Есть два сценария. Чего ждать от эпидемии коронавируса осенью и зимой

  • Мария Бондарь

В Украине заразились коронавирусом около 185 тыс., в то время как официально подтверждены только более 57 тыс. случаев. К таким выводам пришли по итогам эпидемиологического моделирования исследователи Киевской школой экономики. Желая разобраться в происходящем, Фокус обратился к руководителю проектов КШЭ Юрию Ганиченко, который обрисовал наиболее вероятную, с его точки зрения, картину развития событий и объяснил, на чем основан его прогноз.

Мы слышали слишком много разных прогнозов. Исследователи из Data-Driven Development Lab и Сингапурского университета технологий и дизайна говорили, что в Украине эпидемия коронавируса может завершиться в начале июня. Big Data Center, напротив, рисовал апокалиптические картинки, обещая, что за полтора года COVID-19 переболеет 20% населения страны, что отделения интенсивной терапии не смогут вместить всех, кого нужно будет реанимировать. Любопытно, что и те и другие пользовались одним и тем же методом математического моделирования распространения инфекционного заболевания — так называемой SIR-моделью. Однако вводили разное количество переменных и по-разному оценивали значение каждого фактора, влияющего на вероятность заражения. Эксперты Национальной академии наук Украины говорили о будущей динамике заболеваемости со сдержанным оптимизмом, обещали, что первая волна эпидемии сойдет на нет к сентябрю, а вторая если и начнется, то не раньше заморозков. Почти все надеялись, что жаркое лето принесет существенное улучшение ситуации. Именно в расчете на сезонный спад активности вируса выстраивали пятиэтапный выход из карантина. Да вот незадача: в разгар лета показатели заболеваемости неумолимо ползут вверх.  

Искомые 100%

Юрий Ганиченко, руководитель ключевых проектов Киевской школы экономики

В конце марта мы выстраивали свои расчеты на статистике других стран. Пользовались данными Всемирной организации здравоохранения, Центра по контролю и профилактике заболеваний при Министерстве здравоохранения США, совместными исследованиями Имперского колледжа Лондона и университета Оксфорда, а также медицинской школы Гарвардского университета. Изначально это были в основном сведения о распространении и течении болезни в Китае и на лайнере Diamond Princess. 

Кстати, сведения о том, что происходило на лайнере, имели особое значение для определения смертности от коронавируса и вероятности осложнений. Когда какая-либо страна публикует официальную статистику смертей, ее указывают в процентах от числа выявленных случаев. Проще говоря, пишут, сколько из тех, кому поставили диагноз COVID-19, умерли. На самом деле, чтобы определить вероятность летального исхода для инфицированного, нужно высчитывать процент от общего количества тех, кто заразился, а мы ведь его не знаем, потому что у многих болезнь протекает вовсе бессимптомно или в форме настолько лёгкой, что на нее не обращают внимания. 

Случай с Diamond Princess крайне важен для изучения, потому что там было точно известно число инфицированных среди всех, находившихся на борту. Зная, что брать за 100%, можно рассчитать процент умерших, получивших осложнения, оказавшихся в тяжелом состоянии и тех, кто переболел в лёгкой форме. Подробный анализ в этом направлении был сделан исследователями Имперского колледжа Лондона и университета Оксфорда на данных Китая, он и лег в основу наших расчетов для Украины. Итак, мы строили графики, описывающие то, как ведёт себя COVID-19 на разных этапах распространения инфекции. Нужно было понять, в какой точке этого графика в данный момент находится Украина. Поскольку нехватка тестов не позволяла определить реальное число заболевших, требовался другой ориентир. Мы решили, что это будет количество смертей. 

Итак, "точкой входа" для нашего прогнозирования ситуации в Украине стало 6 апреля, когда общее количество смертей от COVID-19 в стране перешагнуло отметку 50 человек. Мы закалибровали систему, выстроенную на иностранных данных, под украинские реалии. Учли демографические факторы — к примеру, возрастную структуру населения. Некоторые важные вещи в расчетах отразить не удалось — например, число людей с хроническими заболеваниями. Тут сложно было получить точные цифры. Однако практика показывает, что система работает и без этого, прогнозы подтверждаются, при том что мы не производим постоянных пересчетов.

Цветная сезонность

Для того чтобы продолжать выстраивать прогнозы в июне и июле, нужно было определить, есть ли у COVID-19 сезонность, если да, то какая. В общем, для гриппоподобных заболеваний в странах с умеренным климатом пиковым периодом считаются окончание осени и зима. Летом обычно бывает сезонный спад. Не зная заранее, будет ли коронавирус вести себя, как другие гриппоподобные, мы составили три сценария возможного развития событий этим летом. Условно обозначили их цветами. "Черный" сценарий предполагал нулевую сезонность, при которой рассчитывать на снижение заболеваемости по природным причинам вообще не приходится. Он, очевидно, не оправдался. Реальные показатели говорят о том, что Украина идет по второму сценарию, "желтому", — это средняя сезонность, снижение вероятности заражения при прочих равных на 21%. По этому сценарию к концу года мы получим 410 тыс. зарегистрированных случаев, из них порядка 18 тыс. будут тяжелыми, но не критическими, а 6 тыс. — с риском для жизни. Если говорить о количестве смертей, в "желтом" сценарии это 4 тыс. человек до конца года. 

Случай с Diamond Princess крайне важен для изучения, потому что там было точно известно число инфицированных: все, находившиеся на борту лайнера

Вы наверняка слышали гораздо более оптимистичные прогнозы — около тысячи смертей по итогам года. Аналитики, озвучивающие такие цифры, предполагают сезонность 60%, то есть считают, что COVID-19 максимально подвержен сезонным изменениям заболеваемости. Мы отразили такой вариант в третьем сценарии, "зеленом". Показатели, полученные в июне — начале июля, свидетельствуют о том, что наиболее оптимистичный сценарий у нас, к сожалению, не реализуется. Хотя, думаю, в действительности Украина могла бы прийти к чему-то среднему между вторым и третьим вариантами, мы назвали это "желто-зеленым" сценарием. Он предполагает 275 тыс. случаев до конца года и 2,5 тыс. смертей. 

Прогноз составлен исходя из того, что сезонное снижение активности вируса в Украине на самом деле не 21%, а 45%, но мы пока не чувствуем этой разницы, потому что стали куда более халатно относиться к мерам предосторожности, призванным предотвратить заражение. Если бы сейчас все граждане Украины снова начали соблюдать социальную дистанцию, носить маски и респираторы, дезинфицировать личные вещи, остаток лета мы могли бы провести вовсе без карантина, даже такого адаптивного, как сейчас.