Все статьиВсе новостиВсе мнения
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
Судьба галицкого Рокфеллера. Как грандиозный скандал лишил Галицию шанса стать новой Калифорнией

Судьба галицкого Рокфеллера. Как грандиозный скандал лишил Галицию шанса стать новой Калифорнией

Жизнь тех, кто прокладывает дорогу новому, часто бывает полна драм, а иногда и трагедий. Она никогда не бывает абсолютно безоблачной и беззаботной. Но мир развивается именно благодаря пионерам

1712

19 января 1899 года Львов охватила паника: вкладчики Галицкой сберегательной кассы бросились забирать свои вклады. Люди всё прибывали и прибывали, и вскоре у красивого здания на Гетманских Валах собралась внушительная толпа.

Вообще-то старейшее финансовое учреждение Галиции пользовалось популярностью у жителей края — за полстолетия существования оно не дало ни малейшего повода усомниться в своей надёжности. Однако город облетел слух, будто касса на грани банкротства. Мол, её руководство в обход закона предоставляло миллионные кредиты нефтяному королю Станиславу Щепановскому. А тот потерпел крах.

Разъярённые вкладчики заблокировали все входы и выходы из здания кассы. К месту происшествия прибыл наряд полиции. Однако люди и не думали расходиться. Ради спасения своих кровных они были готовы на всё.

Блокаду сняли лишь тогда, когда полицейские получили указание войти в здание и арестовать директора Галицкой сберегательной кассы Францишека Зиму. Вскоре стражи порядка вывели пожилого арестанта и увезли на допрос к следователю.

Бум важнее принца

Станислав Щепановский был не только бизнесменом-новатором, но и разрабатывал экономические реформы

Так начался грандиозный скандал, погубивший двух достойных и уважаемых людей — успешного предпринимателя Станислава Щепановского, которому сулили славу галицкого Рокфеллера, и известного банкира Францишека Зиму.

Станислав Щепановский, пионер нефтяной промышленности Галиции, автор первой программы реформирования экономики края, был также известен как борец с бедностью. Кроме того, он являлся депутатом Галицкого краевого сейма. А его приятель Францишек Зима считался во Львове эталоном порядочности и честности. Банкира знали как патриота, борца за независимость Польши, авторитетного финансиста и члена наблюдательных советов многих финансовых учреждений.

Друзья познакомились в Лондоне почти три десятилетия назад, в начале 1870-х. Но оказались в столице Туманного Альбиона разными путями. Щепановский — по собственной воле. Окончив Политехнический институт в Вене, а затем Школу искусств и мануфактур в Париже, он отправился изучать химическую технологию и экономику в Лондон, где и получил диплом инженера. Способного 25-летнего специалиста, подрабатывавшего в частных аналитических лабораториях, заметили в британском министерстве по делам Индии и пригласили на работу в промышленный отдел.

Станислав объездил всё королевство, изучив экономические механизмы Англии, Шотландии и Уэльса. Побывал также в командировках на континенте, познакомился с системами налогообложения разных стран Европы и Азии. В 1876 году 30-летний эксперт по делам Индии принял британское подданство, отказавшись от австро-венгерского.

Францишек Зима, напротив, очутился в Лондоне в силу драматических обстоятельств. Экономист по профессии, он принял активное участие в восстании 1863 года за независимость Польши — храбро сражался в отряде Зигмунта Милковского, был ранен в битве под Костангалем. Когда восстание потерпело крах, он вынужден был бежать в Англию. Там политический эмигрант нашёл работу в банке и сделал завидную карьеру, в итоге заняв пост одного из директоров крупного банка.

Двух земляков — оба родились в Польше — свела служебная необходимость. Несмотря на то, что Зима оказался старше на 20 лет, они подружились. Особенно часто приятели говорили о родных краях после того, как Щепановский в 1873 году съездил в Галицию. Он делился впечатлениями о пребывании во Львове, Жолкве, Бориславе, Коломые.

В 1875 году Станиславу как эксперту по делам Индии предложили сопровождать в поездке по этой британской колонии принца Уэльского — будущего короля Эдуарда VII. Многие могли только мечтать о таком шансе в жизни, ведь знакомство с наследником престола сулит колоссальные карьерные перспективы. Однако Щепановский ко всеобщему изумлению отказался. А вскоре уволился и уехал в Галицию, в те времена входившую в состав Австро-Венгрии.

Секрет его неожиданного поступка заключался в том, что в Галиции как раз начался нефтяной бум. Сравните: в том же году предприимчивые братья Нобель учредили в Баку компанию по добыче и переработке нефти. Да и охватившая США "нефтяная лихорадка" лишний раз подтверждала, что добыча нефти не просто выгодна — она прибыльнее, чем добыча золота!

Первое месторождение Станислава Щепановского

Да, Щепановский решил заняться нефтью. На что рассчитывал, не имея стартового капитала? На кредиты. Дело в том, что его приятель Францишек Зима несколько лет назад возглавил во Львове солидное финансовое учреждение — Галицкую сберегательную кассу, капитал которой составлял 33 миллиона австрийских гульденов.

Нефтяной король

Путь из Лондона во Львов — почти две тысячи километров — Щепановский преодолел буквально за неделю. Новоявленный предприниматель взялся за разработку нефтяного месторождения в Слободе Рунгурской (ныне село Слобода Коломыйского района Ивано-Франковской области), где имелась всего одна скважина. Работы производились вручную, прибыль была низкая, а частые взрывы метана уносили десятки жизней рабочих.

Францишек Зима финансировал нефтеразработку через Галицкую сберегательную кассу

Щепановский, обнаружив тут большие запасы нефти, поставил добычу этого ценного ископаемого на промышленную основу. В Слободе Рунгурской появились буровые установки, другая техника. Добыча нефти резко возросла. Полученную прибыль предприниматель инвестировал в строительство большого нефтеперегонного завода в соседнем местечке Печенежин. Соединил его со Слободой Рунгурской нефтепроводом, а с Коломыей — железнодорожной веткой. В результате эти два городка стали крупнейшими центрами нефтепереработки и торговли нефтью. В них стремительно открывались новые рабочие места. Щепановского удостоили звания почётного гражданина Коломыи.

Спустя всего шесть лет, в 1885-м, в Слободе Рунгурской эксплуатировались более 300 скважин. Это месторождение стало самым крупным в Галиции. О Щепановском — одном из символов нового времени — написали известные литераторы Болеслав Прус и Генрик Сенкевич. А поэт и драматург Игнаций Мацеевский сделал галицкого нефтяного короля прототипом главного героя своих романов "Нефть" и "Сверх силы". Фрацишек Зима верил в счастливую звезду своего друга, поэтому щедро кредитовал его.

Начать с нуля

Впервые судьба подставила Щепановскому подножку в 1886 году — как раз к его 40-летию. Его избрали депутатом венского парламента от четырёх уездов — Калушского, Долинского, Жидачевского и Стрыйского. И вдруг оказалось, что народный избранник не является гражданином Австро-Венгрии — у него британский паспорт! Разразился скандал. Ситуацией воспользовались компаньоны Щепановского, давно искавшие повод вывести его из игры и самим делить прибыли. Станислава как иностранца сместили со всех должностей и вывели из состава совладельцев бизнесов.

Тем не менее он нашёл в себе силы начать с нуля. И в 1887 году стал владельцем двух небольших нефтяных месторождений в разных уголках Галиции. Потом добавил к ним третье месторождение — в Сходнице (соединил это местечко железнодорожной веткой с соседним Бориславом), затем четвёртое — в Космаче, и организовал Галицкое акционерное общество нефтяной промышленности. В течение следующих семи лет Щепановский стал владельцем ещё пяти месторождений. Медленно, но верно он возвращался в "высшую лигу" галицких нефтепромышленников.

На всех своих месторождениях предприниматель строил для работников жилые дома, организовывал кооперативные магазины, открывал клубы, в которых выступал с лекциями, стремился повышать квалификацию персонала. В Коломие он основал еженедельник Pomoc Wlasna.

Первый реформатор

Щепановский не просто стремился получить прибыль. Свою деятельность он рассматривал ещё и как своеобразную миссию — вывести Галицию из экономической отсталости.

Дочери Щепановского Флора и Элеонора присутствовали в зале суда при объявлении приговора. Фото 1909 года

В своё время, посетив этот край впервые, он удивился контрасту: необыкновенное богатство галицкой земли и вопиющая бедность населения. Как это сочетается? Не один год обдумывал он план экономического подъёма региона. В итоге в 1888-м появилось его исследование "Бедность Галиции в цифрах и программа деятельного развития её экономики".

Опираясь на статистические данные, автор продемонстрировал разницу в производительности труда и уровне жизни в Галиции и странах Западной Европы. Так, средняя продолжительность жизни галичан составляла 27 лет у мужчин и 28,5 у женщин, в то время как в Чехии соответственно 33 и 37 лет, во Франции  — 39 и 41, в Англии — 40 и 42.

Среднегодовой доход на человека в Галиции был вдвое меньше, чем в Венгрии, и в 9 раз меньше, чем в Англии. Галичанин отдавал на налоги 17% своего дохода, в то время как англичанин — 10%, а житель Пруссии — 5%. "Каждый галичанин, — утверждал Щепановский, — работает за четверть человека, в лучшем случае — за полчеловека". Один работник в Познани, по его оценкам, стоит двух работников в Галиции…

Автор брошюры видел выход в активной разработке нефтяных месторождений — превращение Галиции в своеобразный аналог Пенсильвании или Калифорнии вместе с бурным развитием городов и инфраструктуры смогут вывести регион из экономической отсталости. Именно Станиславу Щепановскому принадлежит первенство в подробном описании экономической ситуации в регионе и составлении первой программы реформирования галицкой экономики.

Депутат в центре скандала

В 1889 году, собираясь баллотироваться в Галицкий краевой сейм, Щепановский предусмотрительно вышел из британского подданства и вновь стал гражданином Австро-Венгрии. Одержав победу на выборах, переехал во Львов, где заседал сейм. Как депутат выступал за расширение автономии Галиции, за децентрализацию Австро-Венгрии, за увеличение государственных дотаций на просвещение, промыслы и сельское хозяйство. А с 1890 года начал за свой счёт издавать во Львове журнал Ekonomista Polski, позднее — газету Slowo Polskie.

Впрочем, депутатство в сейме не ограждало от проблем в бизнесе. Из-за финансовых сложностей пришлось срочно продать месторождение в Сходнице — как раз незадолго перед плановым бурением скважины. И надо же... Именно эта скважина оказалась на редкость нефтеносной, а само месторождение стало на долгие годы важным центром нефтяной промышленности!

Толпа возмущённых вкладчиков у входа в Галицкую сберегательную кассу. 19 января 1899 года

Фортуна явно отворачивалась от Щепановского. Он вложил немалые деньги в другие земельные участки, которые по оценке нанятых им экспертов должны были быть рекордно нефтеносными, но прогорел — нефти там не нашли. Погасить кредит, предоставленный Францишеком Зимой, было нечем.

Вот тогда-то и разразился во Львове грандиозный скандал. На следствии выяснилось, что Францишек Зима "по дружбе" (и в нарушение устава Галицкой сберегательной кассы!) предоставлял Щепановскому внушительные суммы. А чтобы скрыть их размеры, открывал фиктивные счета на подставных лиц. Речь шла, между прочим, о пяти миллионах австрийских гульденов. Вдобавок ко всему выданные кредиты не имели ипотечного подтверждения.

За кулисами этой интриги стояли малые банки, заинтересованные в том, чтобы обрушить крупнейшее кредитное учреждение Галиции и переманить к себе десятки тысяч клиентов. Выгоду получили и нефтяные конкуренты Щепановского, желавшие лишить его финансовой опоры и заставить уйти из бизнеса.

"Во всём виноват Францишек Зима"

Когда Францишека Зиму арестовали и открыли против него уголовное дело, Щепановский отправился к прокурору и заявил, что несёт такую же ответственность за всё случившиеся, как и его товарищ. А потому хочет быть не свидетелем, а обвиняемым. На скамье подсудимых он оказался вместе с должностными лицами сберегательной кассы, без содействия которых Францишек Зима не мог бы тайно финансировать Щепановского, — главный бухгалтер Евгениуш Вендриховский, заместитель директора кассы Кароль Смолка и другие.

Сам же 72-летний Зима, не дождавшись суда, умер в следственной камере при невыясненных обстоятельствах. Поговаривали, будто его отравили. Случайно или нет, но следствие по факту смерти так и не было открыто.

Спецвыпуск львовской газеты Dziennik Polski от 2 октября 1899 года

Львовская газета Dziennik Polski в специальном утреннем выпуске от 2 октября 1899 года опубликовала "Обвинительный акт по делу о мошенничестве и незаконном присвоении средств в Галицкой сберегательной кассе во Львове". Перечень выявленных следствием преступлений занял четыре газетные страницы (фиктивные счета, фальшивые балансы, мошенничество с векселями, подделки цифр в книгах отчётности, подкуп ревизоров и многое другое), а в конце списка указано: "И во всём этом виноват Францишек Зима при содействии других обвиняемых".

Что ж, инициаторы скандала достигли своих целей. Авторитет сберегательной кассы был подорван. При этом наместник Галиции Леон Пининский не упустил возможности посадить в кресло директора сберегательной кассы своего родственника. Станиславу Щепановскому пришлось оставить нефтяной бизнес и продать принадлежавшие ему месторождения. Их за бесценок купили… инициаторы скандала.

Миллионы исчезли, виноватых нет

Уже во время судебного процесса у Щепановского начались проблемы с сердцем. Его адвокат представил заключения врачей о том, что состояние здоровья нефтяного экс-короля внушает серьёзную тревогу — они попросили ограничить участие их пациента в судебных слушаниях. Суд позволил предпринимателю присутствовать только на утренних заседаниях, не более 4–5 часов, обязательно в сопровождении врача.

10 ноября в суд на объявление приговора прибыли жена и дочери Щепановского. Его самого в зале не было — врачи запретили ему волноваться. На вопрос "Является ли Щепановский виноватым в том, что заставлял Зиму фальсифицировать книги отчётности кассы?" присяжные 12 голосами ответили: "Нет". На следующий вопрос "Виноват ли Щепановский в том, что опрометчиво брал предоставляемые кредиты?" присяжные также единогласно ответили: "Нет".

В итоге всех обвиняемых суд "освободил от вины и наказания". Было очевидно, что ввиду смерти главного фигуранта уголовное дело решили спустить на тормозах…

У львовян такое решение вызвало множество кривотолков. Как же так, бесследно исчезли миллионы, а виноватых вроде и нет? И в то же время люди сочувственно отнеслись к судьбе Щепановского, зная его идеализм и редкостную непрактичность. Никто не верил в его злой умысел. И сердечные приступы во время процесса лишь подтверждали степень его переживаний.

По завершении суда медики порекомендовали Щепановскому лечение на немецком курорте Бад-Наухайме. Он туда и отправился, но увы — на чужбине скончался в октябре 1900 года. До своего 54-го дня рождения галицкий нефтепромышленник не дожил двух месяцев. Станислава Щепановского похоронили во Львове на Лычаковском кладбище.

20
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы со значками "Р", "Новости партнеров", "Инновации", "Позиция" и "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.