Красота без границ. Готова ли Украина к моделям с необычной внешностью

  • Евгения Королёва

Бодипозитивные модели становятся привычными на Западе, но украинская fashion-индустрия гораздо более консервативная в этом вопросе. Фокус поговорил с тремя нестандартными моделями, которые разрывают шаблоны о моделинге и собственным примером доказывают, что необычная внешность помогает стать успешным. 

Ещё 10–20 лет назад на обложках глянцевых журналов могли появиться лишь модели, соответствующие общепринятым стандартам, сегодня красота как никогда условна. В моде — натуральность и уникальность. В последнее время всё большую популярность приобретают модели plus-size. Во многом это происходит, благодаря оглушительному успеху Эшли Грэм. Пышнотелая американка появилась на страницах Vogue, Harper’s Bazaar и Elle UK. После этого даже бренд Victoria’s Secret в прошлом году нанял первую плюс-сайз- модель — Али Тейт Катлер. Ещё до того компания начала сотрудничать с моделью-трансгендером Валентиной Сампайо.

В 2014–2015 годах настоящим открытием в мире моды стала Винни Харлоу, модель с витилиго (нарушением пигментации кожи). Несмотря на уникальную пигментацию кожи канадка снималась для итальянского бренда одежды Diesel и позировала для журналов Glamour и Cosmopolitan. 

В этом году рамки fashion-индустрии раздвинулись ещё больше. На страницах издания Vogue впервые появилась модель с синдромом Дауна — 18-летняя Элли Голдстейн. Девушка с 2017 года работает в британском модельном агентстве для людей с инвалидностью Zebedee Management. Но слава к ней пришла после того, как её фотография появилась в Instagram-аккаунте бренда Gucci.

В Украине процесс инклюзивности нетипичных моделей в fashion-индустрию происходит гораздо медленнее, чем на Западе. В одном из киевских агентств Фокусу обтекаемо сказали, что рады были бы поработать с людьми с нестандартной внешностью, но не встречали таких. На самом же деле отечественные fashion-фотографы начинают работать с максимально разнообразными типажами. Некоторые украинские модели несмотря на свои особенности пробиваются даже на мировой рынок. Фокус поговорил с тремя. Они разрывают шаблоны о моделинге и собственным примером доказывают, что необычная внешность помогает стать успешным. 

«В школе меня называли далматинцем»

Яна Кушнарёва, модель с витилиго 

(Фото: okey_nats  Instagram) 

Витилиго проявляется в разном возрасте. Иногда после родов, иногда из-за стресса. Всего около 3% населения в мире живёт с этим заболеванием. У меня первое белое пятнышко на коже возникло в шесть лет. Постепенно их становилось всё больше и больше. Родители не понимали, что происходит. Заболевание может быть наследственным, но в нашей семье витилиго ни у кого не было, так что это стало для нас полной неожиданностью. Меня возили по больницам, много лет пытались лечить ультрафиолетовым излучением, но эффект был слишком незначительным. Врачи советовали везти меня на Кубу, мол, там помогут. Но я из простой семьи, на тот момент у нас не было такой финансовой возможности.

Со временем пятна могут увеличиваться в размерах и сливаться. Один из моих знакомых стал полностью белым. У меня процесс появления пятен идёт динамичнее от солнечного света, так что, возможно, когда-нибудь я тоже вся побелею.

В детстве я очень комплексовала из-за своей особенности, носила максимально закрытую одежду, даже летом на пляже всегда была в штанах и кофтах. Для этого была ещё одна причина: белые пятна не загорали, а моментально покрывались ожогами. Я выросла в Светлодарске Донецкой области. Это очень маленький городок, где ничего невозможно скрыть от соседей, поэтому обо мне все знали. В школе долгое время я была изгоем, меня обзывали «далматинцем», могли толкнуть в коридоре. Особенно сложно стало, когда пятна появились на лице — вокруг глаз и рта (сейчас, кстати, лицо стало полностью белым). Но в восьмом классе мальчик, который мне нравился, неожиданно сказал, что пятна лишь делают меня особенной, но не означают, что я хуже других. Он добился того, что до этого не удавалось никому, — вселил веру в себя. Я перестала стесняться своего тела и больше не пряталась за одеждой.

Тогда же друг сделал несколько моих фотографий, которые мне очень понравились. Поступив в Национальный фармацевтический университет в Харькове, я стала ходить на съёмки к различным фотографам, и через некоторое время меня заметили. Я не заключала контракт ни с одним агентством, но уже несколько лет работаю с украинскими компаниями, в том числе на постоянной основе. Чаще всего это бренды одежды, купальников, головных уборов, ювелирных изделий.
Я рада, что сейчас в моделинг пришёл тренд на натуральность и понимание того, что люди не должны быть как под копирку. У меня не было ни одного случая, когда заказчик сказал, что я не подхожу из-за своего цвета кожи. Сейчас чем ты необычней и индивидуальней, тем лучше.

Бывает, что в соцсетях мне пишут незнакомые люди с витилиго, которые стесняются себя. Они видят мои снимки и начинают чувствовать себя увереннее. Для меня действительно важно, что я могу быть примером для кого-то. А мой образец для подражания — известная канадская фотомодель с витилиго Винни Харлоу. Она доказывает, что любой человек может прийти к успеху вне зависимости от того, каким родился.

«Переломным моментом стала съёмка в клипе»

Артём Кандыба, модель с альбинизмом — отсутствием меланина в глазах, коже и волосах

В старших классах, когда я только определялся со своей будущей профессией, о карьере модели даже не думал. Видел себя исключительно в юриспруденции, поэтому после окончания школы в 2009 году поступил в юридическую академию в Харькове [сейчас Национальный юридический университет имени Ярослава Мудрого].

Летом перед поступлением я как-то сидел за столиком в кафе, ко мне подошла незнакомая девушка и сказала, что занимается поиском моделей. Дала свою визитку и пригласила на съёмку. Это было что-то совершенно новое для меня, решил попробовать. С тех пор мне начали писать фотографы и предлагать работу. Периодически я сотрудничаю с различными агентствами, но постоянных контрактов у меня ещё не было.

За десять лет успел поработать в самых разных проектах, даже ездил в Индию — заключил контракт с одной студией и уехал туда на месяц. Но переломным моментом в карьере стала первая съёмка в клипе. Это было видео на песню «Кислород» Артёма Пивоварова. Мне дали главную роль, и я очень волновался, до этого у меня не было подобного опыта. Режиссёр [Тарас Голубков] отнёсся с пониманием, съёмки прошли отлично. Это стало дополнительным зарядом уверенности в себе. С тех пор меня периодически приглашают сниматься в клипах. Как-то даже работал с музыкантами из Казани, которые снимали видео в Киеве.

В детстве я был настолько окружён любовью и заботой семьи, что даже не задумывался, что внешне отличаюсь от большинства людей. Но в школе столкнулся с тем, что далеко не все окружающие могут нормально относиться к таким особенностям. Сложнее всего было в подростковом возрасте — я дистанцировался от всех, общался только с самыми близкими друзьями. Справился с этим благодаря новому этапу в жизни — съёмкам. Было интересно наблюдать за тем, как по-разному на меня реагируют люди на улице и участники рабочего процесса — фотографы, визажисты, другие модели. Со стороны коллег я всегда видел лишь позитивное отношение. Это помогло мне преодолеть комплексы и наслаждаться жизнью. А ещё я понял, что моя нестандартная внешность очень помогает при поиске очередного проекта.

Как и у других альбиносов, у меня есть слабое место — зрение. К тому же кожа очень чувствительна к солнечному свету. Поэтому летом я стараюсь как можно меньше в дневное время находиться на улице, всегда пользуюсь солнцезащитным кремом.

«Модельный рынок к вам не готов»

Александра Кутас, модель в инвалидном кресле

(Фото: Карина Полтавцева)

Я родилась и выросла в Днепре. Родовая травма из-за врачебной ошибки полностью изменила курс моей жизни и привела к тому, что я стала тем, кем есть. С большой любовью вспоминаю школу, это был тепличный период в моей жизни. Все уроки проходили на первом этаже, я не чувствовала себя особо ограниченной в движениях. Настоящее осознание того, как ограничивает недоступность городской инфраструктуры, пришло позже, уже после школы.

В 17 лет у меня была первая профессиональная фотосессия. Я влюбилась в процесс съёмок и всего, что с этим связано. Перед камерой чувствовала свободу быть абсолютно разной. И мне казалось неправильным, что в мире на тот момент не было ни одной модели в инвалидном кресле.

Когда только начинала карьеру, чаще всего мне отказывали. Стандартная фраза, которую я слышала сотни раз: «Модельный рынок не готов к таким моделям». И самым сложным было не остановиться, а продолжать двигаться. Как ни странно, помогало понимание того, что отказывают не лично мне, а самой концепции модели в инвалидном кресле. Например, в Нью-Дели клиенты часто звонили моему агенту с большим желанием сотрудничать после просмотра первой страницы портфолио — портретных фото, но узнав, что я нестандартная модель, исчезали. Они боялись того, как это будет воспринято их аудиторией. А те, кто соглашался работать, в итоге понимали, что такой риск себя оправдывает.

За эти годы мне удалось поработать на съёмках на трёх разных континентах. Однако самым знаковым остаётся сотрудничество с дизайнером Фёдором Возиановым в Киеве. О нашем показе написали более 50 изданий по всему миру. Именно после него меня пригласили в Тайбэй выступить перед местной молодёжью и получить награду из рук президента Тайваня. Очень сюрреалистично получить поддержку на таком высоком государственном уровне в стране, где ты раньше никогда не был.

Сейчас у меня подписан контракт с канадским модельным агентством, но в связи с пандемией все проекты заморожены до следующего года. Параллельно я планирую развитие собственного бизнеса. Два года назад стала первой украинкой, прошедшей отбор в Лондонский инкубатор для стартапов Zinc.vc. Это был один из самых длительных и сложных отборов, которые мне приходилось проходить.

В последнее время в мире тренд на personality, «личность». Но если ты хочешь задержаться в профессии больше чем на пару сезонов, то мало иметь интересную, привлекательную внешность. Нужно иметь и быть готовым отстаивать свою позицию. Так, для 26 обложек сентябрьского номера журнала Vogue по всему миру редакторы выбрали личностей, которых объединяет тема надежды. Моделей, актёров, активистов с сильной социальной и гражданской позицией. Это вдохновляет.