Какая судьба ждет революционеров

Революции не прекратятся, поскольку каждый новый лидер будет разочаровывать людей, однажды вышедших на майданы, пишет на Фокус.ua координатор проекта «Стратегия интеграции Украины в Европейское энергетическое сообщество» Игорь Богатырев

Существует простая истина «угодить всем невозможно». Совершенно. И попытки это сделать, приведут только к тому, что вы разонравитесь даже тем, кто раньше слепо и беззаветно разделял ваши идеи. Так вот, если чуть-чуть переформулировать, можно сказать, что шансы угодить избирателям после получения власти в результате революции, такие же нереалистичные. Какими бы хорошими новоизбранные лидеры ни были, ожидания людей настолько космические, что оправдать их сложно. В этом тренде развиваются события в Грузии, Египте и многих других постреволюционных странах. Многие революционеры рассчитывают, что в конце пути получат славу и признание, но статистика говорит об обратном. Что же их ждет на самом деле?

Пути Саакашвили и Мурси, конечно, разные. Как минимум потому, что один после отхода от дел сможет жить спокойно вне власти, если не в родном Тбилиси, то в надежном Лондоне. А другой уже находится под арестом и совершенно неизвестно, что ему сулит будущее. Но в целом события развиваются по схожей схеме. Революционеры не могут остановиться на достигнутом, новоизбранные лидеры их каждый раз разочаровывают, в результате лица в главных кабинетах страны постоянно меняются.

 Многие революционеры рассчитывают, что в конце пути получат славу и признание, но статистика говорит об обратном

Несмотря на то, что Саакашвили полностью искоренил бытовую коррупцию (мелкие взятки, которые чаще всего мешают жить гражданам), преобразил до неузнаваемости города и запустил на полную мощность туристическую индустрию, акции протестов стали неотъемлемым антуражем столицы. А на последних парламентских выборах его партия и вовсе потеряла власть. Мурси, в свою очередь, вернул многочисленных отдыхающих в страну и, вопреки опасениям, не стал навязывать законы шариата во всех сферах жизни. Но, тоже оказался немил.

В этой связи я думаю, что большинство революционных лидеров должны быть готовы к тому, что им придется пожертвовать собой. Их достижения, если вообще когда-либо будут оценены, то, скорее всего, не современниками, а будущими поколениями. Подлинный триумф завоюют их последователи, которые придут к власти, когда революционные настроения улягутся. Иначе события могут развиваться только при одном условии: если личность революционера превосходит ожидания масс.

Это встречается так же редко, как черные лебеди на общее количество белых. Пример, который последнее время постоянно крутится в голове – легендарный Нельсон Мандела. Этот человек, доказавший всей своей жизнью, что он не результат везения и ловкости. Власть для него не наркотик и не одержимость, а механизм реализации своего видения справедливости в государстве.

Конечно, каждый революционер, как и каждый стартапер, надеется, что его проект выстрелит. Но программистов, пишущих свои замысловатые коды – сотни тысяч, а Джобс и Цукерберг – единичные примеры.