Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса

Шагают правой. Кто такие украинские националисты и за что они борются

Шагают правой. Кто такие украинские националисты и за что они борются

Прошедшие АТО патриоты — постоянные фигуранты различных скандалов и резонансных историй, в которых выступают то главными зачинщиками, то потерпевшими. Почему манипулировать их мировоззрением пытается и власть, и оппозиция, и внешний враг

9720

Тема украинского национализма у обывателей всегда вызывала массу слухов. С началом Евромайдана и российской агрессии против Украины правому политическому флангу страны стали уделять ещё больше внимания. С одной стороны, националисты стали чуть ли не главной из действующих сил Революции достоинства, а потом составили ядро значительной части добробатов, принявших на себя первый удар боевиков в условиях деградации армии. С другой — именно они стали любимым объектом кремлёвской пропаганды, которая демонизировала их чуть ли не до уровня гитлеровских карателей. И, как показывают исторические хроники, так и события последних дней, именно националистов конкуренты готовы истреблять физически. Среди предполагаемых целей кремлёвского террора — экс-лидер Народного Руха Вячеслав Чорновил и нардеп Игорь Мосийчук, убитая на днях боец добробатов и помощница Мосийчука Амина Окуева.

В то же время поведение националистов в тылу достаточно сомнительное. Они постоянные фигуранты различных скандалов и резонансных историй, в которых выступают то главными зачинщиками, то потерпевшими, то и теми и другими одновременно. Взять хотя бы задержание 21 октября полицией лидера добровольческого движения ОУН Николая Коханивского за стычку с бывшим членом "Правого сектора" Русланом Качмалой. В ночь на 24 октября сторонники Коханивского разгромили суд, где ему избирали меру пресечения.

Правое триединство

Сегодня националистическое движение в Украине представлено тремя главными силами: "Национальным корпусом", "Свободой" и "Правым сектором", подписавшими в феврале этого года меморандум о сотрудничестве — "Национальный манифест".

Такое триединство возникло лишь в последнее время. Исторически долгие годы правый и ультраправый фланги фактически монопольно представляла "Свобода" (до 2004-го Социал-национальная партия Украины). Но постепенно политсила стала смягчать радикальную риторику и расширять электоральное поле. По мере укрепления режима Януковича она завоевала и симпатии части либерального электората, который в целом не особо разделял её идеологию, но видел "Свободу" серьёзной и энергичной контрсилой действующей власти. За счёт этого свободовцы на выборах-2012 смогли пробиться в Верховную Раду, что стало одной из главных сенсаций.

В событиях Евромайдана свободовцы, естественно, принимали самое активное участие, Олег Тягнибок стал одним из трёх "лидеров Майдана". Но по мере обострения ситуации в стране, убийств на Майдане и начала агрессии РФ общественный дискурс сдвинулся вправо, и партия потеряла монополию на радикализм. Потерпев поражение на выборах-2014 в парламент, "Свобода" прошла через очистку рядов, но сохранила разветвлённую сеть реальных ячеек на местах.

Сегодня националистическое движение в Украине представлено тремя главными силами: "Национальным корпусом", "Свободой" и "Правым сектором"

На первый план вышла доселе неизвестная, загадочная, а потому особо привлекательная для многих сила — "Правый сектор", сформированная несколькими маргинальными ультраправыми организациями. Свою роль сыграла и российская пропаганда, круглосуточно запугивающая жителей юго-востока страшными "карателями-правосеками", которые вот-вот приедут "убивать русскоязычное население". "Правосеки" действительно активно включились в борьбу с сепаратистами, сформировав полуавтономный "Добровольческий украинский корпус", бойцы которого защищали, в частности, и донецкий аэропорт. Попутно "правосеки" проводили стихийную декоммунизацию и люстрацию представителей прошлой власти по всей стране, но занять видное место на политической карте Украины у них не получилось. Лидер ПС Дмитрий Ярош не набрал даже одного процента голосов на президентских выборах. Ухудшил ситуацию и раскол в рядах, когда часть "правосеков" вслед за Ярошем покинула ряды организации.

Зато всё большую симпатию в глазах обывателей, в первую очередь молодёжи, стал приобретать батальон "Азов" во главе с Андреем Билецким, бывшим лидером "Патриота Украины" — ультрарадикальной организации, отколовшейся от "Свободы" в 2004-м. Благодаря бескомпромиссной патриотической риторике, внушительному внешнему виду и активному участию в боях с сепаратистами "азовцы" начали расширять свою численность, пополнив ряды не только ультраправой публикой, например, из числа футбольных фанатов, но и аполитичными патриотами Украины. Билецкий стал депутатом Верховной Рады, "Азов" превратился из батальона в полк и начал активно развивать своё "гражданское крыло", на базе которого 14 октября прошлого года была создана партия "Национальный корпус". Сейчас "Нацкорпус" продолжает активно развивать свою сеть на местах, прежде всего они делают ставку на молодёжь, воспитывают кадры на будущее, также регулярно занимаются и неполитической деятельностью, например, помощью приютам для животных или борьбой с "наливайками".

Среди более мелких националистических организаций можно выделить УНА-УНСО, Конгресс украинских националистов, Организацию украинских националистов (расколотую на две части — под руководством Николая Коханивского и Богдана Червака соответственно), движение "С14". Последние представляют собой молодёжную организацию, в 2014-м году разорвавшую прежде тесные отношения со "Свободой". Они занимаются различными волонтёрскими и образовательными инициативами, но главная фишка "С14", благодаря которой они регулярно светятся в СМИ, — отлов и "воспитательные беседы" с различными тыловыми сепаратистами и "ватниками".

Левый уклон

Традиционное бинарное разделение политических партий на левые и правые давно считается устаревшим в мировой политологии, а в Украине ситуация ещё запутанней — здесь политсилы в своих программах любят смешивать самые разные, в том числе и прямо противоречащие друг другу идеи. Наша специфика ещё и в том, что левые (коммунисты и социалисты в различных реинкарнациях) традиционно считались пророссийскими и антиевропейскими силами, тогда как их оппонентов, в том числе националистов, обычно скопом записывали в проевропейский лагерь. 

На геополитические темы, как и на экономические, украинские националисты пока предпочитают особо не напирать

Украинские националисты поддерживают традиционно правые идеи вроде сильного государства, защиты "традиционных ценностей", прав и интересов "титульной нации", обычно в её кровно-духовной трактовке. В то же время их экономическая программа де-факто откровенно левацкая.

"Ликвидировать олигархический строй: вернуть в государственную собственность недра, стратегические объекты и предприятия, незаконно приватизированные после 1991 года, ликвидировать частные монополии, прекратить вывод капиталов в офшоры", — говорится в вышеупомянутом "Национальном манифесте". Там же можно найти и другие традиционно левые задачи вроде возрождения профсоюзного движения, защиты трудовых прав украинцев, запрета на торговлю сельхозземлями и т. д. "Свобода" давно поддерживает единый подоходный налог с прогрессивной шкалой ставки и национализацию банковской системы (не менее 50% капитала в собственности государства). Аналогичные по духу пункты, иногда с оговорками, можно найти и в программах других правых партий, что даёт повод оппонентам-либералам называть их "близнецами коммунистов". Сами националисты такую оценку возмущённо отвергают.

Но в целом, как признают многие из них, экономические темы никогда не были их сильной стороной. Подавляющее большинство заявлений и реальных действий касаются других, более понятных обывателю вопросов вроде защиты национального суверенитета, традиционной семьи, украинского языка, исторической памяти, борьбы с "агентами врага" — от банков РФ до российских артистов и пр.

Весьма примечательно и отношение националистов к курсу государства на евроинтеграцию. Именно желание идти в Европу стало отправной точкой Евромайдана, позже переросшего в Революцию достоинства. Победа на нём стала возможна именно благодаря альянсу националистов, либералов и аполитичных проевропейски настроенных украинцев. Теперь последние с удивлением узнают, что их соратники по Майдану, оказывается, далеко не в восторге от интеграции в НАТО и ЕС.

Собственно, интеграцию с Евросоюзом не указывает своей целью ни одна из топовых правых сил, поскольку европейские ценности, в частности мультикультурность, по их версии, противоречат ценностям украинским. "Сформировать новый вектор украинской геополитики — ориентацию не на Запад или Восток, а на создание нового Европейского единства — Балто-Черноморского союза", — говорится в "Национальном манифесте". В "Нацкорпусе" призывают "не присоединяться к Брюссельской бюрократии", а в "Правом секторе" и вовсе считают, что вступление в ЕС приведёт Украину к "полному неоколониальному порабощению и национальной деградации". У "Свободы" столь жёстких формулировок нет, в партии не отвергают даже возможности вступления в НАТО, но только "на выгодных для Украины условиях". Впрочем, на геополитические темы, как и на экономические, украинские националисты пока предпочитают особо не напирать.

Раса и ЛГБТ

Националистические силы выросли из ультраправых, подчас откровенно ксенофобских и неонацистских организаций, как бы нынешние партийные вожди ни пытались от этого открещиваться. Среди правых лидеров и активистов немало выходцев из субкультурной ультраправой среды, бывших футбольных фанатов. На память о тех временах у многих из них остались татуировки в виде стилизованной (правда, не всегда) свастики и прочих нацистских символов. Да и сам лидер "Свободы" Олег Тягнибок стал известен всей Украине как раз после своего знаменитого выступления на горе Яворына в 2004-м о "москальско-жидовской мафии". Позже Тягнибок стал гораздо осторожнее относиться к своим высказываниям и выступлениям партийцев. Так, в 2011 году с должности был снят один из региональных руководителей партии, заявивший, что "у украинских националистов есть определённая схожесть с немецкими нацио­нал-социалистами". "Как можно нести такую чушь?! Разница между социал-национализмом (идеологией "Свободы". — Фокус) и национал-социализмом огромна!" — возмущался тогда Тягнибок.

Украинские националисты поддерживают традиционно правые идеи вроде сильного государства, защиты "традиционных ценностей", прав и интересов "титульной нации", обычно в её кровно-духовной трактовке

У лидера "Нацкорпуса" Андрея Билецкого тоже есть скелеты в шкафу. В интернете легко найти пропагандистские тексты "Патриота Украины", лидером которого он был ранее, где речь идёт о "расовом очищении нации". На практике его организация, как и многие другие ультраправые, регулярно занималась крайне сомнительной с правовой точки зрения силовой "борьбой с нелегальными мигрантами" и обычными уличными нападениями на выходцев из Азии и Африки. Сейчас любые обвинения в расизме Билецкий отрицает. "Быть украинским националистом сегодня — это верить в ценности, а не расовые предрассудки", — заявлял он в одном из интервью Фокусу и уверял, что его никто никогда не называл "Белым вождём". А ещё в 2014-м Билецкий рассказывал Фокусу, что у находящихся на фронте националистов прошла значительная эволюция взглядов и подходов. "Могу вас заверить, что существует множество околопатриотической" литературы, но вы вряд ли видели оригинальные программные документы "Патриота Украины", — прокомментировал нынешний лидер "Нацкорпуса" упоминаемые выше тексты с сентенциями про "расу".

По сути, сейчас от некогда приоритетной для ультраправых (тогда ещё маргинальных) "расово-очистительной" тематики осталась лишь скромная формулировка в "Национальном манифесте": "Упорядочить миграционную политику, что включает в себя эффективную борьбу с нелегальной миграцией и создание условий для возвращения украинцев на Родину". Любые привязки к нацизму, неонацизму, фашизму, ксенофобии и подобным вещам, даже на уровне эстетики, самими националистами отвергаются. Между тем так называемый волчий крюк — эмблема "Азова"" — активно использовался нацистами в прошлом и неонацистами по всему миру в настоящем. Но в трактовке "азовцев" это лишь монограмма "Идея Нации", составленная из букв "I" и "N", и никакой крамолы.

Действительно ли ультранационалисты пересмотрели прежние взгляды — вопрос как минимум спорный. Но по крайней мере их лидеры поняли, что агрессивная ксенофобская риторика может только оттолкнуть, а не привлечь к ним новых сторонников, тогда как расширение базы народной поддержки — обязательное условие для выживания и тем более победы в политической борьбе.

А вот от чего украинские правые точно не хотят отказываться, так это от защиты "традиционных ценностей", в первую очередь гетеросексуальной семьи, что ярче всего выражается в их противостоянии ЛГБТ-сообществу. В последние два года "марши равенства" проходят под сверхусиленной охраной полиции, потому инцидентов почти удаётся избегать, но точечные "набеги" националистов на отдельные мероприятия, так или иначе затрагивающие ЛГБТ-тематику, случаются часто.

Революция продолжается

В целом украинские националисты любят прибегать к методам "прямого действия" в борьбе со своими оппонентами или в отстаивании идей — это блокирование или разгром российского банка или офиса Виктора Медведчука, срыв презентации или публичной лекции, захват дата-центра под вертолётной площадкой Януковича, "наказание" сепаратиста, свободно гуляющего по киевским улицам. Главное объяснение — в нынешней Украине справедливость очень часто идёт вразрез с законностью, а государство часто не выполняет возложенных на него функций, потому и приходится действовать самим, при необходимости — силой. В эфире одного из ток-шоу Билецкий так ответил на прямой вопрос о том, на что готовы правые ради своих целей, пусть и благородных: "В последние три года, понимая ситуацию в стране, учитывая войну, мы не делаем и десятой доли того, что хотели бы делать с этой властью и этой системой".

Националисты декларируют две главные задачи своей борьбы. Первая — восстановить территориальную целостность страны, за что нынешняя власть, по их мнению, не хочет бороться. Многие из них сейчас воюют в зоне АТО как в отдельных формированиях, так и в составе ВСУ или Нацгвардии. Многие, отвоевав в 2014–2015 годах, вернулись в тыл. Тут их ждёт вторая задача — свержение "режима внутренней оккупации", как они называют нынешнюю власть.

Конечно, актуален вопрос о том, как националистов в своих целях могут использовать другие игроки. В первую очередь речь о связях между главой МВД Арсеном Аваковым и "Нацкорпусом". Политический истеблишмент полностью уверен в том, что Аваков имеет большое влияние на партию, сам Билецкий это категорически опровергает.

"Этот режим упадёт, но не за один день. Национальная революция обязательно продолжится", — любят говорить украинские националисты.

99
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.