Юморина крякнула. Как Одесса решила сделать ребрендинг знаменитого праздника

Впервые после многих лет организаторами фестиваля стали не бывшие "одесские джентльмены"

Все течет, все меняется. Вот и вечно молодой морячок с эмблемы Юморины постарел и сошел на берег. Видимо, его бородатые шутки стали надоедать, их стали плохо понимать молодые бородатые люди.

Оно и неудивительно. Одесса все больше становится хипстерской, ламберт-сексуальной. На смену бабушкиным котлетам приходят "мит-роллы". Ароматный дымок вайперов гуляет по городу, а любители "Беломора" и "Казбека" лишь кое-где сидят дома и смотрят на своих стареньких телевизорах передачи а-ля "Как это было".

Выпить крафтовое пиво в заведении стало значительно круче, чем пройтись по "Дерибунделю" с пивасиком. Молодежь грызет Semki, газетные кулечки в игноре, и бабули даже с их "походами" терпят все более значительные убытки. Все меньше одесситов знает, кто такие биндюжники, которые когда-то вставали, но все понимают, когда слышат "кастрюлить". А одесские новости все чаще рассказывает не звезда двора баба Лена, а смартфон. Бороться с этим бессмысленно и бесполезно. За внешними изменениями кроются изменения внутренние. И кое-кто уже улавливает новую тему.

Впервые после многих лет организаторами Юморины стали не профессиональные юмористы, мастодонты одесского юмора, бывшие Одесские джентльмены. Старая гвардия уже не хочет или не может заниматься главным городским праздником. Ей на смену пришла молодая креативная команда маркетологов и дизайнеров некоего частного фонда "Холидейз". Его пресс-релизы и интервью пестрят словами "ребрендинг", "фан-зона", "паттерн", "айдентика", "иконки"... Словом, свежая кровь. И она, на мой взгляд, была нужна.

Юморина начиналась как интеллигентное мероприятие для интеллектуалов от юмора. Но уже в начале 90-х она стала чем-то вроде русской Масленицы: пьяный дебош, разбитное веселье и кулачные бои на 1 апреля были привычным явлением. Жители центра города закрывались у себя в квартирах, обновляли надпись "Туалета нет" или писали про половое проклятие всем тем, кто осмелится излить переработанное пиво у них в парадной. Но это не помогало.

"Юморина начиналась как интеллигентное мероприятие для интеллектуалов от юмора. Но уже в начале 90-х она стала чем-то вроде русской Масленицы: пьяный дебош, разбитное веселье и кулачные бои на 1 апреля были привычным явлением"

На один день в году город был полностью во власти обезумевших от счастья "поролоновых ушек", которые, казалось, отсиделись в местах не столь отдаленных и, наконец, вырвались на свободу. Год за годом организаторы Юморины творили чудеса, чтобы как-то вразумить и окультурить эту толпу. Их усилия не пропали даром. И Юморина стала действительно нескучным праздником, и люди немного успокоились. Тем не менее кризис жанра все же наметился. Просто дело в том, что далеко не всегда 50-летний может понять, что надо 20-летнему.

Еще до наступления Юморины видно, что в этом году она будет другой. Прежде всего у нее будет новая эмблема — резиновый утенок. Вокруг него уже разгорелись нешуточные споры. Город разделился на тех, кто за уточку, и тех, кто за морячка. Социальные сети бурлят язвительными постами про то, что городские власти "выпустили Крякена". Что желтый утенок — это лишь другое прочтение: раньше на Приморском бульваре стоял Дюк, а теперь просто будет Duck. Организаторы Юморины успокаивают, что морячок никуда не денется, он все так же останется главным символом праздника. Просто утенок "ближе молодежи, он больше отвечает тенденциям дизайна ХХI века".

Вот тут у меня есть некоторые сомнения. Я думаю, что и морячка можно было осовременить, и с брендбуком Юморины еще поработать. Утенок прикольный, но как-то он не сильно вяжется с Одессой. К тому же этот персонаж не является оригинальным, поэтому уже никогда не будет вызывать во всем мире стойкую ассоциацию с праздником юмора в Одессе. А ведь именно к этому надо стремиться — к расширению популярности праздника. Если Одесса не будет равняться на лучшие карнавалы мира или хотя бы Европы, то к нам на 1 апреля все так же будут приезжать в основном лишь жители пригородов и окружающих областей.

Но я буду оставаться оптимистом, как того и требует легенда про настоящего одессита. Я буду верить, что Юморина станет развиваться, что и по своему содержанию она будет меняться. Причем, только в лучшую сторону.