Все статьиВсе новостиВсе мнения
Деньги
Общество
Красивая странаРейтинги фокуса

Глава Ощадбанка Пышный: Оккупанты ответят за каждую копейку

Глава Ощадбанка Пышный: Оккупанты ответят за каждую копейку

Председатель правления Ощадбанка Андрей Пышный рассказал "Фокусу" о потерях в Крыму, оттоке депозитов, разбирательствах с Россией, "семейных" кредитах и собственной зарплате

200

В мае Нацбанк рекомендовал украинским финучреждениям уйти из Крыма. С какими потерями Ощадбанк покидает полуостров?

С ощутимыми. Работа банка всячески блокировалась от момента высадки российского десанта «зеленых человечков» до самого последнего времени, когда Сергей Аксенов и гоп-компания решили захватить наличные деньги Ощадбанка, предназначавшиеся для выплаты пенсий, депозитов и социальных пособий. Сейчас крымский филиал Ощадбанка со всеми его отделениями и активами фактически национализирован оккупационным режимом. А потому Крым – это предмет отдельных обсуждений с нашими консультантами: аудитором Deloitte Touch и юридическими советниками. Обсуждаем, как аннексию Крыма, вооруженный грабеж, оккупацию, гоп-стоп – называйте это как угодно – словом, как отобразить в бухгалтерском учете потерю целого крымского управления Ощадбанка с более чем 9 млрд грн валютой баланса (сумма активов или пассивов банка – Фокус). Наши аудиторы говорят, что с подобными  прецедентами они никогда не сталкивались.

Какой была рыночная доля Ощадбанка в Крыму?

По депозитам мы занимали второе место, по объему кредитного портфеля – в тройке лидеров. Крымский бизнес Ощадбанка выглядел следующим образом: 1,7 млрд гривен депозитов физлиц, 7,5 млрд грн кредитного портфеля, 295 отделений, 77 броневиков. Основных средств по остаточной стоимости – около 90 млн грн. Все активы, документация, недвижимое имущество заблокированы вооруженными преступниками, курируемыми сотрудниками ФСБ, и, по сути, присвоены оккупационными властями.

Сколько вкладчиков у вас там осталось?

34 тыс. человек. 1,7 млрд. грн. – та сумма, которую мы остались должны им. Пока эти деньги получить невозможно: идет ревизия активов и пассивов банка. Кроме того, доступ к документации блокируется. Сознательно и целенаправленно. Вероятнее всего, выплачивать депозиты будем на территории материковой Украины в любом из отделений Ощадбанка. В ближайшее время мы сообщим вкладчикам о том, как получить эти деньги. Кроме того, на сайте Ощадбанка появится специальный раздел: как гражданам Украины,оказавшимся на оккупированной территории, поддерживать финансовую связь со своей Родиной.

Что случилось с отделениями Ощадбанка на полуострове?

85 из 295 отделений практически в один день были переданы под контроль российского банка РНКБ еще в апреле. Вечером вы выходите из Ощадного банка, на утро возвращаетесь – а на месте отделения тот же банк, с той же техникой, персоналом, только вывеска другая. Не менее противозаконным образом 21 мая у Ощадбанка были изъяты 32,5 млн грн наличности из хранилища. В банк явились некие люди, назвавшиеся судебными приставами,  представитель т.н. центрального банка Крыма, какие-то «народные ополченцы» и просто вывезли деньги. В хранилище оставались еще 40,5 млн грн, они его опечатали. При том, что вся сумма – 73 млн грн – предназначалась на выплату пенсий, социалки и депозитов. Позже, в конце мая, остальное имущество, в том числе центральное отделение банка в АРК, было захвачено по предписанию Центробанка РФ с участием МВД России.

Что ваша охрана делала в то время, как из Ощадбанка вывозили деньги?

К сожалению, ничего. Как объяснил теперь уже бывший управляющий крымского Ощадбанка, многие сотрудники запуганы либо завербованы. С момента оккупации в Крыму развернута масштабная, глубоко эшелонированная сеть ФСБ.

Каждому сотруднику крымского Ощадбанка, который изъявил желание переехать на материк, мы предоставили работу. А вот каждый, кто способствовал грабежу – будет преследоваться по закону.

Вашим инкассаторам удавалось эффективно работать в Крыму до официального ухода банка с полуострова?

В Крыму – да. А вот вывезти в материковую часть Украины что-либо – документы, деньги – было нереально. Наши инкассаторы неоднократно пытались сделать это, но российские блокпосты разворачивали их обратно, не давали вывезти ничего. Позже руководителя крымского республиканского филиала Ощадбанка вызвал один из вице-премьеров в местный государственный совет – так, значит, называет себя эта ОПГ. В присутствии сотрудника ФСБ он взял с нашего топ-менеджера расписку не передавать никакие материальные ценности, документацию, программное обеспечение и т.д. сотрудникам центрального офиса Ощадбанка. В противном случае ему грозит уголовная ответственность.

Почему крымские власти забрали именно 32 млн грн?

Вы пытаетесь искать некое рациональное зерно в их действиях. Но нет рационального зерна у тех, кто идет на открытый грабеж.

Ощадбанк планирует судиться с Россией или Крымом за потерянные активы?

Планирует и усиленно готовится к этому. Мы будем выступать в качестве заинтересованного лица в споре Украины против Российской Федерации по вопросам, связанным с оккупацией Крыма, а потому активно документируем все противоправные действия против Ощадбанка. Эти вопросы будут включены в общий объем ущерба, причиненного Украине. За каждую копейку, украденную у банка, оккупантам придется ответить.

Какой счет выставите россиянам?

Многомиллиардный.

Какой процент кредитного портфеля в Крыму приходился на физлиц?

Небольшой. Львиная доля местного кредитного портфеля – это проект по строительству 16 солнечных электростанций. Это большой кредитный проект, который несет в себе непомерную политическая составляющую, и, как следствие, повышенные риски. Вся экономика проекта увязана на политике. 

Что вы имеете в виду? Станции не построили?

Построили. Ввели в эксплуатацию. Они вырабатывали электроэнергию, которая продавалась в рынок по «зеленому тарифу» (в несколько раз выше тарифа для теплоэлектростанций – Фокус), срок окупаемости проекта около 7 лет. Проблема в том, что для крымского бизнеса банка этот проект имел достаточно высокую концентрацию в кредитном портфеле. Если не ошибаюсь, на него приходилось 93% всего объема нашего кредитного портфеля на полуострове.

Речь о проекте братьев Клюевых?

Клюевых вы там не увидите. Там офшор на офшоре. Но, благодаря подробным и аргументированным журналистским расследованиям, по-моему, все, кто умеет читать, знают, кто лоббировал этот проект.

Клюевы?

Секрет Полишинеля, я так отвечу. 

Кредиты обслуживаются?

На данный момент – нет. 

Закрывать отделения на Востоке Украины Ощадбанк не собирается?

Нет, конечно. Наш коллектив, я считаю, делает огромное дело, продолжая без сбоев работать в Донецкой и Луганской областях. 546 наших отделений в Донецкой области до последнего момента функционировали в абсолютно нормальном, стандартном режиме.  Мы работали и работаем в Славянске, Краматорске, Мариуполе, Горловке, Красном Лимане, Антраците. Это фактически карта боевых действий. Причем мы работали даже во время проведения антитеррористической операции. На местах очень высокая степень командного духа, профессиональной ответственности. Каждый день я начинаю работу с общения с руководителями донецкого и луганского подразделений – и заканчиваю тем же.

Держи вкладчика

Какую сумму депозитов население сняло со счетов в Ощадбанке с начала года?

3 млрд грн. Около 12,5%. Это меньше, чем в некоторых других крупных банках, где отток достигает 20-25%. Но, конечно, все равно достаточно ощутимо.

Какая доля в этой сумме приходится на Восток Украины?

Отвечу по-другому. Общий депозитный портфель Крыма – это 4,6% суммы вкладов в Ощадбанке. Донецкая область – на уровне 5% или 1,9 млрд грн. Луганская – примерно столько же. Киев – около 7%, или 2,6-2,7 млрд грн. Эти регионы – самые емкие по объемам остатков депозитов. Так вот в Луганске и Донецке потеря ресурсной базы в среднем превышает 20%. Но при этом руководители Донецкого и Луганского подразделений делают колоссальную работу, обеспечивая людей банковскими услугами там, куда даже продукты не поставляются.

Ситуация с крымским кредитным портфелем довольно непростая. В вашем общем кредитном портфеле есть подобные случаи – когда в одном из регионов банк выдавал огромные кредиты?

Нет, это особый случай. С некоторыми заемщиками мы ведем очень активные переговоры, пытаясь изменить структуру сделки, повысить ее доходность, вывести на рыночные параметры, взять дополнительное обеспечение, пересмотреть сроки кредитования. Идет нормальная, кропотливая работа по приведению кредитного портфеля Ощадбанка в соответствие с нормативными требованиями НБУ и рыночными условиями.

То есть раньше кредитный портфель Ощадбанка не был рыночным?

У меня есть претензии к некоторым проектам.

Сколько таких проектов?

Я не считал, но достаточно того, что они есть. С 15 мая в банке началась комплексная проверка Национального банка. Кроме того, банк в рамках стресс тестирования по условиям Меморандума с МВФ будет проходить процедуру due diligence. Я заинтересован в том, чтобы ситуация в Ощадбанке была максимально исследована, и была дана максимально объективная оценка состояния портфеля активов.

Правда, что Сергей Курченко брал кредиты в Укрэксимбанке?

Насколько мне известно, да. А где он их не брал? Он Брокбизнесбанк угробил.

В Ощадбанке тоже брал?

Нет. В Ощадбанке есть несколько кредитных проектов, которые можно увязывать с представителями предыдущей власти. Но для меня это в первую очередь – деньги вкладчиков, выданные в качестве кредитов, и задача нового состава руководства банка обеспечить их сохранность и сохранить капитал банка. По этим кредитам ведется работа, чтобы привести их к рыночным показателям и требованиям НБУ. Для меня как банкира неважно, кто звонил предыдущему председателю правления [с просьбой выдать кредит на особенных, нерыночных условиях – Фокус], мне важно как сегодня выглядит актив. Он должен работать, риски должны быть обеспечены, нормативы соблюдены. Будут выявлены нарушения – будем реагировать адекватно.

«Семейные» кредиты погашаются?

«Семья» в этих кредитных проектах явно не просматривается. Скорее, тени мелькают. И в основном проблем в обслуживании таких кредитов нет. Но уверяю, мы очень тесно сотрудничаем с финансовой разведкой и более чем ответственно подходим ко всему, что так или иначе может способствовать расследованию махинаций представителей режима Януковича.

Отток депозитов на сумму 3 млрд – это катастрофа для банка?

Это проблема. То, что отток продолжается, свидетельствует о затянувшемся кризисе доверия со стороны населения. С одной стороны людей можно понять: жизнь заполнена тревогой и, как следствие, желанием защититься. Но, с другой стороны, принять подобное поведение мне сложно.

Люди, в панике выносящие деньги из банковской системы, просто-напросто рубят сук, на котором сидят. Далеко ли они уйдут со своими сбережениями?  Нет. Либо в обменник, либо домой,  либо купят что-то мало необходимое и с большой вероятностью импортное.  Что дальше? Дальше курс ползет, резервы тают, инфляция растет, банки вынуждены обращаться за рефинансированием и приостанавливать кредитование предприятий,  сворачивать розничные программы, ставки по кредитам соревнуются  по динамике с курсом и инфляцией. Предприятия теряют оборотные средства, падает производство, растет безработица, и вкладчик может оказаться одним из тех, кого уволят.

Добавьте сюда состояние экономики после погрома, учиненного «семейкой», необъявленную войну Украине, и вы увидите, что круг замкнулся. В то время, когда весь мир думает, как помочь Украине и помогает, изъятие денег из банковской системы – это экономическая диверсия против собственного государства.

Пример того, что вкладчик может, как спасти экономику – Польша во время мирового финансового кризиса 2008-го. Отток денег из банковской системы в 2008 году способствовал потере Украиной внутреннего валового продукта более 15%. Тогда же, в 2008-м, польское правительство призвало местное население не снимать депозиты со счетов. Поляки вняли призыву и понесли деньги в систему. Это позволило Польше пройти кризис, продемонстрировав экономический рост, в то время как мы даже за 6 лет не  восстановились. Понимаю, что  доверие поляков к польским властям трудно сравнить с тем, что чувствовали украинцы к своим правителям. Но, черт побери, когда-то ведь нужно начинать нести солидарную ответственность.

И все же: потеря 3 млрд грн депозитов – критична?

Ощутима, но не критична. У Ощадбанка выстроена рабочая система обеспечения и регулирования ликвидности. Так называемый вторичный резерв ликвидных активов. Проще говоря: это облигации внутреннего госзайма, под залог которых мы при необходимости можем взять рефинансирование Нацбанка.

Сколько Ощадбанк получил рефинансирования с начала года?

Около 4,5 млрд грн. Это нормальное управление текущей ликвидностью с использованием вторичного резерва. Для этого банк его и формировал.

Власти когда-нибудь навязывали Ощадбанку покупку ОВГЗ?

Не без этого. Банк ведь государственный. Но теперь такой практики нет. Сегодня у нас с властью открытый диалог.

Кризиса не будет

Если Россия оккупирует Восток – как это повлияет на банковскую систему?

Любая оккупация не может положительно влиять на банковскую систему. Однако Россия оккупировала Крым – банковская система разрушилась? Нет. А это значит, что мы выстоим.

То есть вы не считаете, что украинская экономика летит в тартарары?

Нет. Все будет хорошо. Сработали договоренности с МВФ, Украине открыто достаточно мощное финансовое плечо в размере $17 млрд плюс есть перспективы получения $30 млрд в виде инвестиций в страну. Курс доллара ушел из топ-новостей, ситуация выравнивается.

Тем не менее, курс не снижается

Экономика должна заработать. Правительство работает всего три месяца. В отношении страны ведется неприкрытая военная агрессия, часть территории оккупирована и аннексирована. На значительной части территории посредством террора осуществляется попытка политической, экономической и социальной дестабилизации. Но при этом темпы спада производства снижаются (в апреле промпроизводство в Украине сократилось на 6%, тогда как в марте – на 6,8% – Фокус).

Что нужно делать с рухнувшими банками Украины - Форумом и Брокбизнесом?

Сейчас уже ничего, кроме того, что делает НБУ в рамках работы временной администрации. "Брокбизнес" спасти нереально. По "Форуму" чуть иная ситуация. Насколько я знаю, идет диалог с собственниками банка на тему его докапитализации. Несмотря на протесты вкладчиков, в том числе – тех, кому заплатили деньги.

Кто заплатил?

«Доброжелатели». Вы думаете, что деньги Арбузова и Семьи не работают? Что нет информационных диверсантов? Полно.  

У вас есть бизнес?

Нет. На протяжении последних двух лет я был народным депутатом.

Какая ваша зарплата в Ощадбанке?

Верховная Рада еще не проголосовала за сложение мной депутатских полномочий, поэтому на протяжении тех двух месяцев, что я работаю в Ощадбанке, я не получаю зарплату. Не пользуюсь служебным автомобилем, мобильным телефоном или другими благами, которые предоставляет мне эта должность.

Откуда же у вас деньги?

Я достаточно хорошо смог заработать в прежние годы, инвестировал в депозиты. У моей семьи был небольшой бизнес, пока его не уничтожили за то время, когда я был в оппозиции. В Черновицкой области был небольшой телеканал и кинокомплекс, но пришлось продать эту собственность.

Беседовала Елена Шкарпова

2
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.