Катастрофа Ан-26: первым пропустили самолет с сыном командующего ВС

Сергей Дроздов подтверждает, что его сын, также курсант-летчик, находился на борту самолета. Однако посадки "вне очереди" он не требовал, утверждает командующий, и, не зная о судьбе сына, "был в таком же состоянии, как все родители".

В шоу "Свобода слова" Савика Шустера вечером 2 октября обнародовали новые обстоятельства катастрофы самолета Ан-26 под Чугуевым.

Как выяснилось, в тот вечер курсанты летели на двух самолетах. На борту второго воздушного судна находился сын командующего Воздушными силами Вооруженных сил Украины Сергея Дроздова – и именно этот самолет пропустили на посадку первым.

Командующий не отрицает, что его сын был на борту, однако заявляет, что ни о каких привилегиях при посадке не просил.

 

Оппонентом Дроздова стал губернатор Харьковской области Алексей Кучер, который поставил вопрос прямо: какой самолет должны были первым запустить на посадку, исправный (с сыном Дроздова на борту) или самолет, экипаж которого сообщил о проблеме с двигателем?

"Вы сказали по поводу своего сына, который находился на втором борту (и который приземлился первым. – Фокус.). Это то, о чем я говорю, что приоритет посадки был дан второму борту. ...При этом было известно на момент посадки первого борта, что он неисправен", – заявил губернатор.

Алексей Кучер сообщил также, что у него были сведения о том, что в полете участвовал сын командующего. Но он не разглашал эту информацию, пока сам Сергей Дроздов не подтвердил ее в эфире. 

Командующий ВС в ответ заявил, что не давал никаких указаний о приоритетности посадки самолета. Кроме того, добавил Дроздов, разбившийся Ан-26 в любом случае не успел бы сесть первым. Он обвинил Кучера в некомпетентности и попросил не делать поспешных выводов.

"Как все родители, когда я получил информацию, что самолет разбился, в течение 20 минут я был в таком же состоянии. Я бы попросил, если человек не разбирается в порядке выполнения полетов, организации, не делать поспешных выводов. Самолет, который находился на посадке в удалении 4 км и второй, который находился на траверзе, и еще должен пролететь по прямой около 6 км, чтобы выполнить разворот и зайти на посадку, то, пожалуйста, посчитайте, разберитесь, а потом обвиняйте. ...Никакого указания руководителю полетов я не делал", – заявил Дроздов.

Однако даже с учетом ответов командующего ВС, глава региона требует назвать имена тех, кто принимал решение об очередности посадки самолетов.

У себя в Facebook он разместил открытое обращение с рядом вопросов.

В частности, Алексей Кучер говорит следующее:

"Не нужно быть специалистом в области авиации, чтобы обратить внимание общества на опубликованные факты относительно обстоятельств транедии. В частности, высказать обеспокоенность тем фактом, что посадка АН-26 с курсантами на борту задержалась из-за того, что в это время на посадку заходил другой борт. 

Напоминаю, что последние трое суток эти факты скрывались, и были попытки замолчать эту информацию.⠀ 

Учитывая, что следствие публично признал тот факт, что был другой самолет... требую дать людям правду – какой это был борт? Кто был на нем и почему исправный борт получил приоритет на посадку перед неисправным самолетом?

...Поясните всем нам, кем и почему было принято решение задержать неисправный самолет с детьми в небе".

О том, что разбившийся самолет с курсантами получил разрешение на посадку только через минуту после запроса, губернатор Харьковской области заявлял еще неделю назад.

"По имеющейся у меня информации, экипажу аварийного самолета дали разрешение на посадку только через минуту после запроса. Причина такой долгой реакции объясняется тем, что в это время на посадку шел другой борт. А через минуту самолет разбился. При этом было известно, что Ан-26 неисправен. 

По моему мнению, правоохранительные органы должны тщательно отработать именно эту версию, и я настаиваю на этом", – заявил тогда Алексей Кучер.

В Командовании Воздушных сил обвинения Кучера назвали абсурдом. "Это просто его оценочные суждения, непонятно откуда он их берет, ведь он не является специалистом в данном вопросе. Непонятно, почему он дает оценку действиям руководителя полетов? Он вообще был на аэродроме, он видел, как там все делается, как принимаются решения?", – прокомментировал спикер Командования Юрий Игнат.

Уточним, что органы досудебного расследования рассматривают на сегодня четыре основные версии катастрофы Ан-26. Правительственная комиссия, по словам главы Харьковского ОГА, – восемь-десять версий.