Должны случиться 3 вещи. Эпидемиолог из Google рассказал, что нас ждет дальше

2020-04-06 20:27:30

138142 1568

Ларри Бриллиант предсказывал пандемию еще в 2006 году

75-летний эпидемиолог Ларри Бриллиант много лет сотрудничал со Всемирной организацией здравоохранения, помогал победить полиомиелит и оспу, был первым директором Google.org (благотворительный фонд Google). Ларри является соучредителем конференц-системы Well, а также он путешествовал с рок-группой с Grateful Dead и был консультантом во время съемок фильма "Заражение", который сейчас многие называют пророческим. Сейчас он возглавляет общественную организацию "Остановим пандемии".

В 2006 году Ларри Бриллиант говорил о том, как будет выглядеть следующая пандемия. Тогда это звучало слишком ужасно, чтобы слова ученого восприняли всерьез. "Заболеет миллиард человек, умрет 165 миллионов. Произойдет глобальный экономический спад и депрессия. Тысячи людей потеряют работу и не смогут получить медицинскую помощь. Последствия пандемии будут немыслимы", – говорил ученый.

Сейчас эпидемиолог находится в самозиоляции в округе Марин в Калифорнии, но дал интервью о COVID-19 изданию Wired. Ларри говорит, что коронавирус – новая болезнь, а значит в мире нет человека, который бы болел им ранее. И хоть сейчас допускают, что коронавирусом можно заболеть повторно, Ларри считает, что это невозможно. По его словам, повторное заражение нереально, а позитивные результат – скорей ошибка тестирования. "Но будут десятки миллионов новых зараженных, прежде чем вспышка утихнет", – отмечает Ларри и резюмирует, что это самая опасная пандемия в нашей жизни.

Самоизоляция, как мера предосторожности – это хорошая идея. Она позволяет потянуть время до того момента, как будет найдена вакцина и избежать массового заражения. По мнению Ларри, это произойдет в ближайшие год, или полтора.

Когда вакцина будет найдена, часть людей успеет переболеть коронавирусом и станет невосприимчива к повторному заражению. Все вместе даст так называемый "коллективный иммунитет", который обычно охватывает 70-80% населения и когда болезни практически некого поражать.

Ларри надеется, что лекарство от COVID-19 будет иметь одновременно профилактический и лечащий эффект, то есть их можно будет принимать, чтобы предотвратить заражение.

На вопрос, когда мир вернется к обычной жизни, а люди смогут свободно выходить из дома и ходить на работу, у Ларри точного прогноза нет. Но он сравнивает пандемию с теннисным матчем и считает, что сейчас преимущество у коронавируса. Но есть и хорошие новости – в Южной Корее было зафиксировано менее сотни заболевших за сутки (17марта). Это отличный показатель. В Китае сегодня было больше завезенных случаев, чем полученных непрерывной цепочкой трансмиссии из Уханя. Но следовать китайской модели сложно. "Мы не будем запирать людей в квартирах, заколачивая выход. Но следовать южнокорейской модели мы вполне можем. К сожалению, для этого нужно делать пропорционально столько же тестов, сколько сделали они, а они сделали больше четверти миллиона. Собственно, к тому моменту, как Южная Корея сделала 200 тысяч тестов, мы (США – ред.) сделали, наверное, меньше тысячи", – отмечает Бриллиант.

На вопрос, не поздно ли сейчас тестировать и на что влияет массовое тестирование, Ларри отвечает, что тесты играют ощутимую роль. Они дают понимание того, где находится коронавирус, потому что сейчас это неизвестно. "Может, в штате Миссисипи не зарегистрировано ни одного случая, потому что штат их не ищет. А откуда им знать? В Зимбабве ноль заражений не потому, что в стране нет вируса, а потому, что нет возможности тестировать. Нам нужно что-то вроде домашнего теста на беременность, что-то, что каждый может сделать дома", - говорит эпидемиолог.

Ларри Бриллиант, отметивший 75 день рождения честно признается, что находится в той возрастной группе, когда, в случае заражения смертность составляет 1 из 7. Но он не боится, потому как убежден – принятые меры оттягивают тот момент, когда коронавирус может поразить все население и дает возможность найти вакцину, или профилактическое средство. "Всем нужно помнить, что это не зомби-апокалипсис или массовое вымирание", - отмечает Ларри.

И советует носить маски. "Маски N95 сами по себе замечательны. Их поры шириной три микрона, а ширина вируса — один микрон. Кто-то говорит, что это не работает. Но представьте трех здоровенных игроков в регби, которые в обеденный перерыв ломанулись в одну дверь. У них ничего не выйдет. По последним данным, которые я видел, маски увеличивают защиту в пять раз", - говорит Ларри. Но настаивает, что в первую очередь этими масками должны быть обеспечены врачи и медсестры, чтобы, приходя на работу, они чувствовали себя в безопасности. Так маски должны быть там, где они нужнее всего, там, где заботятся о пациентах.

Главный вопрос – как понять, что мир справился с пандемией? И эпидемиолог считает, что должны произойти три вещи.

"Во-первых, мы должны понять, как выглядит распределение этого вируса: как айсберг, когда над водой одна седьмая, или как пирамида, когда мы видим все. Если прямо сейчас мы видим лишь одну седьмую реальной ситуации, потому что недостаточно тестируем или просто не замечаем ее, тогда дело дрянь. Во-вторых, мы должны найти лечение, которое действует, вакцину или антивирусный препарат. И в-третьих — пожалуй, самое важное, — нам надо увидеть большое количество людей, получивших иммунитет. И мы должны протестировать их, чтобы удостовериться, что они больше не заразны. У нас должна быть система, которая их идентифицирует, например, браслет, или удостоверение личности с печатью. Тогда мы сможем спокойно отправлять детей обратно в школы, потому что мы будем знать, что учителя не заразны и ухаживать за стариками в доме престарелых будет сертифицированный персонал, а зубные врачи будут лечить нас, не боясь заразится. Когда эти три вещи произойдут, тогда мы вернёмся к норме", - считает Ларри.

Но в сложившейся ситуации эпидемиолог также видит и положительные аспекты: преодолевая это испытание люди становятся лучшей версией себя, а волонтерство достигло небывалых масштабов.

"Этот вирус — за равные права, он заражает всех без разбора. И возможно, это путь к тому, чтобы стать лучше, если бы мы тоже могли увидеть друг друга равными, то есть обладающими большей степенью сходства, чем различия" — резюмирует Ларри.

Как ранее писал Фокус:

Loading...