Дневник мобилизованного. Как бороться с паникой и слухами

Как манны небесной жду отправки в часть. Устал тупить и бездельничать

День тридцать второй

Сегодня забрали в части больше двухсот человек. Из моего взвода осталось двое, из палатки − трое. Как-то взгрустнулось. Почти все те, с кем я дружил, поехали вместе в одну часть. А я пока здесь, с кем, куда и когда поеду − не знаю. К счастью, хоть Макс и Федя еще здесь. А то совсем взвыл бы от тоски. Обещают сегодня в половине девятого хоть часть следования сказать.

Из-за большого отъезда весь день перекосячился. Занятий, естественно, больше нет. Те, кто остался, или убирали в палатках, или в поле осколки отмечали для уборки сапёрами. Я выбрал палатку, чтобы с ребятами нормально подосвиданькаться.

Пофотографировались, обменялись телефонами с теми, с кем ещё не успели...

Комок в горле. Увидимся ли, и когда... За месяц в одной палатке кое с кем сроднились.

Продолжаю получать на электронку задания от штаба информационных войск. Не нравится мне их подход. Предложили завести фейковый аккаунт, чтоб настоящий не забанили, и прокомментить российское СМИ, какую-то новость об Украине. Как по мне, бред. Во-первых, раззомбировать роиссян нереально, да и не особо это нам поможет. Во-вторых, наша сила − в правде, и надо её подавать, а не комментить ложь. И наши аккаунты, и наши новости должны быть настоящими, и надо быть проактивными, а не реагировать на чужую информационную атаку.

В последнем письме получил от них ссылку на какую-то анкету. Заполню, напишу, что и как. Пока скорее не нравится реализация идеи. Я б делал по-другому.

Несколько слов о том, как возникают и ходят слухи. В помывочной один солдат говорил о том, что наши в поезде в часть сдернули стоп-кран. Мол, раздали военники, а в них не отмечен учебный центр, и народ взбунтовался. Стоят, мол, на полдороги и решают вопрос. Позвонил своим − ничего подобного не происходит. Едут спокойно. Военники вообще не раздали. Но так было и здесь − военники перед отправлением собрали в военкомате и раздали только в учебке. Так что повода для возмущения нет, как и самого возмущения. А слух о нем есть.

Пока писал, меня набрал один из уехавших в часть, и сказал, что на карточку упала ЗП. Проверил свою − точно! Получил 2231 грн 45 копеек, отправлю жене, пусть купит гречки.

По поводу продуктовой паники напишу, потому что тема актуальна для семей военнослужащих. Люди, Украина производит столько еды, что не может её съесть и экспортирует. Цены зависят, в том числе от спроса, и каждая выкупленная в панике тонна соли увеличивает стоимость следующей тонны. Не паникуйте. Покупайте патроны.

День тридцать третий

Некоторые отправленные вчера соседи по лагерю вернулись. К их отправке часть была не готова. Так что даже о поезде не договорилась.

Но большинство людей в свою воинскую часть таки попали, хотя лучше бы их туда тоже отправили позже. Ребята приехали ночью. Матрасов, постельного белья, одеял − нет. Повезло тем, кто от родных и от волонтеров получил спальники. Остальные спали просто на картонках на полу. Обладатели спальников тоже на полу, но хотя бы им было тепло.

Питанием их обеспечили сегодня. С баней прокинули. Распределили по подразделениям. Подавляющее большинство пошло по той специальности, по которой учились. Уже неплохо для солдата. Ждут отправки на полигон.

Буду держать с ними связь и писать о них. Там большинство моих соседей по палатке из учебки, нормальные мужики.

Утром перед построением поругался с сослуживцами, которые обсасывали вчерашний слух о кидке с военниками, стоп-кране и бунте в поезде. Насколько люди падки на слухи − это шок. Любая паника и истерика распространяется с чудовищной скоростью, обрастая все более ужасающими подробностями. Но и осадить её легко. Я сказал, кто конкретно мне описал ситуацию, и предложил оппоненту точно сказать, кто именно из поезда ему о «бунте» рассказал. Вежливо, но по военному, не без мата. Оппонент раскрывать свои источники отказался и ретировался.

Подошедший к нам комбат, привлеченный звуками нашей высокоинтеллектуальной беседы, разъяснил ситуацию личному составу и опроверг все слухи. Самым убедительным аргументом стала фраза «но зарплату же вам заплатили, значит, вас оформили». Личный состав не нашёлся что возразить, удовлетворенно икая после вчерашних горячительных напитков, приобретенных за ту самую ЗП.

Еще один вчерашний слух опроверг комдив, порадовав нас тем, что баня таки сегодня будет. И у нас баня таки была! Вот так привыкнем мыться в субботу с 15-50 до 16-40 − и понесем эту привычку через всю жизнь.

Кстати, заметил за собой формирование одной нехорошей привычки, с которой борюсь. В лагере и поле постоянный насморк, салфетки в дефиците, и от соплей, сорри за интимные подробности, избавляешься прямо на землю, а шо робить. И тут, будучи недавно в райцентре, меня угораздило произвести ту же процедуру прямо в центре города, возле памятника Тарасу Григоровичу. На автомате. И только после окончания я оглянулся... Чуть не сгорел со стыда. Теперь стараюсь бороться.

Курсанты, которые помогали нашему лейтенанту с занятиями, рассказали, что якобы отправку в части притормозили, в связи с неготовностью частей к приёму людей. Так что ещё на несколько дней я могу застрять здесь. Обидно, ведь хочу поскорее в часть. За два дня уже устал от безделья и режима «поел-поспал». Познакомился сегодня с соседом из другой батареи, который отправляется туда же, куда и я. Теперь ждем вдвоём.

День тридцать четвёртый

Хунта объявила непримиримую войну русскому миру. Второй день подряд в нашем лагере мы топим буржуйки русскоязычными берёзами.

Сегодня жители одной из палаток устроили своеобразный суд Линча над своим пьяным сослуживцем. Он был настолько пьян, что лыка не вязал, валялся под палаткой. Его избили, сняли и отобрали форму, как у человека, который не достоин её носить. Такой вот самосуд в отсутствии воли командования в борьбе с пьянством.

Делать в лагере решительно нечего. И некому. Народ неорганизованной толпой зашаривается куда ни попадя. Утром я, как истинный каратель, смотрел мультики на планшете. Потом занялся вопросом поисков обуви для двух сослуживцев. Ещё раз спасибо всем, кто помог её найти. По ходу разжился парочкой воинских аксессуаров. Британская бандана на липучке − это вещь. Очень понравилась.

Во время поиска берц случилась у меня дискуссия с волонтёрами, которые, как я понял, плотно сотрудничают с МО. Меня справедливо пожурили, что я не пропихивал обеспечение обувью по официальному каналу. Если честно, просто уже привык, что какие-то вопросы по обеспечению надо решать самому, без тыловиков и командиров. Но обещаю, что ради эксперимента и общего улучшения ситуации в следующий раз буду идти по служебной вертикали.

Меня попросили в блоге поблагодарить компанию Asus Украина за переданный планшет с артиллерийским ПО, благодарю конечно. Ваш планшет будет служить в надёжных руках Василия К. Было бы неплохо, чтобы и другие украинские представительства международных компаний-вендоров подключились, не обязательно через меня.

Как манны небесной жду отправки в часть. Устал тупить и бездельничать. Товарищи начальники, ну может вам написать сводный график отправок, чтобы вы решили не очень сложную логистическую задачу отправки людей из пункта А в пункт Б? Ведь мобилизация планировалась как-то, ну хоть прием-отправку можно довести до ума?

Внутренне я уже попрощался с Яворовским полигоном и его прекрасными окрестностями. Настроился идти в ту часть, в которую распределен, хотя её совсем не ожидал. Осталось приехать − и начать настоящую службу.

Кстати, после некоторого обдумывания я отказался от мысли участвовать в конкурсе на должность пресс-офицера МО. Не хочу заниматься красивой подачей официальной позиции при имеющемся реальном бардаке. Хотя совсем не факт, что я бы в этом конкурсе победил.

Текст и фото: Facebook Максима Колесникова