Безысходная Фемида. Почему реформы и новый законопроект Зеленского не вернут веру в украинский суд

  • Татьяна Катриченко

Украина на пороге очередного этапа судебной реформы. В сентябре депутаты собираются рассмотреть президентские изменения в Закон "О судоустройстве и статусе судей". Но и с их помощью вернуть доверие к суду вряд ли удастся

Словосочетание "судебная реформа" вызывает оскомину как у граждан, так и у самих судей. Cо времен Майдана каждый президент обещает "вылечить" систему, предлагая свой рецепт. Но каждая такая попытка оканчивается неудачей: то не хватало политической воли — реформаторы строили новую систему на разваленном фундаменте, то система отчаянно сопротивлялась, блокируя изнутри все внешние инициативы. В то же время, по данным февральского исследования Центра Разумкова, 75% украинцев не доверяют судебной системе. Вместо обещанных изменений в судах они наблюдают коррупцию и неправосудные решения, в том числе политические. 

"Вовчий суд"

"Ты сомневался в нашей политической проституции?", "Что будем делать, как власть захватывать будем?", "Два суда принадлежат нам — это Конституционный Суд и Окружной административный". Эти и другие фразы, по мнению детективов НАБУ, принадлежат судьям Окружного административного суда Киева (ОАСК) и его председателю Павлу Вовку. Разговоры, записанные в стенах ОАСКа, называемые "пленками Вовка", раскрывают масштаб связей отдельного суда с властью и его влияния на отечественную Фемиду. Например, судя по обнародованным записям, судьи ОАСК могли заблокировать работу Высшей квалификационной комиссии судей, проспонсировать решение вопроса в Высшем совете правосудия, сбить назначение судей Верховного Суда, а еще — влиять на народных депутатов, Администрацию президента и самого главу государства.

Порошенко не провел настоящую реформу, скорее он хотел устроить показательное выступление перед западными партнерами и получить ручной, кон­тро­лируемый Верховный Суд

Все это должно было перерасти в грандиозный скандал, должны были полететь головы. Но этого не произошло. Высшее руководство страны промолчало, а органы судейского самоуправления заявили, что это не ОАСК порочит репутацию системы, а НАБУ. Сложно сказать, почему так произошло. Возможно, дело в нежелании ворошить осиное судебное гнездо, ведь последние 10 лет этот суд плотно сросся с политикой. ОАСК — единственный суд в стране, рассматривающий все дела, связанные с центральными органами государственной власти. В его силах заблокировать назначение министра или отменить решение власти, как в случае с национализацией ПриватБанка. Судьи пользуются моментом. "После появления второй порции "пленок Вовка" в августе 2020-го в ОАСКе появился иск об аннулировании регистрации свидетельства политической партии "Слуга народа". Это не что иное, как шантаж, который судьи применяют к президенту. Этим методом они пользовались и раньше", — уверен Михаил Жернаков, председатель правления Фонда DEJURE.

В ВСП утверждают: вакантными остаются 2020 судейских позиций. Чтобы их закрыть, необходимо запустить работу ВККС

На примере "суда Вовка", считает Галина Чижик, эксперт Центра противодействия коррупции, видна работа всей судебной системы. "Предполагаю, что подобные договорняки и даже свои пленки могут быть в Верховном и даже в любом другом суде на региональном уровне. Разница — лишь в масштабах злоупотреблений", — говорит Чижик.

Пока ситуацию с ОАСКом упорно не замечает украинская власть, о ней трубят за границей. К примеру, суд упоминается в Меморандуме сотрудничества с МВФ, подписанном в июне. В нем указано, что реформа ­ОАСКа — одно из условий кредитования нашей страны. Поскольку Украина подписала документ, то должна выполнить обязательство до конца октября — в отведенный для этого срок.

Требование №2

Кроме того, в Меморандуме МВФ, а еще соглашении о предоставлении финансовой помощи от ЕС, ратифицированном парламентом на прошлой неделе, Украина пообещала переформатировать Высший совет правосудия (ВСП) — орган, подающий президенту кандидатов на назначение судьями, увольняющий судей и занимающийся их наказанием. Его создали осенью 2016-го вместо дискредитировавшего себя Высшего совета юстиции. В состав ВСП вошли судьи, адвокаты, прокуроры, ученые. Глобальной задачей нового органа стала очистка от непорядочных судей, порочащих авторитет системы. В первую очередь — судей Майдана, выносивших неправосудные решения в угоду Виктору Януковичу. Но совсем скоро ВСП перестал справляться с этой задачей. Во-первых, большинство его членов остались зависимы от решений центральной власти. Например, председателем избрали Игоря Бенедисюка, назначенного в ВСП по квоте президента Петра Порошенко, который, как многие полагали, представлял его интересы. Также одним из членов ВСП стал юрист БПП Алексей Маловацкий (он сохранил место в новом составе, стал заместителем председателя). Также в состав вошла Татьяна Малашенкова, на парламентских выборах 2014 года фигурировавшая в списке БПП под №85. Во-вторых, в состав ВСП вошли судьи, заинтересованные в сохранении прежней системы. Они пытались оставить в ней даже одиозных судей, только бы не нарушить принцип "свои своих не сдают".

ГОЛОС УЛИЦЫ. Требования о реформе судов слышны шесть лет

После прихода к власти Владимира Зеленского в ВСП пришли старые кадры — на вакантные места президент назначил Оксану Блаживскую, судью Хозяйственного суда Киева, дочь бывшего прокурора столицы Евгения Блаживского, а также Татьяну Розваляеву. Последняя во времена Януковича входила в состав пятой палаты Высшего административного суда, рассматривающей обращения к президенту. Другие участники конкурса — судьи, известные своей принципиальной позицией: Лариса Гольник, Роман Брегей, Виктор Фомин — остались за бортом.

В руках ВСП власть над всей судебной системой, поэтому без его трансформации реформа в целом невозможна. "Кто контролирует совет, тот контролирует каждого отдельного судью, — говорит Чижик. — Годами ВСП обслуживал только интересы политиков и олигархов: систематически преследовал независимых судей, нечестных оставлял на должностях". Вспомнить хотя бы решения судей — Галицкого райсуда Львова Виталия Радченко и Печерского райсуда столицы Ларисы Цокал. Первый разрешил НАБУ провести обыски в незадекларированном доме Павла Вовка, вторая отказалась арестовывать Михеила Саакашвили. За это в кратчайшие сроки ВСП привлек их к дисциплинарной ответственности, тогда как дела судей Майдана обычно тянулись до последнего, пока не истекал срок их рассмотрения. Кроме рассмотрения дисциплинарок ВСП диктует правила проведения судейских конкурсов и создания комиссий для отборов судей.

Две попытки Зеленского

Эти две ключевые проблемы — трансформацию ВСП и ОАСКа — законопроект главы государства №3711 "О судоустройстве и статусе судей" не решает. Хотя планы были.

Накануне президентских выборов 2019-го тогда еще кандидат Владимир Зеленский уверял, что судейская реформа — его приоритет. После победы осенью того же года он внес в парламент законопроект (его автором называли Руслана Рябошапку, заместителя главы Офиса президента). Нардепы документ приняли. В нем было три основных предложения: полностью изменить состав Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), к которой были вопросы о проведении судейских конкурсов, оценить доброчестность действующих членов ВСП c помощью специальной комиссии при участии международных экспертов, сократить количество судей Верховного Суда, в котором 44 из 204 общественность назвала недоброчестными. Однако третью инициативу раскритиковала Венецианская комиссия, а вскоре ее "снес" и Конституционный Суд вместе с этической комиссией для проверки членов ВСП. Удалось лишь расформировать ВККС. В остальном реформа провалилась.

"Кто контролирует Высший совет правосудия, тот контролирует каждого отдельного судью"
Галина Чижик, эксперт Центра противодействия коррупции

Председатель парламентского Комитета по вопросам правовой политики Андрей Костин говорит, что новый законопроект исправит ошибки, на которые указал КС. К тому же важно разблокировать назначение новых судей. В ВСП утверждают: вакантными остаются 2020 судейских позиций. Чтобы их закрыть, необходимо запустить работу ВККС. "Без этого ликвидировать кадровый дефицит в судах невозможно, — говорят Фокусу в ВСП. — Важно также систематизировать нормативную базу. Стабильность и однозначность законов положительно повлияет на унификацию, единство судебной практики".

В поисках политической воли

Порошенко не провел настоящую реформу, скорее он хотел устроить показательное выступление перед западными партнерами и получить ручной, контролируемый Верховный Суд. Из журналистских расследований мы знаем, что руководство ВСП и ВККС согласовывало свои ключевые действия с заместителем Администрации президента Порошенко — Алексеем Филатовым, их не раз видели на Банковой. 

С того времени фамилия неофициального куратора судебных вопросов от президентской команды менялась дважды. Ныне это Андрей Смирнов, которому и приписывают авторство законопроекта №3711. "Думаю, ВСП наладил контакт со Смирновым — он хорошо знает судебную систему, руководит процессом так, как ему выгодно. Пока позиции Банковой и ВСП совпадают, что настораживает. При этом Зеленский не понимает и не хочет разбираться, насколько опасна такая "дружба", — говорит Чижик. Зато Петр Порошенко сейчас чувствует последствия своей "реформы". Он хотел сохранить для себя ручной ОАСК, а тот, как только увидел, что президент теряет власть, стал принимать решения против него. На "пленках Вовка" четко слышна фраза: "Мы верой и правдой служили, пока нас не стали кидать". По иронии судьбы теперь Порошенко тестирует сохраненную им же глобальную систему в Печерском суде, называя ее необъективной».

В Мемо­ран­ду­ме МВФ записано: реформа "суда Вовка" — одно из условий пре­достав­ле­ния кредита

Впрочем, реформа судов — вопрос не столько конкретных инициатив и персоналий, сколько политической воли. Любой президент мог бы без посягательства на независимость судей сделать несколько шагов. Сперва на законодательном уровне инициировать создание специальной внешней комиссии для проверки членов ВСП на доброчестность. В ее состав могли бы войти как отечественные специалисты, так и международные — признанные борцы с коррупцией, привлеченные в Украине к конкурсу на судей в Антикоррупционный суд. Причем мнение последних должно быть решающим. После необходимо сформировать и новый состав ВККС. Отдельный законопроект может касаться ОАСКа. Эксперты считают, что в идеале его необходимо расформировать и создать обычный суд с полномочиями, которые имеют все подобные суды в областях: рассматривать споры с местной властью. Вопросы же государственного уровня необходимо передать в Верховный Суд. Но главное для президента и его офиса — отойти от практики влияния на суд.

Лишь в таком случае ВСП начнет объективно рассматривать дисциплинарные производства, ВККС — искать порядочных и профессиональных судей, а с помощью квалификационного оценивания давать справедливую оценку ныне работающим. "В результате судьи получат сигнал: если будете поступать, как судья Вовк или судьи Майдана, которых мы уволили, вам тоже не будет места в системе. Если кому-то позвонят и попросят решить вопрос, можно будет пожаловаться, после чего последует объективное разбирательство", — отмечает в разговоре с Фокусом один из судей, пожелавший остаться неназванным. Заодно исчезнут митинги под судами, давление активистов и гневные выступления экспертов в адрес судей. Все это отпадет, как только все стороны будут уверены: суд вынесет неудобное кому-то решение, но справедливое.