Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
Военный администратор. Павел Жебривський о том, как управлять прифронтовой областью

Военный администратор. Павел Жебривський о том, как управлять прифронтовой областью

Глава Донецкой ВГА рассказал о том, боится ли Порошенко Путина, кого из сепаратистов нужно амнистировать и влияет ли Ринат Ахметов на Донбасс

1300

Прежде чем начать интервью, пресс-секретарь Павла Жебривского быстро докладывает своему начальнику оперативную информацию. Потом вскользь говорит о рейтинге губернаторов, составленном какой-то малоизвестной организацией. "Эту фигню мне больше не показывайте. Не хочу даже слышать ничего про эти продажные рейтинги", — резко отвечает Жебривский. А потом добавляет, что устал от сравнений с главами других украинских областей. Сравнивать его с ними, мол, абсолютно глупо, потому что в его регионе — война. Возглавляет область Жебривский уже два года, и на вопрос  Фокуса о том, что является его главным достижением на должности, называет то, что сегодня 80% местной молодёжи считают себя патриотами Украины.

Давайте начнём с законопроекта о новом формате АТО и возвращении оккупированного Донбасса. Пока самого проекта закона нет, но многие депутаты о нём давно говорят. Что вам известно об этой инициативе?

— Кроме того, что о нём говорят, я больше ничего не знаю. Слышал о каких-то направлениях, идеях, но, скорее всего, в концентрированном виде этого законопроекта не существует.

Депутаты из "Народного фронта" говорили, что планируется создание единого оперативного штаба, который будет заниматься одновременно и военными, и политико-экономическими делами. Потом Георгий Тука сказал, что этого не будет. Как вы считаете, нужно ли такое объединение?

— В принципе, я вижу модель такой объединённой военно-гражданской администрации (ВГА). Во главе её должен быть или кто-то из членов правительства, или хотя бы тот, кто занимает должность не меньше заместителя секретаря СНБО. Он должен 2–3 дня находиться в Киеве, остальные дни — на войне, тогда будет понимание, взаимосвязь и координация усилий. Это позволит эффективнее влиять на принятие решений центральных органов исполнительной власти в Киеве. У главы ВГА должно быть минимум три заместителя. Первый заместитель — военный, который станет отвечать только за войну. Ещё два — руководители областных администраций — будут ответственны за экономическую и общественно-политическую жизнь на не задействованных в боевых действиях территориях. Руководителю ВГА должны подчиняться силовики: СБУ, МВД и Национальная гвардия. А он сам не должен заниматься экономическими вопросами, а больше внимания уделять работе с людьми на временно оккупированных территориях. Это очень важно. Представьте, если завтра мы освобождаем все наши территории. Что дальше? Там же много мэров, которые остались на тех территориях и сотрудничают с террористами-сепаратистами. Нужно уже сейчас думать, как проводить там выборы и как украинским партиям заходить на эти территории.

Как, по вашему мнению, нужно проводить выборы?

"Если бы Верховный главнокомандующий знал, что Россия не введёт свои войска на территорию Украины, более радикального человека в Украине не было бы"

— После деоккупации минимум год на тех территориях должны работать военно-гражданские администрации. Параллельно с этим нам нужно будет готовиться к выборам. Необходимо обеспечить украинским политическим партиям возможность вести агитационную и структурную работу. Например, я не понимаю, как некоторые западные партнёры могут предлагать проводить выборы на этих территориях без вывода российских войск? Как, например, партия "Правый сектор" будет в них участвовать, если не имеет там никаких представительств? Да даже парламентские БПП, "Народный фронт", "Самопомич" и остальные никак там не представлены. Проводить так выборы — это просто легализовать всё то отрепье, которое сегодня считает себя там властью.  

Если говорить про мэров, которые продолжают работать на оккупированных территориях, по-вашему, их нужно амнистировать?

— Мы будем обязаны амнистировать людей, которые не запачкали свои руки кровью, не шли с оружием на солдат ВСУ, не занимались мародёрством, не убивали и не насиловали. Я бы не делал при этом исключения для городских голов или кого-то другого. Нужно только так: воевал, убивал, грабил — в тюрьму. Не понимаю тех, кто предлагает амнистировать всех. Если украинский солдат кого-то убил или что-то украл, то он сидит в тюрьме. Двойных стандартов в этом вопросе быть не должно. 

Как наши правоохранители выяснят, кто занимался мародёрством и убивал, а кто нет?

— Всё просто. Если кто-то думает, что мы ничего не видим и не отслеживаем, ошибается. Мы всё знаем и видим.

Каким образом?

— Для этого есть специальные службы.

Вернуть Донбасс

Секретарь СНБО Александр Турчинов симпатизирует радикальной модели возвращения Донбасса, президент Пётр Порошенко хочет мирно урегулировать вопрос. Каким видите вариант решения этого конфликта вы?

— Думаю, если бы Верховный главнокомандующий знал, что Россия не введёт свои войска на территорию Украины, более радикального человека в Украине не было бы. В своё время НАТО дало гарантии хорватам, что сербская армия не зайдёт на территорию страны. И хорваты достаточно быстро смогли освободить территорию, захваченную бандитами. Если бы у нас были гарантии, что Россия не начнёт бомбардировать Украину, мы бы говорили и действовали по-другому. Мы должны чётко понимать: если начнём сегодня военную операцию, будем нести ответственность перед матерями и детьми сотен и тысяч погибших. Кроме этого, у нас в таком случае будут проблемы и с международными коллегами, которые сегодня склоняются к варианту решения конфликта в рамках минского процесса. И просить, с одной стороны, помощь у заграничных партнёров, а с другой — говорить, мол, вы нам помогайте, а мы тут сами всё будем делать, не получится.

Вам не кажется, что если не действовать радикально, то это будет замороженный конфликт на десятилетия?

— Уверен, эта ситуация не затянется надолго. Радикально действовать можно, я, например, сегодня готов пожертвовать собой, но тысячами и десятками тысяч других людей нет. У кого-то есть сомнения, что Россия введёт свои регулярные войска в случае наступления украинских военных? Нет.

Получается, что мы всё-таки боимся Путина?

— Мы не его боимся, а оберегаем наших граждан от геноцида по отношению к украинцам. Думаете, Америка боится Путина? Нет. Но из-за угрозы ядерной войны США приходится вести себя с Россией немного по-другому. Возьмите статистику: у нас где-то 250 тыс. военных, у Кремля — полтора миллиона. Да, наша армия сегодня лучше, чем в 2014 году, но этого мало.

Другая реальность

В прошлом году организация "Фабрика мысли" провела исследование, в котором говорится, что 18% жителей оккупированных территорий называют себя гражданами "ЛДНР", 56% считают себя в какой-то степени такими, а 47% при этом хотят независимости этих террористических организаций. Вернуть сами земли можно. А людей как возвращать?

— Вряд ли можно назвать объективными результаты этих социологических исследований — они проводились на территории, где за украинский язык или сине-жёлтый флаг тебя могут кинуть в подвал. Уверен, после деоккупации большинство негодяев сами сбегут первыми оттуда.

Кидают в подвалы  люди, которые там живут.

— Да, кидают, но это делают бандиты, те, кто был никем до всех этих событий. И именно они первыми сбегут. На подконтрольных украинской власти территориях примерно 20% — большие патриоты Украины, 15–20% ненавидят Украину и около 60% колеблются и не могут определиться. Я убеждён, что на той территории тоже есть 20% настоящих украинских патриотов. Кроме того, после деоккупации большое количество тех, кто вынужденно выехал оттуда, вернутся домой. 

Какая ситуация с вещанием украинских телеканалов на оккупированных территориях?

"Думаете, Америка боится Путина? Нет. Но из-за угрозы ядерной войны США приходится вести себя с Россией немного по-другому"

— По линии разграничения сигнал украинского телевидения повсюду получают. В прошлом году мы восстановили сигнал на Карачуне. Сегодня вместе с Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания и Министерством информационной политики работаем над тем, чтобы ещё в четырёх точках поставить ретрансляторы для усиления сигнала. И ещё мы готовимся к строительству башни в Покровске. Но проблема в том, что даже на территориях, где есть украинские каналы, люди продолжают смотреть российские: там же всё красиво. У меня, например, достаточно вопросов к контенту нашего телевидения. Если я напишу сейчас в Facebook, что обстреляли или повредили три дома в Марьинке или Авдеевке или что кто-то ранен, мой пресс-секретарь не будет успевать отбиваться от СМИ, которым нужен комментарий. Но когда я пишу, что мы открыли новую школу с интерактивными досками, лингафонными кабинетами и цифровой аппаратурой, это никого не интересует. Блаженнейший Гузар говорил: "Критика разрушает, а позитив вдохновляет". Я не говорю, что нам не нужно критиковать власть, но, по-моему, мы переборщили.

Другая проблема в том, что люди на оккупированных территориях не получают социальных выплат и пенсий. Сможет ли Украина расплатиться с долгами, если, например, завтра вернёт себе эти территории?

— Пенсии и соцвыплаты выдают.

Но чтобы их получить, люди должны приехать на подконтрольную Украине территорию, а это сделать могут далеко не все.

— Проблема в том, что на тех территориях не функционируют украинские банки. Выплачивать пенсии через банки террористов невозможно, потому что это будет фактически их признанием. А если мы будем выплачивать пенсии на банковские карты, то где у нас гарантии, что деньги получит не боевик и не потратит их на убийство наших военных? Украина гарантирует всем гражданам, кто все эти годы не получал пенсии, после деоккупации выплатить все деньги. Это будет финансироваться не из Пенсионного фонда, а направляться в виде отдельных дотаций из бюджета.

Жизнь продолжается

Как обстоят дела с электроснабжением в Авдеевке?

— Всё хорошо. В апреле мы запустили электроснабжение в Авдеевку с контролируемой украинской властью территории. В прошлом году подключили Красногоровку, Бахмутку, Пески и Жованку. Есть и другая проблема — с газоснабжением. Думаю, до конца октября успеем снабдить газом Авдеевку — трубы уже заказали. Работаем над поставками газа в Марьинку и Красногоровку. Но на этот проект нужны большие деньги — примерно 115 млн грн.

А если, например, невозможно проложить газопровод без помощи с оккупированных территорий? Как вы контактируете с той стороной?

— Никак. Мы работает только через общий координационный центр по прекращению огня, в который с нашей стороны входит генерал, а с той стороны — российский генерал: они решают вопросы только по режиму тишины. Никакой коммуникации с террористами больше нет.

Вы чувствуете отток молодёжи из области?

— На учёбу — да, а массового оттока не ощущается. Даже из Донецка мало кто выезжает, потому что главный камень преткновения — это жильё.

Если говорить про сельское хозяйство, как изменились показатели в области с начала военных действий?

— Конечно, после начала войны они ухудшились, потому что на той территории осталось много полей. Есть ещё территории-мины, и мы не уверены, что на них можно вести сельскохозяйственную деятельность. Но если сравнивать показатели последних лет, то тенденция хорошая. В прошлом году область собрала 1 млн 800 тыс. тонн только зерновых. Думаю, в этом году мы тоже выйдем примерно на такой же показатель. Фактически тренды по всей стране одинаковые, наша область — не исключение. Но нельзя сегодня от Донецкой области требовать того же, что и от остальных, ведь у нас война. В Киеве этого не понимают.

Ввести моду на украинское

В социальных сетях часто встречается мысль, что нужно возвести стену между подконтрольной Украине территорией и оккупированной. В Донецкой области остро чувствуется напряжение в обществе и усталость от военных действий?

— Война — раздражитель для всех. Всем хочется, чтобы она закончилась. Тут уж сколько мозгов хватает в голове: кто-то стену строит, ещё кто-то отдаёт всю Донецкую область России, другой идёт в наступление, третий ищет компромиссы. А есть государственная политика, согласно которой все жители Украины на временно оккупированных территориях — наши граждане, мы за них ответственны. И наш долг — как можно скорее вернуть эти территории. Покажите хоть одного украинского политика, который так не думает.

У нас политики открыто на телевидении заявляют, что Крым де-факто российский и смысла возвращать его нет. Тем не менее эти партии имеют неплохую поддержку избирателей.

— Здесь вопрос больше к СБУ. Проблема в том, что все эти годы политики не относились всерьёз к украинизации населения. Можно ли было, например, за 10 лет украинизировать Крым? Конечно, но тогда следовало бы построить классные современные украинские школы и детские сады. И даже если бы какой-то дед был офицером Черноморского флота, а к нему пришёл внук с фразой "Дедушка, почитай мне книжечку", куда бы делся этот дед? Сидел бы и читал ему "Кобзаря", например. Сейчас по моему распоряжению все госслужащие должны говорить на рабочем месте исключительно на государственном языке. Мы провели два бесплатных курса по украинскому языку. Сказать, что 100% сегодня говорят по-украински, не могу, но 80% — точно. Или другой пример — в Покровске из 5 тыс. вывесок осталось только 200 не на украинском языке. Я сказал, что город, который первый украинизирует вывески, получит на социально-экономическое развитие дополнительные 30 млн грн, второй город — 20 млн грн, остальные — по 10 млн грн.

Если осенью пройдут внеочередные парламентские выборы, какие партии выиграют в Донецкой области?

— То, что мы отслеживаем по громадам, сегодня проходят БПП, Оппоблок и "Батькивщина".

Раньше Донецкая область была краем Рината Ахметова. Сегодня он как-то помогает региону?

— Он занимается своими делами, мы — своими. У команды Ахметова есть так называемые места присутствия — там, где сконцентрирован  её бизнес. В первую очередь это Мариуполь. И в политическом аспекте чувствуется достаточно большое влияние Ахметова. Есть влияние в Доброполье, где расположен их ДТЭК. Сегодня, кстати, Ринат Ахметов остаётся самым рейтинговым политиком на Донетчине — по данным последнего исследования, у него 49% поддержки населения.

13
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.