать на их проведении осенью. Ведь Россия не обеспечила фундаментального условия — полного прекращения огня".

Проблема субординации

Пожалуй, один из самых важных итогов поездки в Берлин для Украины и в целом для переговорного процесса — демонстрация того, что глава Офиса президента Андрей Ермак хотя и остаётся важным переговорщиком с РФ, но на европейской арене готов делить полномочия с Дмитрием Кулебой. "Модель принятия решений немного изменилась, она уже не единоличная, а коллективная, — замечает Олег Саакян, политолог. — Если раньше обществу преподносилось, что варианты решений по Донбассу разрабатывает и принимает только Ермак, то теперь идёт поиск коллективного мнения в группе, состоящей из профильных представителей власти. Хотя она по-прежнему возглавляема главой Офиса президента".

Появление Кулебы в переговорах можно объяснить тем, что международные партнёры не согласны с инициативами Ермака, которые он разрабатывал вместе с Козаком без участия Запада. В пользу этой версии свидетельствует тот факт, что 30 апреля во время встречи министров иностранных дел "нормандской четверки" представители Франции и Германии совершенно не интересовались процессом создания "координационного совета", придуманного Ермаком. "На Банковой, понимая, что Ермака исключать из переговорного процесса с РФ нельзя, решили разыграть игру с хорошим полицейским, главой Офиса президента, и плохим — министром иностранных дел", — уверен Виталий Кулик.

"В последние месяцы между Украиной и партнёрами по "нормандскому формату" не было доверия"

Павел Климкин

Но куда более реалистичной выглядит версия о том, что у Кулебы, Ермака и Резникова разное видение урегулирования ситуации на Донбассе. Соответственно, каждый из них выполняет свою роль, хотя центр принятия решений всё равно остаётся в Офисе президента, из-за чего каждый из персонажей действует в определённых рамках.

Но есть и то, о чём Кулеба, Ермак и Резников говорят в унисон. Речь идёт о модернизации минских переговоров и пересмотре нескольких пунктов подписанных в столице Беларуси соглашений. Вероятно, что в Берлине как раз и начали диалог о верификации обещаний России и Украины, новом порядке действий и чётком плане завершения войны, которые поддержат и Берлин, и Париж. Более того, Ермак анонсировал скорую поездку украинской команды на аналогичные переговоры в Париж.

Крымские перспективы

В немецкой столице впервые за последнее время наряду с донбасскими вопросами прозвучал и Крым. Кулеба заявил: "Крым всегда будет в числе приоритетных до момента деоккупации". Но если о ситуации на востоке Украины Россия говорить готова, то об аннексированном полуострове — нет. Да и вряд ли вообще захочет. Так что в ближайшее время Кремль вряд ли согласится создавать отдельную площадку по Крыму, даже если речь пойдёт о гуманитарных вопросах — нарушении прав человека и экологических проблемах. "Украина должна сделать так, чтобы Крым стал проблемой для России — и внутреннеполитической и внешнеполитической, — уверен Павел Климкин. — Нам надо быть последовательными и жёсткими. Крым должен быть украинской национальной идеей. Мы не можем допускать компромиссов — например, разговоров о возобновлении поставок воды на полуостров, иначе повторится Балканский сценарий".

Результат с отсрочкой

И все же берлинская встреча 2 мая была скорее технической, от которой формальных результатов ждать не стоит. Но она точно поможет восстановить доверие в отношениях Украины с Германией и Францией. Кроме того, переговоры послужат началом нового разговора о совместной стратегии Украины и Запада в отношении России. В ближайшее время, к примеру, им предстоит понять, готов ли Путин начать эскалацию конфликта в Азовском море из-за отказа Украины подавать воду в Крым. Словом, наша страна постепенно выходит из образа пассивного наблюдателя, хотя и не спешит играть роль авантюристки, отдавая предпочтение взвешенным и согласованным с европейцами инициативам.

Как ответит Россия? Возможно, пойдет на уступки под давлением обстоятельств. Ведь РФ с каждым годом российско-украинской войны теряет финансово, имиджево, политически. Но чтобы эти потери были заметнее, Украина должна действовать активнее. Напоминать о себе не только в Европе, но и на американском континенте. Ведь когда Украина зациклилась на решении проблем без участия международных партнеров, иностранные журналисты перестали интересоваться ситуацией на Донбассе и в Крыму. Причем настолько, что во время пресс-конференции в Берлине двух министров, Кулебы и Мааса, их спрашивали не о погибших украинцах на Донбассе или систематическом нарушении прав человека в оккупированном Крыму, а о событиях в США и возобновлении авиасообщения с турецкими курортами.