Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
Оккупированные или особенные. Как дипломатично называть неконтролируемую Украиной территорию в Донбассе

Оккупированные или особенные. Как дипломатично называть неконтролируемую Украиной территорию в Донбассе

Фокус поговорил с бывшим министром иностранных дел Владимиром Огрызко о том, стоит ли не называть оккупированные территории оккупированными

913

Во время судебного процесса Украины против России в Гааге возник вопрос: кто отвечает за соблюдение прав человека на неконтролируемой территории аннексированного Крыма и оккупированного Донбасса. У украинских ведомств на него несколько ответов. Не менее спорно и заявление Главы представительства Европейского союза в Украине Хьюга Мингарелли о том, что неконтролируемые украинской властью районы Донецкой и Луганской областей не должны считаться оккупированными. Фокус разбирался, где европейская дипломатия даёт осечки и почему свято верит в минские соглашения.

Слишком дипломатично

Неконтролируемую территорию Донецкой и Луганской областей принято называть ОРДЛО — отдельными районами Донецкой и Луганской областей. 17 марта 2015 года Верховная Рада признала эти районы временно оккупированной территорией.

Сомнения насчёт терминологии возникли у Главы представительства Европейского союза в Украине Хьюга Мингарелли, когда в интервью его спросили о законопроекте вице-спикера Оксаны Сыроид о признании отдельных территорий Донбасса оккупированными. Конечно, дипломат подчеркнул: ЕС считает, что "эти территории принадлежат Украине, и должно быть сделано всё возможное, чтобы украинская власть могла как можно быстрее вернуть контроль над ними". Более странное продолжение ответа: "ОРДЛО […] не должны считаться оккупированными и такими, которые попадают в зону ответственности Российской Федерации".

Законопроект об оккупированных территориях №3593-д, о котором собственно и был вопрос, внесён на рассмотрение Верховной Радой 28 депутатами ещё летом 2016 года. Документ пока не пошёл дальше профильного комитета. В законопроекте много спорных моментов, по крайней мере в версии, опубликованной на сайте Верховной Рады. Среди них и вопросы соцвыплат жителям ОРДЛО, поставок воды и торговли с оккупированной территорией. Тем не менее он обращает внимание на серьёзную проблему: правовой статус временно оккупированных территорий до сих пор юридически не определён.

"Можно спорить о терминологии, но речь идёт об оккупации, так как на неконтролируемой территории находятся российские войска"

Нерешённость юридических вопросов насчёт временно оккупированных территорий уже может стоить Украине важного для неё процесса в Международном суде ООН в Гааге. Дело в том, что пока Министерство иностранных дел Украины изо всех сил пытается доказать в суде российскую вину за несоблюдение прав человека и интересов украинских граждан на оккупированных территориях, Министерство по вопросам временно оккупированных территорий обосновывает, что за соблюдение прав украинских граждан на неконтролируемых территориях отвечает именно Украина. То же зафиксировано и в Плане реинтеграции Донбасса, утверждённом в начале года. Эта лазейка может быть использована российскими юристами для доказательства, что конфликт на востоке Украины — сугубо её внутренние вопросы, к которым Кремль никак не причастен.

О том, стоит ли придерживаться языка дипломатии Мингарелли и не называть оккупированные территории оккупированными, Фокус поговорил с бывшим министром иностранных дел Владимиром Огрызко.

Глава представительства Европейского союза в Украине Хьюг Мингарелли заявил, что хоть отдельные районы Донецкой и Луганской областей сейчас не находятся под контролем украинского правительства, они не должны считаться оккупированными и такими, которые попадают в зону ответственности Российской Федерации. Насколько такая позиция логична и правильна?

— Можно выдавать желаемое за действительное, но в реальности украинская власть не контролирует оккупированные территории. Нужно быть честными и говорить так, как есть на самом деле. Думаю, что нежелание называть оккупированные территории оккупированными — личное мнение Мингарелли, а не позиция Европейского союза.

Оккупированные территории де-факто управляются Россией, и это ни у кого не вызывает сомнений. Всё, что там происходит, происходит исключительно с подачи Москвы. Можно спорить о терминологии, но, с моей точки зрения, речь идёт именно об оккупации, так как, по данным украинской разведки, на неконтролируемой территории находятся российские войска.

Какие будут международные последствия, если неконтролируемую территорию законодательно назовут оккупированной? К примеру, если будет принят законопроект вице-спикера Оксаны Сыроид.

"Неприемлемо, чтобы любое министерство по своему усмотрению оценивало какие-то международно-правовые акты"

— С Крымом всё уже давно определено. Вопрос касается только Донбасса. Нужно идти по пути признания того, что территория оккупирована. Тогда исчезнут все разговоры о внутреннеукраинском конфликте, на которых основывается позиция Москвы. Нужно законодательно говорить об ответственности РФ за оккупацию украинской территории. Для многих на Западе это было бы неудобно. Особенно для тех, кто считает, что чего-то можно добиться с помощью минских соглашений. К сожалению, этого не будет.

На судебном процессе в Международном суде в Гааге стала очевидной несогласованность действий разных украинских ведомств. В то время как Министерство иностранных дел пытается доказать, что Украина — жертва российской агрессии, Министерство по делам временно оккупированных территорий возлагает на Украину ответственность за соблюдение прав человека и обеспечение потребностей и интересов граждан на оккупированных территориях. Как избежать подобных разногласий?   

— Нужно исходить из того, что МИД — единственное ведомство, которое координирует внешнюю политику. Без его согласия никакие другие ведомства не должны ни толковать международное право, ни действовать по своему усмотрению, давая какие-то международные оценки. Неприемлемо, чтобы любое министерство по своему усмотрению оценивало какие-то международно-правовые акты. Если подобные разногласия есть, позиция МИДа всегда будет приоритетной.

То есть план мероприятий по реинтеграции Донбасса, принятый Министерством по делам временно оккупированных территорий, не будет приниматься во внимание, если он противоречит заявлениям МИДа?

— План должен быть согласован с другими государственными органами. С МИДом — в первую очередь. Без воли этого органа подобные планы не могут реализовываться. Внешняя политика страны должна быть одна.

13
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.