Почему украинцы всё делают по принципу «пан или пропал»

2013-10-08 10:06:00

2 0
Почему украинцы всё делают по принципу «пан или пропал»

Почему украинцы всё делают по принципу «пан или пропал»

Осень этого года стала горячей порой для экспертов в сфере избирательных процессов и любителей электоральной интриги. В сентябре состоялись парламентские выборы в Норвегии и Германии. В октябре проголосуют за будущего президента граждане Азербайджана и Грузии, а в Украине стартует кампания в пяти проблемных округах.

Для нашей страны, чьё избирательное законодательство находится в постоянном развитии, а практика колеблется по синусоиде от «очень плохо» до «относительно честно», наблюдение за выборами в других государствах — полезное занятие. Хотя присутствие на выборах в любом месте западнее Чопа сложно назвать наблюдением в нашем классическом понимании. В законодательстве многих европейских стран даже нет такого термина «наблюдатель» — на участок могут попасть все желающие, главное, чтобы не мешали голосовать.

Для европейцев выборы — обязательный демократический ритуал, а не русская рулетка и не украинское «пан или пропал»

Либеральность европейских избирательных законов, отсутствие требований к защите бюллетеней и общая дружелюбная атмосфера во время голосования традиционно вызывают скепсис у гостей из стран бывшего СССР. Неоднократно приходилось слышать от коллег по постсоветскому заповеднику: «Эх, сюда бы наших специалистов, мы бы тут им такие выборы устроили», сходу выдавая «тысячу и один способ» относительно законного влияния на результат волеизъявления. Европейцы же после знакомства с этими «относительно честными способами», как правило, отвечали с обезоруживающим недоумением: «А зачем?»

Действительно, законы в европейских странах регулируют общие принципы, избирательную систему, а процедурные моменты выписывают весьма поверхностно. Всё остальное зиждется на доверии: избиратели доверяют членам комиссий, оппоненты на выборах — друг другу.

Именно поэтому, если и нужно наблюдать за выборами в демократических государствах, то лишь для того, чтобы учиться и перенимать опыт, а не отлавливать фальсификаторов. Конечно, всегда гораздо проще отмахнуться, мол, у нас их методы работать не будут, и доверие так просто не воспитать. Но почему бы не попробовать?

И начать следует с избирательной системы. В Норвегии применяется система открытых региональных списков, и она вполне приемлема для украинских реалий. Все аргументы о том, что метод «открытых списков» непонятен для избирателей, не выдерживает никакой критики. Норвежцы справляются. Голосование, предполагающее порядок расположения кандидатов в списках, не предоставляет никаких трудностей и во многом напоминает действующую схему в Украине. Да, достаточно сложно распределять мандаты, но это не касается рядового избирателя — это забота специальных органов.

Европейское избирательное законодательство, несмотря на кажущуюся стабильность, постоянно меняется. Но в отличие от Украины, речь не идёт о новом законе под каждые выборы. В Германии, например, также не утихают дискуссии о величине избирательного барьера — на последних выборах сразу двум партиям не хватило нескольких десятых долей процента для преодоления заветного пятипроцентного порога. Но такие споры не носят сиюминутный характер.

В Норвегии впервые применялось голосование по интернету. Такой возможностью воспользовались 250 тысяч избирателей. В Германии практиковали интернет-голосование на прошлых выборах, а в этом году решили отказаться. Немцы поставили под сомнение возможность обеспечить тайну голосования в сети. Звучит достаточно парадоксально, если учесть, что в этой стране давно практикуется досрочное голосование по почте. Получается, доверие к старой доброй «дойчепост» выше, нежели к современным технологиям.

При этом главное отличие выборов made in Europe от отечественных образцов заключается не в системе, традициях или новшествах. Для европейцев выборы — обязательный демократический ритуал, а не русская рулетка и не украинское «пан или пропал».

В Норвегии правящая Рабочая партия, хоть и стала лидером общественного мнения, но так и не смогла сформировать коалицию большинства и заявила о переходе в оппозицию. В Германии Христианско-демократическому союзу Ангелы Меркель не хватило нескольких мандатов для единоличного формирования правительства, и сейчас правящая партия, скорее всего, создаст коалицию с давними конкурентами — социал-демократами. Что это значит для будущего этих стран? А практически ничего.

Победители не посадят побеждённых в тюрьму. Норвегия как не была членом ЕС, так и не окажется в этом статусе. А Германия, несмотря на нарастающий евроскептицизм, останется одним из лидеров объединённой Европы. Скучно? Скучно. Но это и есть демократия. И держится она не только на законодательстве или системе, но и на людях. И если что-то не работает или работает не так, нужно менять не правила, а тех, кто придумывает эти правила.

Александр Черненко, глава Комитета избирателей Украины