Вспомнить всё. Ученые научились "пересаживать" память морским моллюскам

Вспомнить всё. Ученые научились "пересаживать" память морским моллюскам

Фото: Chad King / NOAA MBNMS / wikimedia commons

Эксперимент показал, что некоторые воспоминания закодированы в молекулах, составляющих часть генетического механизма организма, говорят исследователи

Возможно, наука никогда не узнает, какими воспоминаниями томим морской моллюск Aplysia californica, гермафродит длиной тридцать сантиметров, поедая водоросли в мелководных бассейнах Тихоокеанского побережья.

Однако в новом исследовании учёных говорится, что они добились успеха в понимании простейшего вида памяти и с помощью изощренной  инъекции сумели перенести такую ​​память из одного морского моллюска в другого.

Дэвид Гланцман, нейробиолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, считает, что виды воспоминаний, которые вызывают у улитки оборонительный рефлекс, кодируются не в связях между клетками мозга, как утверждают многие учёные, а в молекулах РНК, составляющих часть генетического механизма организма.

Чтобы проверить эту идею, Гланцман вживил провода в хвосты Aplysia californica и нанёс серию электрических ударов. Процедура повысила чувствительность животных, поэтому когда их тыкали в мясистое дыхательное отверстие, они сжимали жабры в надёжном защитном действии. Гланцман уподобляет эту реакцию тому, как он нервничает в минуты после землетрясения: память о событии вызывает непроизвольный рефлекс на любой громкий шум.

После сенсибилизации морских улиток Гланцман извлек их РНК и ввел её другим улиткам, чтобы посмотреть, что будет. Ученый обнаружил, что улитки-реципиенты стали сенсибилизированными, что говорит о том, что "память" об электрических ударах была пересажена. Когда Гланцман повторил эксперимент с РНК из морских улиток, которые были подключены к проводам, но не получали ударов током, рефлекторное поведение не переносилось.

По мнению исследователей, эксперименты показывают, что существенные части энграммы (следа памяти), вызывающие сенсибилизацию морских улиток, находятся в РНК, а не в связях между клетками мозга, как диктует традиционная нейронаука.

"Мы говорим об очень конкретных видах воспоминаний, не о том, что случилось со мной в пятый день рождения или кто является президентом США", — сказал Гланцман, чьё исследование появилось в журнале eNeuro.

Работа не получила широкого признания. "Очевидно, что необходимо провести дальнейшую работу, чтобы определить, являются ли эти изменения прочными и каковы основные механизмы, — прокомментировала профессор Сералинн Ванн, изучающая память в Университете Кардиффа. — Хоть Aplysia представляет собой фантастическую модель для изучения базовой нейронауки, нам следует очень осторожно сравнивать это с процессами в памяти человека, которые намного сложнее".

Томас Райан, изучающий память в Тринити-колледже в Дублине, твёрдо не согласен с исследователями. "Это интересно, но не думаю, что они передали память, — сказал он. —  Эта работа говорит мне, что, возможно, самые базовые поведенческие реакции связаны с каким-то переключением в животном, и есть что-то, что Гланцман извлекает, что активирует этот переключатель".

Однако Райан добавил, что коренное переосмысление процессов памяти крайне необходимо: "В области, которая настолько полна догм, где мы ждём, когда люди уйдут на пенсию, чтобы мы могли двигаться дальше, нам нужно как можно больше новых идей. Эта работа ведёт нас по интересному пути, но я весьма и весьма скептично настроен по этому поводу".

По материалам The Telegraph