Мнение: Зеленое и черное

О том, стоит ли европейцам, придерживаться новой энергетической стратегии в условиях долгового кризиса еврозоны пишет в своем блоге на Фокус.ua координатор проекта «Стратегия интеграции Украины в Европейское энергетическое сообщество» Игорь Богатырев

Меня удивляет, что сами европейцы с недавних пор скептически относятся к увеличению доли возобновляемых источников. Как только новая энергетическая стратегия ЕС увидела свет, в адрес евробюрократов посыпались обвинения в том, что новый план обойдется недешево, а деньги ведь пойдут из карманов налогоплательщиков. Хотя, если вспомнить, всего пару лет назад, по данным IBM Global Business Services, 67% жителей Великобритании, Германии, Нидерландов и Австрии готовы были платить больше за чистую энергию. На лицо «эффект кризиса» – глобальные проблемы уступают повседневным нуждам.

Если доля возобновляемых источников в Евросоюзе в 2050 году перевалит за 50%, это основательно подорвет рынок топливных углеводородов – их стоимость будет снижаться и не сможет быть основным источником роста ВВП

Впрочем, еврочиновники пока не намерены сдаваться. Амбициозный энергетический план защищают, как могут. Так, на сайте Euobserver я наткнулся на статью представителя Европейской ассоциации ветроэнергетики, который критикует журналистов, дескать, они пишут о документе, не имея о нем ни малейшего представления – речь, в частности, шла о тарифах, которые для потребителей возрастут в разы. Чиновники утверждают: да, платить придется больше, но дело вовсе не в возобновляемых источниках энергии, а в том, что поначалу необходимо инвестировать в создание новых сетей.

Так или иначе, если доля возобновляемых источников в Евросоюзе в самом деле в 2050 перевалит за 50%, что бы там не говорили, это основательно подорвет рынок топливных углеводородов. Их стоимость будет неизбежно снижаться и уже не сможет быть основным источником роста ВВП. Прогресс, если хотите, «бесчувственен» к нефти.

Еще один аргумент в пользу «зеленой энергетики» – стремительно развивающиеся в Европе «smart grids» – интеллектуальные сети. От традиционных их отличают четыре фактора: гибкость – подстраиваются под нужды потребителей; доступность – открыты для новых пользователей; надежность – повышенная степень безопасности и качества; экономичность – в разы более эффективное управление. Этот тренд, вне всяких сомнений, отразится на государствах-партнерах ЕС, которым является и Украина.

Энергетическую стратегию ЕС до 2050 года сравнивают c «Лунной программой» Джона Кеннеди, мол, также глобальна, но далека от реальности. Но в 1960-х главная цель американцев – первыми высадиться на Луну – была достигнута. Смогут ли европейцы перейти на возобновляемые источники к 2050-му? Тем более, что в случае с «Лунной программой» речь шла скорее о репутации страны, практической выгоды особо не было. В то время как энергетическая стратегия ЕС может изменить будни каждого из нас и отдельно взятого государства в целом. Кроме того, с повестки дня может быть снят главный предмет всех торгов и заядлой борьбы – конкуренция за энергетические ресурсы.

Фокус.ua