Парадоксы посткарантина. Как пандемия коронавируса изменила рынок труда

  • Мария Бондарь

В начале весны Международная организация труда (МОТ) прогнозировала повышение уровня лояльности наемного персонала к нанимателям. Однако результаты исследований, инициированных МОТ, говорят об обратном: большинство трудоустроенных находятся в активном поиске новой работы. Фокус рассказывает, как изменился рынок труда в условиях пандемии коронавируса и в каких сферах сейчас легче всего найти работу

"Если станет совсем туго, пойду курьером в службу доставки, люди там всегда нужны", — рассуждал знакомый, лишившийся работы из-за пандемии. Он ошибался. Даже во время самого жесткого карантина, когда количество заказов у служб доставки росло как на дрожжах, генеральный менеджер Glovo в Украине Дмитрий Расновский говорил, что желающих работать курьерами оказалось слишком много, трудоустроить всех компания не может. Как ни странно, рост спроса не превратился в подъем рынка и не обеспечил пропорционального увеличения финансовых потоков. "Многие рестораны не пережили карантин и закрылись. Расстояния, которые должны преодолевать курьеры, увеличились, соответственно, и платить курьерам нужно больше, при этом сумма среднего чека снизилась, потому что большинство клиентов вынуждены экономить. Кроме того, желая поддержать людей во время эпидемии, мы снизили стоимость доставки из аптек, — говорит Дмитрий Расновский. — В итоге денег в системе стало меньше, хотя число транзакций вроде бы возросло". Пример Glovo не исключение, похожие вещи происходят с другими компаниями, работающими в тех же нишах. Так, служба доставки еды Uber Eats вовсе ушла с украинского рынка.

Не тут-то было

В начале весны Международная организация труда (МОТ) прогнозировала повышение уровня лояльности наемного персонала к нанимателям. Логика казалась очевидной: почти во всех странах рынок труда резко сократился, и тот, кто сохранил работу, должен за нее держаться. Однако результаты исследований, инициированных МОТ, говорят об обратном: большинство трудоустроенных находятся в активном поиске альтернативного или дополнительного заработка. Дело не только в том, что людей не устраивает уровень их доходов, они не верят в его стабильность. В таком поведении аналитики МОТ видят попытку сработать на опережение, подготовиться к моменту, когда нынешний наниматель начнет сокращать персонал. В посткарантинной реальности сотрудники не доверяют работодателям и не полагаются на их социальную ответственность. В апреле Deloitte провела глобальный опрос, чтобы определить реакцию наемного персонала на поведение их работодателей во время пандемии. 70% опрошенных выразили недовольство, отметив, что наниматель либо совсем их не поддержал, либо поддержал недостаточно.

Один из немногих оправдавшихся прогнозов — закрепление организационных схем, позволяющих большинству сотрудников работать из дому. Строго говоря, практика удаленного труда для штатного персонала появилась задолго до COVID-19. Глобальные компании, нанимающие людей по всему миру, давно оценили преимущества виртуальных офисов, не говоря о множестве стартапов, которые предпочитают обходиться без аренды помещений. Распространение опасного вируса предсказуемо ускорило общую тенденцию перехода на удаленку. Компании Facebook, Google, Sportify объявили о том, что их сотрудники смогут работать из дома минимум до конца года. Microsoft, Amazon и Royal Bank of Scotland приняли решения о сохранении удалённой работы до октября, но рассматривают возможность её продления. Twitter и сетевое рекламное агентство WPP опубликовали пресс-релизы о том, что их сотрудники при желании окончательно перейдут на удаленку и не вернутся в офисы. А Джес Стали, генеральный директор Barclays, одного из крупнейших в мире финансовых конгломератов, и вовсе заявил, что городские офисы как таковые в скором времени могут уйти в историю. Украинские компании к таким радикальным реформам пока не готовы, поэтому выход из карантина в нашей стране ознаменовался повсеместным возвращением персонала в офисы. Зато другие, гораздо более странные глобальные тренды, возникшие из-за распространения COVID-19, проявляются здесь ощутимо. Некоторые из них выглядят парадоксально.

Парадокс 1. Настоящий кризис начнется через несколько месяцев после выхода из карантина

МОТ дважды пересматривала прогноз сокращения емкости рынка труда во втором квартале 2020 года в сторону ухудшения. Если в марте аналитики предполагали, что общее количество оплачиваемого рабочего времени в мире сократится в среднем на 6,7%, и это было эквивалентно увольнению 195 млн работников с полной занятностью, то теперь говорят о 10,5%, что означает потерю 305 млн рабочих мест. Больше всех пострадают жители американского континента, там МОТ обещает сокращение 12,4%. В Европе и Центральной Азии — 11,8%. В остальных регионах потери составят в среднем 9,5% оплачиваемого рабочего времени.

В посткарантинной реальности сотрудники не доверяют работодателям и не полагаются на их социальную ответственность

Неутешительный прогноз для тех, кто ожидал, что за постепенным выходом из карантина последуют восстановление финансовых потоков и оживление на рынке труда. Лидия Вакуленко, руководитель консалтинговой службы BDO Centers, сетует на то, что сейчас невозможно доверять даже прогнозам уважаемых международных организаций. "Одна и та же структура может сегодня предсказывать сокращение 25 млн рабочих мест, а через три недели — 195 млн. Раз в три дня появляется новый прогноз, существенно отличающийся от предыдущих", — подчеркивает Вакуленко. Впрочем, она соглашается с тем, что в ближайшие месяцы нас ожидает усиление кризиса. "В апреле и мае компании тратили то, что заработали в предыдущие периоды, — говорит Лидия Вакуленко. — Те, у кого были финансовые резервы, продержались в этот период относительно благополучно. Настоящие проблемы начнутся через несколько месяцев, когда окажется, что резервные средства потрачены, а новых поступлений недостаточно. Вот тогда последствия карантина скажутся на операционной деятельности. Для многих это будет означать дальнейшее снижение расходов на персонал".

Парадокс 2. Сокращение штатов и активный рекрутинг

На сайтах по трудоустройству каждый месяц появляются тысячи новых вакансий. Как отмечает HR-эксперт Татьяна Пашкина, работодатели пытаются заменить сотрудников, ставших для них слишком дорогими, кем-то, кто готов выполнять те же обязанности за более скромное вознаграждение. В Украине многие компании стремятся оптимизировать расходы на персонал, заменяя систему фиксированных ставок схемами сдельной оплаты. Как правило, сотрудники, которых устраивал первый вариант, оказываются недовольны вторым, с ними приходится расставаться, заменяя теми, кто согласен на то, что переменная составляющая денежного вознаграждения будет основной.

Сила труда. По данным Международной организации труда, в мире сейчас насчитывается 3,3 млрд рабочих мест 

Некоторые украинские филиалы крупных зарубежных компаний нанимают сейчас людей, для того чтобы уволить их через месяц-два. Вакансии, которые они закрывают, фигурировали в планах найма, утвержденных в головных офисах ещё до начала распространения COVID-19. Сейчас из тех же офисов приходят разнарядки на сокращение штатов, которые нужно провести до конца лета. Для менеджеров филиалов самый простой способ выполнить эти указания — нанять людей по ранее утверждённым планам, оформить новых сотрудников официально, но предупредить о том, что первый месяц или два они на испытательном сроке. Потом так же официально уволить и отчитаться об этом как о предписанном сокращении.     

Парадокс 3. Дорогие кадры дешевеют, а дешевые —  дорожают

В апреле — мае многие крупные международные бизнесструктуры вплотную занялись пересмотром систем оплаты труда. Если верить Deloitte и KPMG, в конце весны запросы по оптимизации зарплатных проектов и программ финансовой компенсации стали одними из самых популярных в адрес консалтинговых подразделений. По словам консалтеров, их клиентов интересовала не только экономия, но и переоценка ценности сотрудников. Если раньше величина зарплаты зависела в основном от того, насколько трудно или легко найти такого сотрудника, то теперь многие наниматели платят больше или меньше в зависимости от того, насколько он важен для бесперебойной работы компании. "Компенсационная политика меняется на глазах, причем это происходит по всему миру, — говорит Эрика Волини, руководитель направления Human в Capital Deloitte Counsulting LLP. — Теперь учитывается не только рыночная стоимость, но и человеческая ценность, преданность компании, справедливость, в конце концов. Кризис показал нам, насколько необходимым оказывается низкооплачиваемый труд, и заставил задуматься о том, не слишком ли велики компенсации и бонусы топ-менеджеров".  

Парадокс 4. Позиции с частичной занятостью сокращают в первую очередь, но их удельный вес на рынке труда растет

По данным Международной организации труда, в мире сейчас насчитывается 3,3 млрд рабочих мест. 1,6 млрд из них предполагают различные варианты альтернативного трудоустройства: частичная занятость, фриланс, проектное сотрудничество. Во время пандемии от их услуг отказывались в первую очередь, юридически и организационно это было самым простым способом сокращения расходов. Во многих странах (в том числе в Украине) исполнительная власть утвердила нормативные документы, ограничивающие возможность сокращения штатов в период карантина. Альтернативных форм трудоустройства эти ограничения не касались. Кроме того, на них не распространялось действие государственных программ субсидирования фондов оплаты труда. По данным МОТ, уровень доходов сотрудников, работающих по схемам альтернативного трудоустройства, за последние месяцы снизился в среднем на 60% по всему миру. Для американского континента и стран Африки этот показатель составил 80%, для Европы и Центральной Азии — 70%, в Азиатско-Тихоокеанском регионе — 21,6%. Любопытно, что удельный вес альтернативщиков в общем количестве работающих не уменьшается, а растtт. Выходя из карантина, наниматели получили возможность сокращать штатный персонал, при этом многим предложили альтернативные формы сотрудничества, тот же фриланс, частичную занятость и проектную работу. 

Работа на безрыбье

Самые востребованные специальности в кризисный период 

Если экономический спад оставил вас без работы, есть интересное предложение. Зарплата — 50 тыс. грн в месяц. Эта сумма указана в объявлении о вакансии, но, немного поторговавшись, её можно увеличить. Наниматель очень торопится и будет сговорчив. Обязанности — с утра до вечера рассекать по Николаевской области на современном автомобиле стоимостью несколько миллионов гривен. Работа сезонная, в октябре придется искать новое место, но когда есть резерв в несколько сотен тысяч, с безработицей смириться легче. С соблюдением социальной дистанции и других норм защиты от COVID-19 проблем не будет, потому что пассажиров не предвидится. И вообще ездить будете в буквальном смысле в чистом поле. Речь о работе оператора зерноуборочного комбайна марки John Deere.

Понимая, что далеко не все наши читатели готовы переквалифицироваться в комбайнера, а рынок труда сокращается, Фокус предлагает пять самых востребованных специальностей, которые помогут вам пережить тяжелые времена.

Digital-маркетолог

В посткарантинной реальности интернет-маркетинг оказался той сферой, в которой проще всего найти работу. За последний месяц появились 623* новые вакансии. Опытные специалисты по онлайн-продвижению, обладающие управленческими навыками, могут рассчитывать на щедрое вознаграждение. К примеру, есть предложение для руководителя отдела интернет-маркетинга с зарплатой 81 тыс. грн в месяц, для CEO team leader — 65 тыс. грн. Очевидно, спрос на специалистов такого рода значительно превосходит предложение, поэтому  немало компаний готовы нанимать новичков и обучать их за счёт собственных ресурсов.

Директор по продажам

Сайты по трудоустройству пестрят предложениями для менеджеров по продажам разных калибров, таких вакансий больше 8 тыс*. Сегодня во многих компаниях возникла острая потребность не только в продавцах, но в руководителях служб сбыта и директорах филиалов. За последний месяц появилось 200* новых вакансий директоров по продажам и коммерческих директоров. Почти для каждой из них в качестве важнейшего требования работодателя указано «выполнение плана увеличения объёмов продаж». Если повезёт устроиться в киевский офис, зарплата будет порядка 50 тыс. грн. Руководителям филиалов в малых городах предлагают 25 тыс. грн.

Инженер-конструктор

За последний месяц для специалистов такого профиля в Украине появилось 200* новых вакансий, из них 30 — в столице. «Больше всего предложений от мебельщиков, им желательно, чтобы у кандидата был собственный автомобиль, ведь ему придётся ездить к клиентам, заказывающим индивидуальное изготовление предметов интерьера. Для тех инженеров, которым не нравится эта отрасль, работы тоже хватает: можно конструировать элеваторы, носители наружной рекламы и автоматизировать процесс хранения нефтепродуктов», — говорит Татьяна Пашкина. Суммы варьируются от 10 до 30 тыс. грн, в зависимости от масштабов и возможностей потенциальных работодателей.

Провизор-фармацевт

Найти работу будет легко, за последний месяц появилось 330* новых вакансий. Плюс в том, что запросто можно подыскать место поближе к дому, при желании — даже в пешей доступности. География предложений широка. Минус — скромные по нынешним временам суммы. В городах-миллионниках провизорам-фармацевтам предлагают 9–12 тыс. грн в месяц. В маленьких городах и того меньше — 7–9 тыс. грн. Зачастую предполагается, что в будущем добросовестный провизор сможет стать заведующим аптекой, тогда зарплата увеличится. Правда, больших денег тут тоже не заработаешь. В крупных городах заведующим платят в среднем 17–20 тыс. грн, в маленьких — 15 тыс. грн. 

Коллектор 

Предложений немало — 98* новых объявлений о вакансиях опубликованы за месяц. Любопытно, что зарплаты столичных коллекторов разительно отличаются от того, что предлагают за такую же работу в других городах. В Киеве можно получить 30 тыс. грн в месяц, в регионах — 14–16 тыс. грн. «Несколько лет назад для замещения вакансий специалистов по работе с проблемными задолженностями финансовые структуры искали людей с юридическим образованием, сейчас такого требования в объявлениях о вакансиях коллекторов, как правило, нет», — рассказывает Татьяна Пашкина.