Критическая масса. Как много нелегального оружия остается на руках в Украине

  • Валентина Николаенко

Что происходит на рынке нелегального оружия Украины, откуда у террориста из Луцка автомат и почему полиция рапортует об успехах, а эксперты не разделяют ее оптимизма, рассказывает Фокус

Арсенал, изъятый у луцкого террориста Максима Кривоша, возвращает к теме нелегального оружия в стране. Слишком просто у него все получилось: дважды судимый рецидивист, который должен быть на мушке у спецорганов, запасается гранатами, как яблоками, и свободно проносит в пассажирский автобус боевой автомат с пистолетом в придачу. 

После того как измученные заложники получают свободу, полиция рапортует, что у Кривоша есть сообщник, регулярно поставляющий из Харькова на Волынь (расстояние — более 860 км) нелегальное оружие: "стволы", гранаты и боеприпасы. Более того, общество ставят в известность, что хозяин смертоносных закромов рассылал свой товар по другим регионам. Но о том, почему преступный канал исправно работал, — ни слова.

Сколько нелегального оружия в Украине: формула Матиоса и подсчеты американцев

Сколько оружия находится на руках у украинцев, не скажет никто. В 2018 году бывший главный военный прокурор Анатолий Матиос вывел свою формулу, опираясь на то, что статистика отражает только 10% реального положения вещей. 40 тыс. открытых за четыре года уголовных производств он умножил на 10. Получилось 400 тыс.

В том же году американский аналитический центр Small Arms Survey по итогам 2017 года составил топ-25 стран по количеству легального и нелегального оружия. Украина заняла 22-е место в рейтинге с показателем 4,4 млн единиц.

Порядка миллиона стволов на то время, по данным МВД, находилось у людей легально — наградные пистолеты, травматические, гладкоствольное и нарезное охотничье оружие. Следовательно, около 3,4 млн единиц оружия вращалось в теневом секторе. К настоящему времени, по разным оценкам, нелегальный оборот достигает 5 млн единиц, но с таким же успехом можно назвать 10 млн. Подтвердить или опровергнуть это некому.

МЫ В ТОПЕ. Украина на 22-м месте в мире по количеству оружия на руках у населения

Только нацполиция настаивает, что все не так катастрофично, оперируя результатами своих спецопераций. Например, в 2017-м (когда проводилось исследование Small Arms Survey) из незаконного оборота официально изъяли более 5 тыс. единиц оружия, в 2018-м — 2 тыс., в 2019-м — меньше 2 тыс. Оптимисты могут сделать вывод, что ситуация улучшается, а не наоборот.

— На самом деле так и есть, — считает Олег Жданов, бывший сотрудник оперативного управления Генштаба. — Основные потоки оружия шли на мирные территории из зоны АТО в 2014–2015 годах, когда велись активные боевые действия. Тогда не было ни четкого учета, ни контроля, происходили хищения на военных складах. В 2016-м, когда на линии разграничения установилось относительное затишье, с учетностью разобрались, усилили блок-посты. Сегодня привезти из зоны ООС серьезное оружие нереально.

Контрабанда оружия из АТО

В то же время другие факты говорят, что нелегальный рынок пусть не так интенсивно, как в начале АТО, но растет. В немалой степени — за счет созданных во время активных боевых действий тайников. В начале года СБУ сообщила, что раскрыла ряд таких в Новоайдарском, Старобельском, Славянском районах. Тайные схроны обнаружены также в Волынской и Одесской областях.

— Моя инсайдерская информация гласит, что путем списания под видом непригодного из армейских частей уходит в тень нормальное боевое оружие, — говорит Фокусу Сергей Шабовта, эксперт Украинского института политики, специалист по безопасности. — Больше всего стволов и боеприпасов находится в буферной зоне. Там же вращается достаточно криминалитета, который побывал в АТО не ради родины, а ради наживы и индульгенции за прошлые грехи. Этакие "рыцари удачи", лично видел их. Если бы мне при моих определенных связях понадобилось собрать отряд из 100–150 человек, вопрос стоял бы только в том, какое брать оружие.

Есть еще один аспект, о котором стараются не говорить. Это оружие добробатов, так и не при­мкнувших к ВСУ или Нацгвардии

Все аналитики и эксперты сходятся в одном: в стране, где идет война, незаконный оборот оружия неизбежен. Другой вопрос: почему бездействуют правоохранители. Сегодня их эффективность так низка, что создается впечатление, будто процесс негласно стимулируют.

Бывший сотрудник угрозыска, а ныне директор детективного агентства "Бюро Рысь" Руслан Болгов считает, что говорить нужно об отсутствии контроля:

— Его нет даже за тем оружием, которое законно находится на руках. Вот у меня есть "Форт-12". За много лет участковый ни разу не пришел, чтобы проверить сохранность пистолета и условия хранения. А такие проверки положено осуществлять раз в год по всем владельцам легальных огнестрелов. Нужно также отслеживать интернет, где публикуются объявления о продаже оружия и запчастей.

Закладки и сборка по частям 

Если набрать в поисковике "купить автомат Калашникова", то только OLX выдаст несколько объявлений. По факту продаются макеты АК — настоящее, но дезактивированное оружие. Цена "игрушки" — порядка 12 тыс. грн. Однако знающие люди говорят, что при личном контакте с продавцом и соблюдении конспиративных моментов можно договориться и о боеспособном "калаше", который будет стоить на пару тысяч дороже.

РОЗЫСК ­­­ПОНАРОШКУ. Комбат "Честный" (Роман Стойка) числится в розыске МВД, но регулярно выкладывает свои фото с боевым оружием на странице в Facebook

Основным каналом поставки оружия принято считать даркнет. Принцип такой же, как и с продажей наркотиков: покупатель оплачивает заказ через сайт в "темной сети" и получает геолокацию с точными координатами закладки гранат или пистолета. Однако в даркнете легко напороться на мошенников. Солидные люди предпочитают способ, наполовину законный. Это когда боевой ствол собирается по частям — детали заказываются через почту или на сайтах объявлений.

— Ношение, хранение, пересылка отдельных частей оружия не запрещены, — разъясняет Фокусу адвокат Алексей Сиротин, бывший следователь милиции. — Их можно вывозить из зоны ООС в качестве сувениров, их продают в специализированных магазинах. Допустим, я хочу получить боевой пистолет. Могу что-то купить, что-то — получить в подарок от знакомого атошника, а последнюю деталь заказать у человека, с которым встречусь на опушке леса и который при мне же соберет пистолет. Обычно эти каналы поставок связаны между собой, но по отдельности никто ничем не рискует. Чтобы задокументировать такую сложную сеть, полиция должна провести титаническую работу, на которую не имеет ни желания, ни сил.

В самой полиции негласно говорят, что каналы продажи оружия сознательно прикрываются.

— Мелочевку вроде гранат, патронов и пистолетов в оборот умышленно пропускают, чтобы накрыть серьезный оружейный цех или склад, — рассказывает на правах анонимности один из сотрудников полиции Киевской области. — Но могут и "крышевать", как торговлю наркотиками. Когда незаконное оружие изымается, в деле обычно фигурируют "приобретено у неустановленного следствием лица", в "неустановленном следствием месте".

Для обороны и для разбоя

Нынешнюю ситуацию с оружием принято сравнивать с бандитскими 1990-ми. Одни говорят, что стало хуже, другие — что лучше.

— Если ориентироваться на количество и разнообразие оружия, то его больше, чем в 1990-е, — делится Виталий Журавлев, бывший начальник Никопольского межрегионального отдела Управления по борьбе с оргпреступностью Днепропетровской области. — И характер оборота совсем другой. В  1990-е профессиональное оружие и боеприпасы сосредотачивались в руках бандитских группировок. Это была их монополия, их сила, их власть. ОПГ не допускали, чтобы "стволы" оказались в руках обычных людей. У населения мы изымали трофеи, добытые "черными археологами" на местах боевых действий времен ВОВ. Помню, как у одного мужика нашли пулемет, который немцы устанавливали на мотоциклах.

В начале года СБУ сообщила, что раскрыла ряд тайников в Новоайдарском, Старобельском, Славянском районах. Тайные схроны обнаружены также в Волынской и Одесской областях

Сегодня большое количество оружия сосредоточено именно в гражданских руках. Одни, потеряв работу, идут на разбойничий дебют, другие готовятся к защите.

— Разгул преступности, начавшийся в 2014 году, подтолкнул людей к поиску средств самообороны, — считает адвокат Алексей Сиротин. — Есть поговорка: лучше плохо сидеть на зоне, чем хорошо лежать в гробу. В моей практике было дело, когда сельского предпринимателя оправдали за смертельное ранение грабителя, вломившегося в дом, но осудили за незаконное хранение боевого пистолета.

В то же время юрист соглашается, что на один положительный пример приходится пять отрицательных. Только за шесть месяцев текущего года в Украине задокументировано более 190 преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия и гранат.

Расчищать — лет 20 

Ситуация кажется патовой, но бывшие оперативники уверены, что перелом возможен.

— Необходимо планировать оперативную работу, развивать агентурную сеть, изучать специфический язык, который используют торговцы оружием. В мое время, например, это были "плетка" (снайперская винтовка), "маслины" (патроны). Сейчас термины наверняка изменились. ­Киберполиция должна взять под контроль интернет и проверять все подозрительные сделки, — считает ­детектив Руслан Богов. — Беда в том, что старые кадры ушли из новой полиции, а новым нужно ­накопить опыт.

Экс-руководитель регионального УБОПа Виталий Журавлев также уверен, что невыполнимых задач нет. Есть непоставленные.

— После того как разбили банды 1990-х, тоже немало оружия разошлось по рукам. Мы 10 лет разгребали эту тему. Не знаю, как в других регионах, но в нашем Никопольском районе к 2010 году, когда я уходил в отставку, найти оружие было редкостью. 2014–2015-й свели всю работу на нет. Сейчас, чтобы расчистить страну, понадобится лет 20, не меньше.

"Выйдем из подполья"

Есть еще один аспект, о котором стараются не говорить. Это оружие добробатов, так и не примкнувших к ВСУ или Нацгвардии. В сентябре 2019 года полиция отрапортовала о том, что батальоны Шейха Мансура, ОУН и 8-й батальон Украинской добровольческой армии Яроша передали ей 10 т оружия со своих складов. Но, по инсайдерской информации, в счет государства ушли только тяжелое вооружение и боеприпасы, легкое осталось на руках. ДУК "Правый сектор" отказался участвовать в акции. 

"Если ориентироваться на количество и разнообразие оружия, то его больше, чем в 1990 годы"
Виталий Журавлев, экс-начальник регионального УБОПа

— Не исключаю, что по Украине могут быть схроны с очень серьезными арсеналами, — отмечает военный эксперт Олег Жданов. — В оборот на черный рынок это оружие вряд ли уйдет, но может выстрелить при каких-то особенных ситуациях. Об этом оружии знают, но политической воли для решения проблемы нет.

Серьезную зону риска представляют отдельные группы, отколовшиеся от добробатов и ушедшие в "вольные стрелки". 

Иллюстрацией может послужить страница в Facebook бывшего командира запасного батальона ДУК Романа Стойки (комбата "Честного"). С 2015-го Честный официально числится в розыске за стрельбу в Мукачеве. При этом он демонстративно выкладывает снимки с различными автоматами и винтовками, а не далее как 7 июля продемонстрировал себя на фоне броневика. "Мы обязательно выйдем из подполья", — написал он в одном из последних постов.