Охота на егеря. Почему в Украине процветает браконьерство и как с ним бороться

2019-11-14 19:40:00

3419 160

Браконьерами движет не чувство голода, как сорок лет назад, а экстрим. Лицензию на охоту они не покупают из принципа — так интереснее. Повезёт — выследишь кабана, не повезёт — наткнёшься на егеря. Правда, как показывает практика, часто не везёт в этом случае как раз последним

10 ноября вблизи села Царёвка на границе Коростышевского и Радомышльского районов егери общественной организации "Радомышльские охотники" повстречали семерых неизвестных охотников. Их заподозрили в браконьерстве. Среди егерей оказался Святослав Пархоменко, адвокат Александра Лося, одного из подозреваемых по делу об убийстве экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова. Егери попросили неизвестных показать лицензию на охоту, которой ни у кого не оказалось. Начал нарастать конфликт. Прозвучал выстрел. Пархоменко первым спустил курок своего незарегистрированного пистолета Browning. Он ранил 52-летнего браконьера, тот в свою очередь ответил выстрелом их ружья. Адвокат погиб на месте.

"Конфликты между егерями и браконьерами происходят регулярно, но они нигде не отображены — протоколов не составляют. У егерей не особенно много прав. По закону они имеют право останавливать транспорт, проверять документы, проводить осмотр машин, если это им разрешат охотники. Задерживать они никого не могут. Поэтому практически каждая встреча в лесу егерей и браконьеров заканчивается конфликтом. Хорошо, если разрядят оружие, отставят его в сторону и мирно начнут выяснять, кто на каком основании зашёл в лес", — рассказывает Артём Мельник, директор охотхозяйства "Бретон" в Згуровском районе Киевской области.

Он поясняет, что браконьерская охота — развлечение для богатых. Один лишь дорогой карабин стоит около €6 тыс., оптический прицел — €10 тыс. Для браконьеров стоимость государственной лицензии на охоту — сумма символическая. Но охотиться на законных основаниях им неинтересно. Куда круче приехать на джипе ночью с тепловизором и пострелять. Пару лет назад был случай в том же Радомышльском районе — застрелили двух селян, которые ночью воровали картошку на чьём-то огороде. Их перепутали с кабанами. Артём Мельник говорит, что это показатель неопытности охотников. "Виновных, конечно, не нашли", — сетует он.

Выкормить, а потом добить

Практически все леса за пределами населённых пунктов разделены на охотничьи угодья. Их закрепляют за определёнными пользователями. Выглядит это следующим образом: юридическое лицо планирует создать охотничье хозяйство. Для этого оно обращается в Государственное агентство лесных ресурсов, там показывают свободные участки. Чтобы их получить в пользование на срок от 15 до 50 лет, нужно сделать охотустройство, своего рода бизнес-план. Этот план отправляют на рассмотрение в органы местного самоуправления. Там принимают решение о выделении участка.

Притом выдвигают определённые условия. Популяция диких животных не должна уменьшаться — это проверяют каждый год. К примеру, если за год число кабанов в лесу выросло на 10 голов, для охоты на данном участке выдадут не более 10 лицензий. Кроме того, арендатор леса обязан нанять следящих за порядком егерей и подкармливать обитающих на подведомственных ему участках промысловых животных.

Оленёнок-сирота. Этого оленёнка Артём Мельник нашёл в лесу — браконьеры убили его мать. Животное теперь живёт в охотхозяйстве на правах домашнего любимца

За это охотхозяйство получает право взимать оплату за охоту на арендованной им у государства территории. Размер оплаты устанавливает администрация охотхозяйства. К примеру, средняя цена охоты на кабана по Украине — 5 тыс. грн за голову. К этому нужно добавить стоимость государственной лицензии на отстрел — 600 грн.

Андрей Мельник утверждает, что этих денег не хватает на содержание участка. Чтобы вырастить кабана с молодняка до стоящей добычи, требуются годы. "Есть хозяйство, в которое за четыре года вложили 100 млн грн. В нём добыча оленя должна стоить минимум 200 тыс. грн. Априори охотхозяйство — дело убыточное, занимаются этим фанаты охоты", — сетует наш собеседник.

Он сам

Из вышеописанного становится понятна нелюбовь егерей к браконьерам. По сути, последние хищнически эксплуатируют их труд — отстреливают всё без разбора: молодняк, беременных самок. Так как оружие у браконьеров не зарегистрировано, вычислить его обладателей очень сложно. Хоть закон и предусматривает наказание за браконьерство (штраф за незаконную добычу оленя — 80 тыс. грн, кабана — 50 тыс., зайца — 7 тыс. грн), реальных случаев, когда кого-то привлекли по этой статье, не так много. Даже если егерь снимет на телефон браконьера рядом с убитой тушей, последний на суде может заявить, что просто гулял по лесу с ружьём и наткнулся на убитого зверя. И вполне вероятно, что суд сочтёт этот аргумент убедительным.

"В 2010-м за год составляли около 10 тыс. протоколов о нарушении правил охоты, после 2015-го цифра упала до 3 тыс., на сегодня эти показатели сохраняются. Но это не говорит о том, что число браконьеров уменьшилось. Уменьшилось число случаев поимки и фиксации. Егеря стали уходить: зарплата егеря — около 4 тыс. грн. Поэтому за угодьями следят преимущественно волонтёры", — говорит Иван Шеремет, начальник Управления охотничьего хозяйства и охоты Государственного агентства лесных ресурсов Украины.

По его словам, чтобы исправить ситуацию, нужно объединить усилия государства, егерей и местных жителей. Иначе конфликты и дальше будут решаться в лучшем случае кулаками, в худшем — нажатием спускового курка.

Loading...