Власть vs улица. Почему Зеленский предпочел не услышать протесты на Банковой

офис президента, погром на Банковой
Фото: Getty Images | Активисты у Офиса президента

Как вышло, что все обсуждают разрисованные двери в Офисе президента и молчат о судебной реформе.

В субботу, 20 марта, под Офисом президента (ОП) состоялся митинг в поддержку осужденного одесского активиста Сергея Стерненко. Протестующие разбили окна в здании, облили стены краской и оставили оскорбительные надписи в адрес президента. Правоохранители в происходящее не вмешивались, а спустя несколько дней замминистра внутренних дел Антон Геращенко осудил действия демонстрантов, организаторам инкриминировали хулиганство.

Мнение в обществе касательно митинга разделилось. Одни говорят, что президент Владимир Зеленский должен наказать активных участников, иначе растеряет рейтинг и получит обвинения в неспособности проявить силу и навести порядок в стране. Другие требуют диалога с протестующими. Но Зеленский принятие решения делегировал Верховной Раде и силовикам.

Радикальные сторонники Стерненко

Первая массовая акция в поддержку Стерненко под стенами ОП состоялась 23 февраля, когда суд признал активиста виновным в похищении одесского политика Сергея Щербича и отправил его за решетку. Вместе с соратником, экс-членом партии "Правый сектор" Романом Демчуком, Стерненко приговорили к семи годам колонии с конфискацией имущества. Их сторонники судебное разбирательство назвали политически мотивированным. Поддержать осужденных вышли режиссер Олег Сенцов, активист Евромайдана Владимир Парасюк, представители "Демократичної сокири" и "Руху Опору Капітуляції", близких к Петру Порошенко, а также участники движения "Хто замовив Катю Гандзюк?" В тот день правоохранители перегородили проход протестующим к ОП, и это привело к их стычкам с силовиками.

Следующий митинг под ОП состоялся 27 февраля. На акции появились новые участники: Павел Климкин, экс-министр иностранных дел; Виталий Шабунин, глава Центра противодействия коррупции; Ярослав Юрчишин и Александра Устинова, народные депутаты от партиии "Голос". Ключевым требованием стала судебная реформа. Правоохранителей возле Офиса президента практически не было, акция прошла мирно. После замминистра внутренних дел Антон Геращенко поблагодарил участников за сдержанное поведение.

Правосудия в Украине не существует. Суды и пра­во­охранительные органы — марионетки в руках политиков

активист
Николай Выговский

Тональность протестов сменилась 20 марта, когда под ОП начали солировать известные в ветеранских кругах активисты. Среди них организатор акции Сергей Филимонов (бывший руководитель киевских центров "Гражданского корпуса Азов" и "Нацкорпуса"), Евгений Строкань (председатель организации "Неизвестный патриот"), писатель и издатель Влад Сорд (он же Владислав Гранецкий-Стафийчук).

В этот день активисты вели себя наиболее радикально. По информации правоохранителей, Сорд может быть тем, кто разбил два окна во входных дверях Офиса президента. После акции его задержали и вручили подозрение в хулиганстве с применением холодного оружия. Сейчас активист находится под домашним арестом. В эфире программы "Право на владу" Гранецкий-Стафийчук признался, что лично Сергея Стерненко не знает и на акцию из родной Винницы приехал, потому что не мог оставаться в стороне от несправедливости.

Подозрение в хулиганстве также предъявили Сергею Филимонову, Алексею Белковскому, представителю молодежного движения "Гонор", Давиду Гаджимурадову, Роману Ратушному и Евгению Строканю. Двое последних, как и Сорд, находятся под домашним арестом. Еще троим активистам инкриминировали административные нарушения за то, что те жгли фаеры и нецензурно выражались в общественном месте.

офис президента, погром на Банковой, отмыть двери в ОП
Чистка по цене квартиры. В ОП подсчитали, что отмыть фасад здания стоит 2 млн грн. Клининговые компании предложили услуги в 40 раз дешевле
Фото: УНИАН

Спикер МВД Артем Шевченко говорит, что организаторы митинга 20 марта хотели столкновений с полицией, поэтому руководство приняло "мудрое решение отодвинуть усиленную группу полицейских на расстояние, не ввязываться в драку и дать правонарушителям совершить запланированное, чтобы были очевидны их намерения и цели".

Организаторы акции называют протест мирным, так как никто не пострадал. На вопрос, почему митинг в какой-то момент радикализировался, отвечают, что люди устали из-за того, что их не слышат, и решили это исправить.

Тем временем в ОП посчитали, что на ремонт здания, где работает глава государства, придется потратить 2 млн грн. При этом столичные клининговые компании те же услуги предложили за 50 тыс. грн, то есть в 40 раз дешевле.

Опасная игра с протестами

Ни один раскрашенный фасад не может быть основанием для уголовного дела, заявила группа нардепов от фракции "Голос", поддержавших акцию. Там считают: вместо того, чтобы наказывать неугодных, власть должна заняться реальной проблемой, из-за которой на Банковую вышли люди, — провести судебную реформу.

Президент считает важным, чтобы у всех граждан была реальная возможность воспользоваться своим правом на протест

советник главы ОП
Михаил Подоляк

Сторонники уличных протестов уверены, что, репрессируя активистов, власть играется с огнем. "У нас тотальная нехватка справедливости. Суды и правоохранительные органы — марионетки в руках политиков. Правосудия в Украине не существует", — говорит Фокусу Николай Выговский, которого также называют одним из организаторов акции 20 марта. По его словам, президент не рефлексирует причины, которые привели к протестам, а опытный министр внутренних дел Арсен Аваков манипулирует им, фокусируя внимание Зеленского на несущественных мелочах.

После субботней акции под стенами ОП Сергей Стерненко написал своим сторонникам письмо, в ­котором заявил, что гордится ими, и призвал Владимира Зеленского вылезти из теплой ванны и начать диалог.

Важно
Послесудие. Почему Стерненко не герой, а Украина – в опасности

Президент на случившееся никак не отреагировал, переложив эмоциональный отклик на Верховную Раду, которая планировала собраться на внеочередном заседании, чтобы осудить действия митингующих. В разговоре с Фокусом советник главы ОП Михаил Подоляк отмечает, что произошедшее 20 марта должно получить профессиональную оценку со стороны правоохранителей и судов, моральный вердикт общества, и только потом Зеленский выступит со своей позицией. "Любое заявление президента сейчас может быть расценено как попытка давления на суд или как попытка навязать обществу свою точку зрения", — объясняет Подоляк.

Согласно оценкам социологической группы "Рейтинг", 70% украинцев не поддерживают агрессивные действия митингующих. Больше половины предлагают заставить участников протеста убрать или выплатить компенсацию за нанесенный ущерб.

Диалога не будет 

Протест — это как температура, сигнал для организма, что надо что-то исправлять. Так в разговоре с Фокусом рассуждает Егор Соболев, бывший народный депутат, активист Евромайдана: "Мне кажется, мудрый чиновник скажет: вы побили окна, двери — это неприемлемо. Но почему вы это сделали? В ситуации с протестами власть должна начинать с себя". По его словам, если бы президент спросил у протестующих, какие у них предложения насчет реформирования судебной системы, то 99% людей, которые вышли на протест, разошлись бы по домам и сказали, что это было мудро.

Согласно оценкам социологической группы "Рейтинг", 70% украинцев не поддерживают агрессивные действия митингующих

Однако рассчитывать на открытый диалог с Зеленским протестующим не стоит. Хотя большинство участников акции, как утверждает советник главы ОП Михаил Подоляк, были абсолютно мирными, несколько десятков человек помешали им наладить коммуникацию с властью. "Именно Зеленский открыл свободный доступ на Банковую. Там почти каждый день проходят протесты. Президент считает принципиально важным, чтобы у всех граждан была реальная возможность воспользоваться своим правом на протест. Единственное, к чему призывают и президент, и вся наша политическая команда, — это соблюдать закон, уважать наши национальные символы и не заниматься вандализмом. Надеемся, что больше никому не придет в голову как минимум пытаться сжечь государственный герб", — комментирует Подоляк, делая отсылку на инцидент с поджогом таблички "Офис президента Украины", на которой выгравирован государственный герб. Он также уверен, что протестующие требуют не справедливости, а освобождения конкретного человека, так как во время митингов в поддержку Сергея Стерненко участники не вспоминают о втором фигуранте дела — Романе Демчуке.

Произошедшее политолог Владимир Фесенко называет вызовом главе государства, дескать, оппозиция без конца твердит, что он слабый президент, и, чтобы доказать обратное, Зеленскому придется устроить показательную порку участников ­протеста.

Это одна из самых популярных конспирологических версий: власти в этот раз специально не отдали команду подавлять митинг, чтобы получить моральное право применить силу в будущем. Мол, видите, что было в прошлый раз, теперь мы решили не допускать беспредела и порчи народного имущества.

Важно
Защитный рефлекс. Как дело Сергея Стерненко стало политическим
Защитный рефлекс. Как дело Сергея Стерненко стало политическим

Частично с этим согласен политтехнолог Олег Постернак. "Есть мнение, что для полиции было важно не вмешиваться, чтобы протестующие показали свое лицо. Этим же кинуть тень на акции протеста в будущем. Думаю, это соответствует действительности, — говорит эксперт. — В обществе есть запрос на охрану общественного порядка. Если завтра группа захочет разрисовать еще здания Кабинета министров или парламента, и полиция не будет их останавливать, то зачем она нам нужна?"

Пока же представители команды президента пытаются сгладить углы. Так, в эфире ток-шоу "Право на владу" Никита Потураев, нардеп от "Слуги народа", заметил, что реформирование судебного корпуса идет полным ходом. В частности, в начале марта парламент проголосовал в первом чтении законопроект о восстановлении работы Высшей квалификационной комиссии судей.

"Если биться за реформу, то поддерживайте то хорошее, что в законах есть", — заявил Потураев. Но бесполезно. Ведь и политикам, и журналистам на телеканалах куда интереснее обсуждать не судебную реформу, которую требуют протестующие, а разрисованные во время митинга двери Офиса президента.