Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Из обвиняемого в обвинители

Из обвиняемого в обвинители
Для победившей «оранжевой» власти он должен был стать первым примером воплощения в жизнь лозунга «Бандитам — тюрьмы!». Многие тогда, весной 2005-го, так и воспринимали обвинённого в вымогательстве председателя Донецкого облсовета. В то время как другие считали его первой жертвой политических репрессий «нового режима». Какой из вариантов был ближе к истине, узнать так и не удалось. Дело Колесникова закрыто. А сам он полон решимости доказать в суде, что оно было сфальсифицировано.
000
Борис Колесников
Родился 25 октября 1962 г. в городе Мариуполь Донецкой области.
С 1980 г. работал на разных должностях в торговых предприятиях Донецка.
С 1991 г. – директор фирмы «Юг», председатель совета директоров, председатель правления ЗАО «Производственное объединение «Киев-Конти».
С 1995 г. – вице-президент ЗАО «Футбольный клуб «Шахтёр».
С 1998 г. – депутат Донецкого облсовета.
1999-2004 гг. – председатель Донецкого облсовета.
С 2003 г. – член политсовета Партии регионов, глава Донецкой областной организации ПР.
В апреле-августе 2005 г. находился в следственном изоляторе по обвинению в вымогательстве.
С 2006 г. – народный депутат Украины, заместитель председателя фракции Партии регионов.
Женат, воспитывает сына и дочь.
—Борис Викторович, кого из ваших земляков вы считаете самым влиятельным?
—Мне тяжело сказать. У нас очень много достойных людей. И каждый из них по-своему влиятельный. Я имею в виду прежде всего Героя Украины Ефима Звягильского, а также Николая Янковского и Георгия Скударя. Есть люди, которые добились огромного успеха в бизнесе: это и Ринат Ахметов, и Валентин Ландык… Выделить кого-то одного я не могу.

—Периоды доминирования представителей определённого региона на ключевых постах во власти были в Украине и раньше. Однако столь явной экспансии до сих пор не наблюдалось. Скажите, вы не опасаетесь, что подобный подход к кадровой политике нынешнего правительства множит ряды недругов донетчан среди других региональных элит?
—Я уже неоднократно говорил, что самым главным критерием в формировании команды должен быть профессионализм. В этом — ключ к успеху любой компании и любого правительства. Во многих европейских странах парламентская коалиция выбирает премьера, а премьер формирует команду. Как правило, ему дают возможность набрать менеджмент, с которым ему работать. Тому, кто формирует команду, виднее, кто по своим профессиональным качествам больше подходит на ту или иную должность. И он не должен смотреть на прописку. Я не хотел бы кого-либо оправдывать. Но есть объективные причины. Несколько дней назад я встречался с министром угольной промышленности. Он говорит: «Мне в министерство нужно 250 высококлассных специалистов по углю. В Киеве их нет». Получается, что таких людей нужно перевозить в столицу из областей, в которых находятся угледобывающие предприятия, или переносить министерство угольной промышленности в Донецк. То же касается и Минпромполитики. Ну не было в Киеве никогда предприятий тяжёлой промышленности. Где сегодня брать специалистов?

—Не хотелось бы никого обижать, но когда, к примеру, судьёй Конституционного суда становится глава Енакиевского горсуда, трудно поверить, что при выборе кандидатуры отдали предпочтение профессионализму, а не происхождению человека.
—Я был бы счастлив, если бы он был председателем городского суда, например, Тернополя или Мукачево… Кадры нужно подбирать по профессиональным качествам, и тот, кто отвечает за команду, должен быть уверен, что менеджеры его не подведут. Это моё глубокое убеждение, и в бизнесе именно так.

—Одной из составляющих имиджа «донецких» принято считать их верность данному слову. Не кажется ли вам, что последовавшие за подписанием Универсала события многих заставили усомниться в этом?
—Я считаю, умение держать слово — очень хорошее качество для любого человека, независимо от того, из какого региона он происходит. И к этому должны стремиться все. Что же касается Универсала… А в чём премьер-министр его нарушает? Я не вижу никаких отступлений от того, что написано в документе.

—Но речь не столько о букве Универсала, сколько о духе, который отражён в его названии — Универсал национального единства. Однако шаги, предпринятые Кабмином Януковича сразу же после подписания документа, мало способствуют единству в стране. Не удалось достичь единства и во власти.
—Это очень плохо. Я уже как-то говорил, что Украине при достижении полного согласия во власти потребуется лет восемьдесят, чтобы выбраться из экономического кризиса.


 

Между представителями киевской и донецкой региональных элит Григорием Суркисом и Борисом Колесниковым разгорелся конфликт на футбольной почве
Между представителями киевской и донецкой региональных элит Григорием Суркисом и Борисом Колесниковым разгорелся конфликт на футбольной почве


—Что, по-вашему, мешает лидерам государства прийти к консенсусу?
—В первую очередь этот вопрос нужно адресовать им самим. С моей точки зрения, обе стороны конфликта должны отбросить все свои амбиции и объединить усилия для построения мощного государства. Я противник конфликтов. И никакие властные полномочия не стоят того, чтобы в борьбе за них страдали интересы государства.

—Насколько известно, вы сторонник, скажем так, введения элементов федерализма в территориальное обустройство страны. На днях Кабинет Министров объявил о начале разработки своей программы региональной политики. Будут ли учтены в ней позиции, подобные вашим?
—Я думаю, на первом этапе организация власти в Украине должна быть в рамках унитарной страны. Но с очень большими полномочиями регионов и с перераспределением бюджета в их пользу. Этого было бы пока достаточно. Я не понимаю, когда начинают смешивать в одно целое сепаратизм и федерализм. Все иностранные журналисты и западные коллеги просто умирают со смеху, когда в Украине смешивают эти два понятия. Получается, Соединённые Штаты Америки или Федеративная Республика Германия — сепаратистские государства? Федерализм — это конкуренция регионов за экономическое развитие своих территорий и за повышение уровня благосостояния своих жителей. Конечно, раз у нас происходят такие жёсткие дискуссии по этому поводу, значит, вопрос о формализации большей самостоятельности регионов следует пока отложить. Но жизнь начинается внизу. Макроэкономика хороша для специалистов. Однако в каждой семье должен быть свой достаток. Если его нет, значит, что-то не так во всём государстве. На каждой улице должны гореть фонари, и не Президент виноват, если они не горят. Так вот, я не понимаю, как можно развивать страну, не давая регионам больших прав. И политических, и экономических.

—Но как это совместить с заботой о единстве страны? Вас не пугает возможность её раскола? Ведь рана, образовавшаяся на теле Украины во время выборов-2004, всё ещё не затянулась.
—А кто её бередит? Кто никак не успокоится: «донецкие бандиты, донецкие бандиты»? Эту пластинку уже пора выключить. Она уже однажды, в 2004-м, сработала — и достаточно. В 2006 г. она уже принесла её авторам отрицательный результат. Вспомните первый клип «Нашей Украины» во время парламентской кампании этой весной. «Они возвращаются…» и так далее. Как вы считаете, это объединяет страну? Да Северодонецк — это детские ясли по сравнению с той пропагандистской машиной, которая запущена против юго-восточных регионов.

—В связи с обвинениями в вымогательстве, выдвинутыми вам Генпрокуратурой, вы провели четыре месяца (с апреля по август 2005 г.) в Лукьяновском СИЗО. В июне этого года дело против вас было закрыто. А во время состоявшегося в августе празднования юбилея ФК «Шахтёр» вы заявили о намерении подать в суд на главу МВД Юрия Луценко. Подали?
—Пока нет. Мы решили подойти к этой проблеме системно. Меня признали невиновным, в моих действиях не было состава преступления. Это выводы прокуратуры, закреплённые в соответствующем постановлении. Команда моих адвокатов решила идти снизу вверх. Есть два жулика — отец и сын Пенчуки, — которые написали ложный донос. Мы решили начать с этих людей, подав в суд на них. Потом наступит очередь Корнича (на момент возбуждения уголовного дела — руководитель УБОПа — Фокус). Потом — Москаля (тогдашний замминистра внутренних дел. — Фокус), потом — Луценко. Есть ещё замгенпрокурора Шокин, сотрудник Интерпола Драган. Так постепенно мы доберёмся до того, кто был на верху всей этой пирамиды, кто был заказчиком уголовного дела. Я обещаю, что в ближайшие месяца три вы узнаете очень много интересного. Пока не хочу лишать журналистов интриги.

—Вы не оказались в числе инициаторов создания парламентской следственной комиссии по Луценко только потому, что работаете в комитете по вопросам экономической политики, а не законодательному обеспечению правоохранительной деятельности?
—Послушайте, в любой развитой стране, если бы министр или прокурор инициировал возбуждение громких уголовных дел, а они потом с позором разваливались, отставка была бы неизбежной, без всяких комиссий. Множество людей пострадали от ложных обвинений. Такая была кампанейщина в советском стиле. Поэтому депутаты вправе создавать любые комиссии по изучению деятельности главы МВД. Он же публично обвинял людей. Без решения суда. И о каком политическом заказе можно сейчас говорить? Политический заказ был в 2005 г. — против Кушнарёва, Тихонова, Колесникова. Пенчука-младшего, обвинившего меня в вымогательстве, по сути, купили. Они дали ему квартиру в Киеве, устроили сына в институт. И никого не интересовало, что я лично не купил у Пенчука ни одной акции. А кто-нибудь знает, что две политические силы из «оранжевого» лагеря категорически отказались принимать его в свои избирательные списки и его пристроили к «Поре»?

—Вы испытываете желание отомстить?
—Нет, я хочу, чтобы имена заказчиков и исполнителей всего этого мероприятия были названы публично. Этого для меня будет достаточно. А какое они понесут наказание, будет решать суд.

—В последние дни в адрес руководства Генеральной прокуратуры звучали критические замечания из уст Президента, главы его секретариата и министра внутренних дел. Если глава государства решит внести в парламент представление на увольнение генпрокурора Александра Медведько, ваша фракция поддержит такую инициативу?
—Прокуратура — это надзорный орган, и у неё никогда не будет фанатов и болельщиков. Поэтому я не могу сказать здесь ничего утвердительного. Для того, чтобы такое представление было внесено, должны быть веские основания. Пока я их не видел. Это моё личное мнение.

—Кстати, о фанатах и болельщиках. Будучи председателем Донецкой областной федерации футбола, вы стали одним из главных действующих лиц скандала, разгоревшегося по окончании последнего матча между ФК «Динамо» и ФК «Шахтёр». Ваш оппонент, президент ФК «Динамо» Игорь Суркис, продолжая полемику с вами, в интервью одному из изданий на днях заявил: «Задаю вопрос г-ну Колесникову, который говорит о надписи на лбу «коррупция»: каким образом УЕФА вновь рекомендовала меня в совет президентов? Кажется, Колесников неправильно выбрал себе работу… Он хорошо смотрелся бы в прокуратуре и милиции. А ещё лучше ему постараться сместить Луценко и стать министром внутренних дел». Как бы вы прокомментировали эти слова?
—Я думаю, в кресле министра внутренних дел очень неплохо смотрелись бы оба Суркиса. Благодаря своему богатому опыту в борьбе с совладельцами «Динамо», которым они кое-что подбрасывали и затем задерживали. А за что же УЕФА рекомендовала на три года исключить «Динамо» из числа участников Еврокубка? Суркис обиделся за слово «коррупция»? А как называется попытка подкупа испанского арбитра, зафиксированная в рапорте судьи? Об этом в 1995 г. писали все газеты!

—Но вернёмся к проблемам нынешнего времени. Правда ли, что дальнейшее пребывание Николая Азарова на посту вице-премьер-министра и министра финансов будет зависеть от того, насколько успешным будет утверждение бюджета страны на следующий год?
—Я считаю, что дальнейшее пребывание Николая Яновича на должности будет связано с тем, насколько успешным будет развитие украинской экономики в целом. А также от успешности введения инноваций в сфере налогового регулирования. А бюджет — это всего лишь финансовый документ, по которому страна будет жить в следующем году. Это только у нас из принятия бюджета делают политическое шоу.

—Почему среди членов правительства Януковича лишь один человек, близкий к Ринату Ахметову, — глава Министерства по чрезвычайным ситуациям Василий Джарты?
—Я не могу определять степень чей-то близости к кому-то. У нас во фракции и партии очень дружная команда. Фракция делегировала специалистов в правительство, руководствуясь соображениями не близости или дальности их к кому бы то ни было, а тем, смогут они справиться с поставленными перед ними задачами или нет.

—Правда ли, что после президентских выборов в 2004 г. финансисты Партии регионов, прежде всего Ринат Ахметов, всерьёз рассматривали вопрос о смене её лидера Виктора Януковича?
—Такой вопрос ни разу не поднимался и не рассматривался. Ни официально, ни кулуарно.
0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.