Не на замке. Как уменьшить километровые очереди на границе с Польшей

  • Татьяна Катриченко

Пересечь украино-польскую границу сухопутным путем – задача не из легких: долго, утомительно и, возможно, безрезультатно. Но, несмотря на все трудности, с каждым годом желающих попасть в Европу становится все больше, а условия – хуже. Когда граница между Украиной и Польшей станет для двух народов окном возможностей, а не преградой, в материале Фокуса

535 километров украино-польской границы – самый загруженный участок всех кордонов Европейского Союза. По данным Госпогранслужбы Украины, в 2018 году ее пересекли 22 миллиона человек. А это треть всех людей, которые по суше въехали в ЕС.

"Челночный бег"

Шегини – небольшое украинское село в приграничной зоне Львовской области. По статистике, в нем проживает около тысячи людей. Но сколько на самом деле, сказать сложно – как и в соседних населенных пунктах, часть выехала в ЕС на постоянную работу, часть – выбирает сезонную. Остальные жители Шегини пересекают границу регулярно – проведывают родственников, ездят за покупками для семьи или же пытаются заработать перепродавая товары.

Пенсионерка Мария говорит Фокусу, что пересекает границу пешком несколько раз в неделю (в Шегинях обустроен единственный пеший переход), берет бутылку крепкого напитка и две пачки сигарет – именно столько можно пронести с собой за один раз. На той стороне, в польском селе Медыка, на товар Марии всегда найдется покупатель. На вырученные деньги женщина купит колбасу и сыр. Злотые потратит в магазине одной из популярных польских сетей – он расположен у границы. Говорят, в этом продовольственном супермаркете товарооборот самый большой среди подобных в Польше. И 99% его покупателей – украинцы.

– Некоторые берут с собой товара больше нормы, а уже на пропускном пункте просят соседей по очереди провезти его часть. У таких людей на польской стороне есть знакомые посредники. Назад везут то, что можно продать в Украине. Этим же занимаются и местные водители, – говорит Мария.

Если кому-то нужна бытовая техника, а это, пожалуй, самый популярный товар, привозимый из Польши, то от границы едут десять километров в город Перемышль, а то и дальше. Хотя после изменений в Налоговый кодекс 2018 года, для многих ввозить товар стало делом не выгодным – чтобы провезти продукты на 500 евро без уплаты налогов, надо пребывать на территории соседнего государства не менее суток, а значит – тратить деньги на проживание в гостинице.

Таких как пани Мария называют "челноками", – они пересекают границу в поисках выгодных цен и товаров, и готовы выстаивать в многочасовых очередях, которые сами и организовывают.

– Для них граница – источник дохода, – говорит Ирина Сушко, исполнительный директор организации "Европа без барьеров". Эксперт рассказывает, что в рамках совместного исследования с польским "Фондом Батория" проводили на границе интервью. Живущие рядом люди воспринимают такую практику как возможность выжить – прокормить семью, потратить деньги на обучение детей. Ведь рабочих мест в регионе не хватает.

Но чем дальше от границы, тем более негативное отношение к "челнокам". Во-первых, они не платят налоги, а значит – бюджет не получает дополнительные средства. А, во-вторых, создают на границе огромные очереди, в которых возникают конфликтные ситуации.

В поисках сотрудничества

Границу, как возможность для развития своего села, воспринимает Игорь Кривейко, глава Шегинивской сельской объединенной территориальной громады. Он рассказывает, что в Польшу ездит редко – только проведать родственников и встретиться с польскими коллегами.

– Я участвовал в семинарах академии лидерства по приграничному сотрудничеству. Среди нас восемь глав гмин, польских ОТГ, в частности, президент Перемышля, и восемь из Украины, - говорит Кривейко. - Перенимаем опыт Польши, ищем партнеров для сотрудничества. Гуманитарную помощь при содействии римо-католических священников мы получали, а вот союзников для общих экономических проектов найти не можем. Например, хотим провести в Шегинях канализацию, а в соседних польских Медыках она уже есть – значит, нам не о чем с ними об этом говорить. Что можем предложить польским коллегам на данном этапе? Наверное, только туристические и культурные проекты.

Сельский глава считает перегруженность границы и трудности перехода – ключевыми причинами, почему местные не могут развивать легальный мелкий бизнес, искать контакты с польскими предпринимателями, заниматься туризмом. Мол, поляки не хотят стоять в очередях, и поэтому часто отказываются от совместных проектов в приграничной зоне. Частично помогает налаженное между двумя странами авиасообщение, но, если бы наземная граница была доступнее, возможностей было бы больше.

– Тесное общение могло бы дать толчок к развитию деловых отношений с обеих сторон. Тогда все меньшему числу людей приходилось бы ехать на заработки и быть "челноками", – уверена Сушко.

С ней согласен Святослав, житель приграничного села Нижанковичи Старосамборского района Львовской области. О строительстве там нового пропускного пункта говорят уже несколько лет.

– Из нашего села все молодые люди выехали на заработки. Моему сыну 23 года, и он тоже об этом думает. Я же надеюсь на функционирование объединенных территориальных громад, в рамках которых должны создаваться условия для организации малого бизнеса, как это происходит в Польше. Посмотрите по ту сторону границы, там каждый чем-то занимается: выращивают малину, клубнику, грибы, открывают минипекарни. Все платят налоги. И есть результат: освещение, дороги, стадионы, – говорит он.

Системные решения

При этом эксперты говорят, что в ближайшие время поток украинцев, желающих пересечь границу с Польшей, вряд ли уменьшится. Возможно, со временем на смену "челнокам" и заробитчанам придут туристы, ведь Польша для украинцев уже сегодня интересная страна. Поэтому правительствам двух стран придется обсуждать вопрос улучшения условий прохождения границы и искать способы уменьшения очередей.

Ирина Сушко обращает внимание на несколько ключевых организационных проблем на границе.

Во-первых, малая пропускная способность пунктов на границе. Некоторые из них были спроектированы еще в советское время, когда поток людей был ограничен, и нуждаются в реконструкции. Например, ПП "Шегини" появился в 1940-е годы, когда никто и не думал, что к нему должна вести широкая дорога. Он, как и другие, нуждается в реконструкции. Кроме того, необходимо строить новые пункты.

Во-вторых, двойной контроль – польских и украинских пограничников и таможенников. В европейской же практике – досмотр в одной точке по международному принципу "единого окна" или "единой остановки" и выборочная проверка транспортных средств и товаров.

– Согласно наблюдениям, и местное население подтверждает наши слова, совместный контроль (такой действует на пропускном пункте "Угринов-Долгобычув") позволяет оптимизировать ресурсы персонала – уменьшить очереди, и минимизировать коррупционные проявления – сложнее предложить взятку или намекнуть на нее, – объясняет Сушко.

В-третьих, человеческий фактор. Пограничники и таможенники с увеличением потока начинали работать медленно. Но если в начале 2010-х большинство замечаний звучало в адрес украинской стороны, то ныне в нежелании эффективно работать обвиняют чаще поляков.

Например, если говорить об очереди из автомобилей, то украинские таможенники проверяют каждую за 15 минут, а польские значительно дольше – до получаса. Дело в том, что у поляков существует норма количества пропуска машин – 70 в час, и они не стремятся досматривать больше. Украинцы же могут проверять 120-150 авто. Кроме того, время от времени поляки прибегают к методу "итальянской забастовки", когда проверяют каждую машину настолько долго, насколько позволяют национальные нормы. Не на диктофон рассказывают, что поляки не хотят идти работать на границу – зарплаты не высокие, а нагрузка огромна, к тому же о проблемах работников не хотят слышать в Варшаве.

Представительница польской неправительственной организации "Фонд Батория", эксперт по управлению границами и миграцией Марта Ярошевич в разговоре с Фокусом признается, что еще несколько лет назад для польской стороны проблемы на украино-польской границе не были интересны. Во-первых, границу чаще переходили граждане Украины – примерно 90% от общего числа. Во-вторых, они то и дело нарушают закон, пытаясь провезти контрабанду. Поэтому правительственные инициативы были скорее направлены на усиление контроля и безопасности, нежели на создание комфортных условий для пересечения.

Но в последние годы ситуация изменилась. Соседняя Польша стала интересоваться рабочей силой из Украины. По данным польского кадрового агентства Personnel Service, в 2018-2019 году украинцы трудоустроены в каждой пятой польской компании. И с каждым месяцем количество вакансий растет.

– В Польше тема границы – техническая. Мне кажется, на уровне центральных властей, как в Варшаве, так и в Киеве, нет понимания, какое значение имеет граница для двух стран, – говорит Ярошевич. – Польша, действительно, нуждается в работниках из Украины, и готова их принимать. Кроме того, в приграничной зоне мы видим, что польские населенные пункты фактически живут за счет денег украинцев, приезжающих сюда за покупками. Поэтому, с польской стороны есть желание улучшать условия на границе. И она готова вкладывать в проекты больше, чем Украина, ведь у нее есть и европейские средства. Но при этом в Варшаве понимают, что границу, как и ранее, пересекают чаще граждане Украины, а значит – Украина могла бы тоже заботиться об их комфорте и инициировать реконструкцию пропускных пунктов, улучшая инфраструктуру. Например, чтобы открыть новый погранпункт "Нижанковичи-Мальховице" с украинской стороны должна быть построена дорога.

Европейские деньги

Но для изменения ситуации на границе – нужны деньги.

В 2015 году Польша предоставила Украине кредит на сумму 100 миллионов евро для модернизации границы и приграничных территорий. За эти средства в Украине должны были улучшить условия на трех пропускных пунктах и пяти участках дорог. 68 миллионов евро планировали передать "Укравтодору", таможне - 25 млн евро, еще семь – пограничникам.

Еще их Украина может тратить на обновление программного и аппаратного обеспечения для автоматизации пограничного контроля. Например, если установить видеонаблюдение, способное распознавать номерные знаки, процедуру автоматического взвешивания фур, внедрить практику электронной очереди, это могло бы уменьшить нагрузку на персонал пропускных пунктов и снизить уровень коррупции.

И хотя договор был подписан еще четыре года назад, активные работы пока не начались. В Украине сетуют на неудобные условия предоставления кредита, который заработает только в том случае, если материалы и оборудование на 60% будут польского производства, а все работы выполнят польские подрядчики.

– Я разговаривал с чиновниками, которые выписывали эту норму, и они гордились, что так заботятся о польских интересах. Но это было в 2015 году, когда думали, что кредит вот-вот заработает. Но украинская сторона впервые столкнулась с таким условием, – говорит Александр Ганущин, глава Львовского областного совета. – Кроме этого, пришлось бы платить еще и налог на добавленную стоимость.

Тем ни менее, в "Шегинях" и пограничники, и таможенники верят, что реконструкция пограничного пункта со стороны Украины все-таки начнется в 2020-м. Они показывают, какие здания планируется снести, и на сколько полос расширить дорогу. Тендер уже выиграла польская фирма, заявившая о готовности провести работы в "Шегинях" за 15 миллионов евро.

Пани Мария, как и Игорь Кривейко, уверены, что напряжение на украино-польской границе спадет не только тогда, когда будут построены новые пункты и отремонтированы старые, а после того, как Украина по уровню жизни станет ближе к соседней Польше.