Пора домой. Истории мигрантов, которые вернулись в Украину из ОАЭ, Китая и Польши

  • Ульяна Купновицкая
Пора домой. Истории мигрантов, которые вернулись в Украину из ОАЭ, Китая...

Фото: Апостроф

Сегодня немало украинцев задумываются о том, чтобы эмигрировать из страны. В то же время многие мигранты, пожив за рубежом, в итоге делают выбор в пользу Украины. Фокус поговорил с такими людьми, чтобы выяснить их мотивы, и убедился, что далеко не всегда речь идёт о любви к родине

"Теперь я планирую уехать в Европу" 

Полина Гайворонская, 32 года, маркетолог. Четыре года в ОАЭ

В 2015 году я уехала в ОАЭ. На тот момент в Украине наступил кризис, моя зарплата в рекламном агентстве с $600 снизилась до $200. Жить в Киеве на такие деньги было нереально. Я решила попробовать зарабатывать за границей. Приехала в Эмираты по туристической визе вместе с подругой, у которой в Дубае уже работал муж, поэтому страха не было. Тогда мы ещё не знали, с какими трудностями придётся столкнуться. Первая из них — английский язык. 

Поиски работы заняли два месяца, за это время мы с подругой обновляли визы через агентства и общались с англоязычными людьми — практиковали разговорный английский, чтобы ускорить поиск работы. В конце концов стали продавцами-консультантами в магазине спортивных товаров Decathlon. Компания обеспечила нам медицинскую страховку, оплачиваемый отпуск и больничные. Мы были защищены законом и трудовым контрактом.

"За четыре года в нашей стране ничего не изменилось. Беззаконие, социальная незащищён­ность и коррупция, к сожалению, никуда не исчезли"

В Дубае я прожила четыре года. Это было хорошее, но трудное время. Шесть дней в неделю работала по 8–10 часов, да ещё и всё время на ногах: продавцам-консультантам не разрешали садиться в торговом зале. Я понимала, что долго не выдержу, задумалась о возвращении. Ещё одной причиной, по которой решила уехать, был климат: летом — адская жара. С мая по октябрь мы буквально жили под кондиционерами, а на работу я добиралась только на такси. Расходов было очень много, в какой-то момент поняла, что больше не могу откладывать деньги.

ОАЭ — это транзитная страна. Рано или поздно уезжают все, ведь стать гражданином там нереально, а если ты не можешь работать, социальной поддержки не жди — ты обязан уехать. 

Прошёл год после того, как я вернулась в Украину. За это время в стране ничего не изменилось. Беззаконие, социальная незащищённость и коррупция никуда не исчезли. Найти работу с достойной оплатой труда даже в Киеве очень тяжело, не говоря о других регионах. 

Сейчас я обучаюсь в онлайн-школе на программиста, планирую уехать в Европу. Зарплаты там выше и возможностей больше. Моя сестра с мужем и ребёнком живут в Польше. Имея вид на жительство, они и социально защищены, и получают бесплатную медпомощь по страховке. С одним лишь работающим членом семьи они смогли купить квартиру за городом и уже сменили несколько машин. Сестра получает помощь на ребёнка от государства в размере €300 в месяц. Почему Украина не смогла добиться такого же уровня? У нас красивая страна с трудолюбивым и доброжелательным народом, но, увы, больше похвастаться нам пока нечем.

"Всегда хотелось вернуться" 

Василий Рарик, 29 лет. Хореограф. Два года в Китае

После свадьбы мы с женой Татьяной захотели жить отдельно от родителей. Задались целью купить собственное жильё. Поскольку у хореографов есть возможность работать по контракту за границей, начали поиски такого предложения. Отправили резюме нашему знакомому, который в то время работал в театре в Китае. Через пару дней получили ответ, что нас ждут.

Жизнь в Китае началась в мае 2016 года. Работали в театре Red Sun в городе Чанша, в провинции Хунань. Преодолевать языковой барьер в театре нам помогал переводчик и наш друг Гена, а вот в магазинах и на улицах приходилось изъясняться с помощью жестов и мимики.

"Мы лишний раз убедились в том, что живём в прекрасной стране, где возможно всё. Теперь за границу будем ездить только в путешествия"

Нам очень нравилось жить в Китае, оттуда мы привезли массу прекрасных воспоминаний. Китай — это другой мир, развивающийся бешеными темпами, с уникальными технологиями и большими возможностями. Но где бы мы ни были, нам всегда хотелось вернуться домой. В августе 2018 года мы покинули Китай. Впрочем, мы и не планировали оставаться там навсегда, ехали лишь с целью заработать.

Сейчас по-прежнему работаем хореографами, но уже в родном Ивано-Франковске. Состоим в танцевальном коллективе и преподаём танцы детям, успехами которых безмерно гордимся. Участвуем в разных конкурсах и фестивалях и занимаем призовые места.

Работая за границей, мы поняли, как важно находиться рядом со своими родными и близкими. Мы научились замечать мелочи, на которые раньше не обращали внимания: синее небо, чистый воздух, цвет листвы. Мы даже полюбили снег, которого два года не видели. И лишний раз убедились в том, что живём в прекрасной стране, где возможно всё. Теперь за границу будем ездить только в путешествия.

"Быть заробитчанином – это не для всех" 

Оксана Стефанкив, 32 года. Домохозяйка. Четыре месяца в Польше

В 2014 году мы с мужем Русланом сыграли свадьбу и у нас были грандиозные планы на будущее. Но как бы мы ни старались больше заработать, отложить деньги на собственное жильё или хотя бы поездку на море не получалось. Мы приняли решение искать лучшей жизни за границей. Выбор пал на Польшу. Как-то до нас дошли слухи, что польский завод по изготовлению мебели набирает работников, и Руслану как раз подходило это по специальности. Обратились в агентство по трудоустройству, где очень приятная дама тут же пообещала нам высокий доход, прекрасные условия работы и возможность со временем перевезти семью из Украины. Она сказала, что мужа в Польше уже ждут — и встретят, и разместят, и даже экскурсию проведут. Но всё вышло вовсе не так.

"Я так соскучилась по Украине, по родным и близким, что, возвращаясь домой, раз и навсегда решила больше не искать спасения за границей"

Во Вроцлаве Руслана никто не встретил. На перекладных он сам добрался до места проживания в Кемпно. Там он жил вместе двенадцатью рабочими в небольшом доме. Дальше — больше. Руслан высокий и мускулистый парень, и вот, глядя на него, бригадир заявил, что такие здоровые мужчины не должны просто собирать мебель, и поставил его на физически тяжёлую работу — грузчиком каркасов. Работа с шести утра до восьми вечера, обед — всего полчаса. Но такие условия были лишь для украинских работников. Помимо этого, помещение не было приспособлено для тех работ, которые они выполняли: всё сковывало движения. Это старое помещение в итоге подвело — случился пожар. Пока ехали пожарные, Руслан вместе с другими украинцами организовали эвакуацию, практически своими силами ликвидировали пожар. Приехал директор завода, оценил обстановку и уехал, даже спасибо не сказав. Именно в тот момент желание работать и у моего мужа, и у остальных приезжих пропало. Это был третий месяц пребывания Руслана в Польше, я не стала больше ждать и отправилась к нему.

Вместе мы заселились в хостел, принялись искать работу, но поиски не увенчались успехом. Да, если бы мы были настойчивей и целеустремлённей, возможно, всё сложилось бы иначе, но и я, и муж к тому моменту разочаровались в поисках лучшей жизни. За работу на заводе обещали $1,5–2 тыс. в месяц, а в итоге сумма заработка едва достигала $900. Руслан похудел на 10 кг. За непродолжительное время, проведённое в Польше, я так соскучилась по Украине, по родным и близким, что, возвращаясь домой, раз и навсегда решила больше не искать спасения за границей. Быть заробитчанином — это не для всех.