Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Мы рождаемся зверушками, а умираем людьми, если всё идёт благополучно, — Катерина Мурашова

Мы рождаемся зверушками, а умираем людьми, если всё идёт благополучно, — Катерина Мурашова

Психолог Катерина Мурашова рассказала Фокусу о том, как родители незаметно врут детям, почему выход из зоны комфорта не панацея от всех проблем, а лени не существует в природе

000

Катерина Мурашова — семейный психолог с 25-летним стажем и автор десятка книг по психологии детей. Восемь лет Мурашова ведёт блог на сайте журнала "Сноб", где рассказывает о случаях из своей практики. В сотнях историй, собранных за эти годы, есть рассказы обо всём — детской любви, которую взрослые не воспринимают всерьёз, уходе из дома по непонятным родителям причинам и даже о случайном убийстве в детстве, которое повлияло на всю дальнейшую жизнь ребёнка.

Мурашова говорит, что рассказывать истории — принцип её работы. Она делает это не только в книгах и блоге, но и на приёме. Через чужие истории легче понять собственную.

Весной Катерина Мурашова приезжала в Киев по приглашению психологов "Детского проекта" Киевского Гештальт Университета и прочитала лекцию "Существует ли правильное воспитание".

Ошибки родителей

Ваша лекция называется "Существует ли правильное воспитание". Очевидно, что это миф. А существует ли неправильное воспитание?

— Безусловно, существует. Неправильное воспитание — это когда детям много врут. Не про Деда Мороза, а когда, например, мама говорит сыну: "Снова тётя Света звонит. Скажи ей, что меня нет". При этом та же мама рассказывает ребёнку, что нужно быть честным. Говорит: "Ты не должен мне врать, я хочу знать, что с тобой происходит в жизни". В итоге у ребёнка возникает диссонанс. Он уже не понимает, что такое правда, а что — ложь, что он может себе позволить, а что нет. Размываются этические границы. Ребёнок теряет ориентиры, а спустя какое-то время его же и обвинят: "Ты мне соврал. Я не могут тебе доверять". Он так и будет думать о себе: "Я — человек, которому нельзя доверять, которому не верят папа и мама". Такие дети находятся в условиях даже не двойных, а тройных и четверных стандартов. И так живёт достаточно большая часть семей. Это и есть неправильное воспитание.

Катерина Мурашова: "Неправильное воспитание — это когда детям много врут. Не про Деда Мороза, а когда, например, мама говорит сыну: "Снова тётя Света звонит. Скажи ей, что меня нет". При этом та же мама рассказывает ребёнку, что нужно быть честным"

Как часто вы сталкиваетесь с ситуациями, когда бессильны помочь тем, кто обращается за помощью? Что это за случаи?

— Такое происходит очень часто. Я вообще считаю социально вредной идею того, что в кабинете сидит всемогущий психотерапевт, который всех спасает. Психологическое консультирование — это инструмент, который может реально помочь в некоторых случаях некоторым семьям. Совсем редко он может помочь сильно и красиво. Но это не просто не панацея, это достаточно редкий вариант.

Половина людей, которые ко мне приходят, вообще не понимают, что я им говорю, или понимают неправильно. Половина из тех, кто поняли, этим и ограничиваются. Они ничего не собираются делать и просто пришли поставить "галочку", чтобы говорить потом знакомым: "Мы были у психолога". Вторая часть тех, кто всё понял, приступает к действиям. Но и этого мало. Ведь не у всех получается выполнять рекомендации — кому-то надоедает, кто-то видит, как это усложняет жизнь, и бросает. И только небольшая часть людей понимает, что я им говорю, принимает решение действовать, начинает работать, доводит дело до конца и получает положительный результат.

А бывает, что вы сами не знаете, как помочь людям?

— Довольно часто. Этому есть несколько объяснений. Иногда мне предъявляют не то, что происходит в семье на самом деле. Я это чувствую и понимаю, но на мои вопросы человек не отвечает. Он закрылся, а я же не могу залезть к нему в голову. Или другой сценарий. Женщина приходит и говорит: "Сделайте так, чтобы мой муж общался с нашими детьми" или "Сделайте так, чтобы сын не хамил в школе". Я спрашиваю: "А где сын-то?" Она отвечает: "Он отказался приходить". Когда запрос касается влияния на третьих людей, я практически никогда не могу ничего сделать. Но если эта же женщина спросит: "Подскажите тогда, как мне изменить своё поведение, чтобы сын перестал хамить учителям?", я пойду на диалог. Другое дело, если этому сыну уже 15 лет, и будет ли много пользы от того, что она изменит поведение?

Кстати, к вопросу о том, что иногда родители рассказывают вам не то, что происходит в семье на самом деле. По каким мелочам вы понимаете, в какую сторону стоит копать?

— Часто выручает случайность. Иногда я цепляюсь за что-то в невербалке, иногда в оговорках. Иногда чувствую что-то созвучное с конкретным случаем, с тем, что уже было в моем опыте. Я работаю 25 лет и, конечно, не помню случаев, происходивших 15 лет назад, но иногда что-то перекликается на бессознательном уровне.

Лени не существует

Как за время вашей практики менялись родители, дети и проблемы, с которыми к вам приходят?

— Когда я начинала работать, девять из десяти родителей путали психолога с психиатром. Сейчас практически 100% людей понимают, чем занимается психолог. Они смотрели фильмы, читали книги. Родители стали просвещёнными.

Дети за эти годы стали гораздо более разнообразными. 25 лет назад, если ко мне приходили два ребёнка одного возраста из одной и той же школы, они практически не отличались друг от друга. Не было такого, чтобы в 12 лет один ребёнок выглядел и вёл себя, как девятилетний, а второй — как 16-летний. Сейчас это возможно. Дети отличаются друг от друга уровнем взрослости, интересами, речью. Наверное, так происходит потому, что мир вокруг стал многообразным. Нынешнее поколение уже не понимает реалии, в которых мы были детьми. Как-то у меня была забавная беседа с подростком, который оказался в полном тупике от старой песни Пугачёвой: "И так захочешь теплоты, не полюбившейся когда-то, что переждать не сможешь ты трёх человек у автомата". 15-летний мальчик не мог понять, какую теплоту может дать автомат.

Как отличить банальную детскую лень от психологической проблемы, которая стоит за этой ленью?

— Я считаю, что лени вообще не существует в природе. Объясню на примере. Молодая пара договорилась пойти вечером в гости к друзьям. Она собирается, он медлит, а потом вдруг говорит: "Ты знаешь, я не пойду. Иди одна. Мне что-то лень". Почему он не хочет идти? Может быть, ему не нравятся её друзья или он неловко чувствует себя в их обществе? Может, ему нужно сбагрить её, чтобы заняться какими-то более интересными делами, чем поход в гости? Может, он обижен на неё и не хочет проводить с ней вечер? Или у него проблемы с алкоголем, и он знает, что она начнёт считать, сколько он выпил бокалов? А может, он просто заболевает гриппом и плохо себя чувствует? Мы сходу набросали шесть вариантов, но на самом деле их может быть гораздо больше. Среди возможных причин никогда не будет лени. За ней всегда стоит что-то другое.

"Как-то у меня была забавная беседа с подростком, который оказался в полном тупике от старой песни Пугачёвой: "И так захочешь теплоты, не полюбившейся когда-то, что переждать не сможешь ты трёх человек у автомата". 15-летний мальчик не мог понять, какую теплоту может дать автомат"

О чём сигналит детская навязчивость или болезненная привязанность ребёнка к родителю?

— Это может говорить о спектре проблем. Начиная от поощрения этой привязанности самими родителями, когда женщина говорит: "Ой, вы знаете, он у меня такой мамин", а у самой физиономия, как будто она только что слизала полкилограмма сметаны, и заканчивая проблемами между ребёнком и миром. В таких случаях мать просто всё делает за ребёнка, и он не может без неё обойтись. Между этими двумя вариантами — море промежуточных.

Если ребёнок предпочитает сверстникам общение со взрослыми или одиночество, это требует психологической коррекции?

— Ребёнку, у которого нет проблем, всегда интересно общаться со сверстниками — с теми, кто разделяет его интересы. Если ребёнок не ищет такого общения, значит, он или боится, или не умеет общаться, или родители где-то напортачили. Например, некоторые родители говорят: "Вы знаете, моему ребёнку вообще не о чём поговорить со сверстниками. Они все примитивные, только в компьютерные игры играют. А мой такой умный, всех динозавров знает, в интегралах разбирается". Если так говорить, потом с ребёнком будут невероятные проблемы.

Отговорки для жизни

Существует мнение, что после четырёх лет в ребёнке ничего нельзя изменить и основы его характера уже сформированы. Так ли это?

— Конечно, нет. С чем-то человек рождается — это темперамент и сила нервной системы. Одного хоть об асфальт бей, ему хоть бы хны, а второй или бьётся в истерике, или впадает в отчаяние по любому поводу. И тут ничего не изменишь ни до четырёх лет, ни после. Людям просто хочется систематизировать мир и поэтому они говорят: "Что-то возможно изменить до четырёх лет".

Есть характеристики, которые приобретаются в раннем возрасте. Но я бы не назвала это воспитанием. Мы все рождаемся зверушками, а процесс очеловечивания идёт потом, постепенно. Если всё идёт благополучно, то умираем мы уже людьми.

Конечно, существуют вещи, которые могут повлиять на человека в раннем возрасте и оставить след на всю жизнь, хотя он самого события и не помнит. Например, полуторагодовалый мальчик увидел, как самолёт садился на экстренную посадку. Потом он до 18 лет боится любых звуков. Хотя напугал его тогда не столько самолёт, сколько паника матери.

Катерина Мурашова: "Женщина приходит и говорит: "Сделайте так, чтобы мой муж общался с нашими детьми" или "Сделайте так, чтобы сын не хамил в школе". Я спрашиваю: "А где сын-то?" Она отвечает: "Он отказался приходить". Когда запрос касается влияния на третьих людей, я практически никогда не могу ничего сделать"

В последнее время принято списывать проблемы во взрослой жизни на детские травмы. Их влияние действительно так сильно или это просто отговорка?

— В 100% случаев это отговорки. Жить, оправдывая свои поступки, например, тем, что когда-то вас бросил папа, — это значит снимать с себя ответственность. У каждого есть личная история, которая состоит из побед и поражений, радостей и мерзостей. И что теперь? Мы все живём здесь и сейчас, а прошлое осталось позади. Может быть, то, что у человека была холодная мать или его плохо приучили к горшку, повлияло на его нынешние характеристики, но это точно не оправдывает его нынешних поступков.

Сейчас принято считать, что выход из зоны комфорта — чуть ли не панацея от всех бед и мощный инструмент развития личности. Что вы об этом думаете?

— Для начала нужно определиться с тем, что вы называете зоной комфорта. Если под этим подразумевать какое-то действие, которое вам не нравится и которого вы боитесь, то да, несомненно, пойдя на это, вы совершите шаг. Но с какого перепуга кто-то решил, что это обязательно будет шаг вперёд?

Допустим, вы не хотите ходить на психологические тренинги. И вот вы преодолели себя и пошли туда. Вернулись домой и поняли, что вас как тошнило от тренингов, так и тошнит. Потому что люди там ведут себя, как придурки — говорят и действуют неестественно, смысла в этом нет никакого. Разве то, что вы туда сходили, — это шаг вперёд?

Или, например, вы боитесь ходить на танцы. Вы всё-таки пришли, но вас никто не пригласил или посмеялся над вашей внешностью. В итоге вы не только укрепитесь в своём страхе танцевать на людях, но ещё и заработаете комплекс. Так что выход из зоны комфорта — это может быть шагом вперёд, назад или в никуда. Но никогда нельзя знать заранее, что даст вам этот шаг.

Фото: Александр Чекменёв

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.