Когда Минздрав не той системы. Почему Украина не готова к встрече с эпидемией COVID-2019

  • Евгения Королёва
  • Татьяна Катриченко
  • Ульяна Купновицкая

Фокус выяснил, почему Украина не готова к встрече с эпидемией коронавируса COVID-2019, которая может вспыхнуть уже через пару месяцев

20 февраля в посёлке Новые Санжары на Полтавщине стемнело рано. Ещё с утра трассу в сторону столицы перекрыли шинами и автомобилями. К вечеру собравшихся на митинг протеста селян начала бить нервная дрожь от холода, выпитой водки, возбуждения и затянувшегося ожидания. Когда на дороге наконец появился свет от автобусных фар, они схватили заранее приготовленные камни и куски тротуарной плитки и начали метать в подъезжающие автобусы. Жертвы упали на пол, закрыли головы руками, чтобы защититься от осколков разбитого стекла, и так пронзительно закричали, что у присутствующих заложило уши.

Вооружённые до зубов полицейские потеряли терпение и двинулись в сторону селян. В ответ один из местных сел за руль автомобиля и пытался врезаться в строй правоохранителей. Началась схватка, в результате которой пострадали десятки людей — как местные жители, так и полицейские. 

В ту же ночь скандальное видео о том, как Новые Санжары протестовали против размещения на карантин в местном медицинском центре украинцев, эвакуированных из охваченного эпидемией коронавируса китайского города Ухань, облетело мир. Имидж Украины как страны, которая стремится стать частью Европы, испорчен.

Бунт в Новых Санжарах — не единственный протест против размещения эвакуированных. Так, на Тернопольщине священники призывали народ молиться о том, чтобы беженцев из Уханя отвезли в другую область. А медперсонал госпиталя инвалидов в Винниках Львовской области так обрадовался, что беженцев повезут на Полтавщину, что спел гимн Украины и записал это на видео.

Очень страшно. Боязнь неизвестности стала главной движущей силой стихийных бунтов (фото: УНИАН)

Единственный вопрос: кого стоит винить во всём этом — самих украинцев или же выбранную ими власть, которая не смогла выработать чёткий алгоритм действий в кризисной ситуации? Семён Глузман, диссидент и глава Ассоциации психиатров Украины, уверен, что всё-таки власть. "Людей нужно было подготовить заранее, и уж точно не стоило дразнить их вводом в посёлок бронетехники, — говорит он. — Проблема не в нетерпимости, а в недоверии к Минздраву, проявившему себя в этой ситуации как полный импотент. Люди бросали камни в автобусы, и это ужасно, но они были напуганы. Проблема не в народе, а в менеджменте, в управлении государством!" — восклицает он.

Территория хаоса

Несколькими днями ранее событий в Новых Санжарах в Тернопольскую, Львовскую, Полтавскую и Харьковскую области пришли из Минздрава письма с требованием срочно предоставить список государственных санаториев на территории регионов.

"Мы получили это письмо и сразу на него ответили, — рассказал Фокусу просивший не называть его имени чиновник из Тернопольской ОГА. — Думаю, так же поступили и наши коллеги из других регионов. Мы не сразу догадались, что этот список нужен для размещения украинцев из Уханя. А когда сообразили, занервничали, у людей началась паника. Поймите, официальной информации ноль. Никто ни с кем не говорил, никто никого не предупреждал", — уверяет наш собеседник.

"Проблема не в нетерпимости, а в недоверии к Минздраву, который проявил себя в этой ситуации как полный импотент"

Семён Глузман, диссидент

19 февраля в Тернопольском облсовете состоялась внеочередная сессия, в которой участвовали жители Микулинецкой ОТГ, на территории которой расположен санаторий "Медоборы". Там, по слухам, изначально планировали разместить эвакуированных из Китая. Депутаты облсовета приняли официальное обращение к высшим должностным лицам государства. В нём говорилось о том, что в Тернопольской области нет даже отдельной инфекционной больницы. А инфекционные отделения городских больниц не готовы оказывать помощь заболевшим коронавирусом людям — нет необходимых условий и оборудования. По их мнению, не оборудованы для приёма эвакуированных и "Медоборы".

"У нас был разговор с премьером, и мы сказали, что если не будет средств и не будет закуплено оборудование, мы не сможем оказать помощь больным. Это все знают. Это сформулировано в документации, есть распоряжение главы области", — уточнил Владимир Богайчук, начальник Управления здравоохранения Тернопольской облгосадминистрации. Впрочем, его начальнику, главе Тернопольской ОГА, несмотря на попытки донести Банковой своё видение ситуации, пришлось уйти в отставку.

Аналогичным образом поступили и депутаты Гостомельского поселкового совета (по одной из версий, эвакуированных могли разместить у них в тубдиспансере), а также власти Новых Санжар.

Железный аргумент. Использование силы вместо диалога — одна из главных претензий к власти (фото: УНИАН)

"Медицинский центр "Новые Санжары" находится в жилом массиве, в нём нет условий для пребывания людей на карантине. Нет ни изоляторов, ни боксов, ни надлежащей вентиляционной системы. Канализационная система подключена к централизованной", — говорится в обращении поселкового совета.

Одним словом, обвинять одни лишь местные власти в излишней панике не совсем корректно. "У нас в больницах недостаточно специального оборудования, не хватает аппаратов для искусственной вентиляции лёгких. В хорошо оснащённом медтехникой Китае смертность составляет 2,5–2,7%. А в Иране смертность 16%. Вывод простой: возможность выздоровления зависит от того, как обеспечены больницы", — считает Ольга Богомолец, врач и экс-нардеп.

"Протесты по стране — результат действий центральной власти", — продолжает она. По словам Богомолец, власть не смогла профессионально подготовить эвакуацию и размещение беженцев из Китая. Оперативный штаб по противодействию эпидемии сформировали с опозданием. Ему не предоставили полномочий, и он до последней минуты не знал, куда будут везти эвакуированных. Хотя ситуация должна быть кардинально противоположной. Именно оперативный штаб, в который входят в том числе и военные, должен был принять решение, где размещать людей.

"Основная проблема Зеленского в том, что Офис президента пошёл за событиями, а не на опережение"

Андрей Золотарёв, политолог

Соглашается с Богомолец и Геннадий Москаль, экс-руководитель Государственной миграционной службы: "Я не понимаю, почему для размещения на карантин выбрали санаторий, непригодный для этого, — говорит он. — Будучи министром обороны, Евгений Марчук выделил Госмиграции две военные части: в Черниговской и Волынской областях, за пределами населённых пунктов, в лесах. После передачи этих частей Евросоюз помог оборудовать их по последнему слову техники. Обе части прекрасно охраняются, там свои столовая и кухня, медсанчасть с изоляторами. Почему нельзя было предоставить для эвакуированных, к примеру, пункт в Черниговской области, ума не приложу. Там сейчас мало мигрантов, их можно было бы перевести в Волынскую область".

Москаль подчёркивает, что в итоге довольны были бы все: люди, пребывающие на карантине в комфортных условиях, местное население и власть, которая избежала бы международного позора.

Верните главного

Почему власть оказалась не готова к встрече с вирусом? Эксперты утверждают, что причины надо искать в Постановлении Кабмина №442 от 10 сентября 2014 года, реорганизовывавшего систему Санитарно- эпидемиологической службы.

"В законе об обеспечении санитарно-эпидемиологического благополучия населения написано всё, что надо делать в подобных случаях. Главный санврач Украины должен обратиться в Минздрав с просьбой ввести карантин и режим чрезвычайной ситуации", — говорит Алексей Галимский, эпидемиолог.

Не виноватая я. Зоряна Скалецкая утверждает, что бунт в Новых Санжарах был спланированной провокацией, хотя не уточняет, чьей именно (фото: Александр Чекменёв)

По словам Галимского, у СЭС в регионах имелся план реагирования на появление особо опасных инфекций: чумы, холеры, SARS. Мероприятия по предотвращению распространения коронавируса из Уханя сходны с SARS — это тоже коронавирус. До ликвидации СЭС для специалистов постоянно проводились обучающие курсы. И они ни о каких бунтах даже не помышляли. Тем более не должны были паниковать.

Сейчас чиновники осознали поспешность действий по ликвидации СЭС и уже назначили главного санитарного врача страны — им стал один из замов министра здравоохранения. Однако время упущено: планы реагирования на появление особо опасных инфекций не обновлялись с 2016 года, а костюмы биологической защиты за четыре года, которые их не доставали, истлели.

Больницы — для больных

Обвинений в свой адрес власть не признаёт. "Это неправда, что место для карантина определили в последний момент, — говорит Зоряна Скалецкая, министр здравоохранения. — Изначально мы проанализировали не один десяток вариантов размещения, но в итоге остановились на четырёх. При этом мы не собирались размещать эвакуированных из Китая в медучреждениях. Больницы нужны больным людям, а мы привезли здоровых. Их нужно поместить в обсервацию. Когда люди садились на борт самолёта, оперативный штаб принял окончательное решение об объекте, выбрав санаторий в Новых Санжарах. Почему жители посёлка устроили бунт? Это была спланированная провокация, в которую пытались втянуть местных. Правоохранительные органы ведут расследование", — рассказала она.

Впрочем, сейчас куда важнее не вопрос, кто виноват, а что делать дальше. Согласно рекомендациям ВОЗ, доказавшим свою эффективность от Китая до Италии, главный санитарно-эпидемиологический врач в первую очередь должен определить ответственных людей на местах и инициировать создание Национальной службой здоровья реестра людей, приезжающих из эпидемиологически неблагополучных зон, а также запретить находящимся в зоне риска визиты к семейным врачам. Вместо этого создать для таких пациентов специальную горячую телефонную линию. Кроме того, в каждом районе нужно подготовить бригады для выезда к пациенту на дом.

2,5-2,7% составляет смертность в хорошо оснащённом медтехникой Китае. А в Иране смертность — 16%

Но, самое главное, во избежание паники власть обязана сообщать о всех своих действиях людям. "Чтобы противостоять распространению паники, необходимо объяснять алгоритм действий, — уверена Богомолец. — Что делать, если вы были в Китае, а теперь поднялась температура, если в школе обнаружили ребёнка с похожими на COVID-2019 симптомами". К слову, именно так поступает итальянский Мин­здрав. Простой пример: за прошедшие с начала эпидемии несколько дней там уже успели создать специальный посвящённый коронавирусу сайт.

Важные рейтинги

Очередной вопрос о будущем — как провал коммуникации скажется на дальнейшей судьбе власти. Андрей Золотарёв, политолог, считает, что действия Мин­здрава могут больно ударить по рейтингу президента. "Основная проблема Зеленского в том, что Офис президента пошёл за событиями, а не на опережение, — считает политолог. — Если бы Зеленский или Скалецкая в аэропорту без масок встречали наших граждан — не больных, а здоровых, — это бы свидетельствовало о том, что власть контролирует ситуацию и народу ничего не угрожает. Но всё произошло иначе, а наши люди априори не верят государству". 

Не лучший выбор. Геннадий Москаль недоумевает — почему для размещения эвакуированных выбрали санаторий рядом с посёлком, а не бывшую военную часть в черниговских лесах (фото: УНИАН)

Золотарёв также подчёркивает, что протесты из-за размещения эвакуированных из Китая в очередной раз обозначили проблему неподчинения регионов центру. "Мы видим, что децентрализация плавно перетекает местами в анархистскую вольницу, когда местные власти начинают действовать без оглядки на государственные интересы. Подобные вещи происходят у нас не впервые. Вспомните историю Виктора Лозинского, когда начальник районной милиции, прокурор района и народный депутат устроили самосуд над местным жителем и убили его", — говорит Золотарёв.

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики, добавляет, что при благоприятном исходе — если никто из "уханьцев" не заболеет — непродуманные действия чиновников приведут к падению рейтинга власти лишь в Полтавской области и западных регионах страны. Если же окажется, что среди людей, которые сейчас на карантине, есть носители вируса, рейтинг Зеленского и "Слуги народа" обвалится по всей стране.