Марш энтузиастов. Почему приложение Дія — потолок украинских госинноваций

Сколько ни оцифровывай вчерашний день, с "Дией" или без, но без понимания, мозгов, ресурсов, а главное, скрупулезного следования "технологии", никакого будущего не будет.

Давайте вспомним конец 90-х. И сравним с сегодняшним днем. Вся потрясающая разница между тем и нынешним жизненным укладом, начиная с рядовой "бытовухи" и заканчивая геополитическими перипетиями (и даже последними успехами освоения космического пространства) сконцентрирована в единственном понятии — "цифра". У этого понятия есть "фундамент", который именуется "Интернет" или "Сеть". 

Существует миф о том, что все это создал частный бизнес и рынок. Технически это ложь. Частный бизнес внес свою лепту, как и рынок на финальной стадии. Но на самом деле, все это под крышей государственного ведомства создали несколько умных голов, изначально в виде концепта. Очень умных голов, очевидно — гениальных, способных осмыслить технологии, их значимость и перспективы на десятилетия вперед. 

Головы эти, вне сомнения, принадлежат(-али) умнейшим представителям человечества, которых, если не единицы, и даже если их наберется пара-тройка сотен, то на несколько миллиардов человечества это все равно очень мало. 

Однако, создателями сегодняшней реальности стали только несколько человек из этих сотен. Это те "несколько", которые оказались в правильном месте, в правильное время. 

Но, чтобы появилось это "правильное место" в "правильное время" постарались другие люди. Они тоже были далеко не глупы. Но в другом. Одни, по своему умные люди, создали условия для других умных людей, дабы те создавали будущее. Точнее, так — создавали ту версию будущего, которое наиболее полно соответствует мотивациям и целям всех этих умных людей (и одних, и других). 

Так, 70 лет назад закладывались предусловия глобального лидерства США. Фундаментом этого лидерства являлось и является их технологическое лидерство.

Сегодняшний мир, включая все лучшее из в целом унылой и серой нашей бытовой повседневности, создано небольшим государственным учреждением США, подразделением Пентагона — "Агентством перспективных исследований" (Defense Advanced Research Projects Agency — DARPA). 

Они "придумали" Интернет (но, что важно, не только "придумали", но и воплотили задуманное) и множество других технологических решений, наметили научные прорывы и перспективные направления, без чего сегодня не было бы ни смартфонов, ни персональных компьютеров, ни промышленных лазеров, ни новых композитных материалов, ни… и т.д., и т.п. 

С их участием США стали единственным государством, которое воплотило концепт больших инновационно-конверсивных циклов, которые, в свою очередь, стали "государственной машиной", производящей инновации не только фактически, но и ментально. 

Это когда государство делегирует конкретные научно-технические исследования, разработку новых технологий и инновационных продуктов бизнесу (профильным компаниям и корпорациям) и оплачивает это, в том числе, деньгами налогоплатещиков. (Это хрестоматийная практика.) 

Понятное дело, речь в подавляющем большинстве случаев идёт о военных технологиях и оборонных исследованиях. Корпорации (подрядчики) справляются с госзаказом, делают научные открытия, разрабатывают прорывные технологии, внедряют в виде технических решений и продуктов (как правило, милитарной направленности). 

Все, как обычно, но, в отличие от "как обычно", на этом дело не заканчивается. 

На следующем этапе (на следующей дуге инновационного цикла) корпорации проводят конверсию милитарных инноваций — внедряют ноу-хау в собственные коммерческие продукты, выводя их на массовый рынок. 

Получают, таким образом, вторую волну доходности. Платят налоги, возмещая в т.ч. государству понесенные расходы на перспективные исследования. Государство возвращает "длинные" инвестиции и опять вкладывает их в стратегические инновации и фундаментальные исследования…

Так формируется технологическая капитализация, капитализация инноваторских навыков, эксистема инноваторства и культура инноваций, ставшая частью национальной культуры.  

Именно так простым смертным стали доступны GPS, системы навигации, цифровая картография, жесткие магнитные (HDD) и позже лазерные (CD) диски, оптоволокно, высокоемкие чипы памяти, которые, наряду с удешевлением процессоров воплотились в массово-доступные компьютеры. Так появилась мобильная связь (вспомнить, хотя бы, одну только роль Motorola), модемы и многие протоколы передачи данных, так 20 лет назад появились первые промышленные образцы 3D-принтеров. 

А об авиационных ноу-хау, двигателях, новых материалах, дронах, т.д. и т.п. и говорить нечего. DARPA — это государственное агентство (опять же, подразделение Пентагона и финансируется из его бюджета). Поэтому технически нашу реальность создало государство США. 

Но здесь не зря присутствует (кр.)прилагательное "технически". Поскольку донорами National Science Foundation (NSF) и др. субъектов, модерирующих научные и технологические исследования и программы, выступают, в том числе, частные организации и даже лица. 

При этом, никто не отменял собственных исследовательских лабораторий крупных корпораций и развитую экосистему венчурных инвестиций в инновации. (Как и частной инициативы энтузиастов-миллиардеров, ярким примером которых являлся, например, Говард Хьюз /Howard Robard Hughes, Jr/, ставший прототипом главного героя фильма "Авиатор" /2004/).

Впрочем, сейчас речь не об онтологии могущества западной цивилизации, в общем, и США, в частности. Подчеркну еще раз. Речь о том, как одни умные люди создали условия для других умных людей и их синергия обеспечила не только упрочение благосостояния и власти первых, реализации профессиональных амбиций вторых, но и потрясающий цивилизационный рывок человечества. 

Это просто иллюстрация к пониманию той непреложной истины, что будущим владеет (и обретает связанные с ним выгоды) тот, кто его создает. А создается будущее двумя обстоятельствами — умом, смотрящим в перспективу, и ресурсами. 

Если же речь о будущем государства/нации, то у упомянутого ума подразумевается наличие видения соответствующего масштаба и способность сложно мыслить. 

Одним же из важных атрибутов сложного мышления является понимание того, что создание технологий (а, значит, и будущего) — это тоже технология. Которая не так сложна и замысловата (на самом деле, достаточно проста), как требует организованности и дисциплины ума (если он есть, конечно), системности в деятельности, последовательности и воли в движении к цели. Рецепт прост, но ему необходимо строго следовать. 

Я не раз за последние годы вспоминал о том, что в силу настоящих исторических особенностей создавать будущее невозможно без цифровых технологий. 

Важно
Когда "Дія" не діє. Почему не надо спешить прощаться с бумажными документами

В этом их (ЦТ/ИТ) особенность, историческая роль, в этом средоточие силы и потенция "цифрового превосходства" мастеров "цифрового цеха". Если угодно — их миссия. Миссия эта — трансформировать и изменять жизненный уклад. 

Но "трансформировать и изменять" — это не "автоматизировать" ("автоматизация" — перенос имеющихся практик на новую технологическую платформу, что дает выигрыш в производительности, но ничего не изменяет в сущности, "автоматизация" — это не "инновации" и, соответсвенно, не "трансформации").

Все это пространное вступление представлено с одной целью — обозначить ракурс, в координатах которого я рассматриваю деятельность "Министерства цифровых трансформаций", в общем, и последних его "Дие"-вых нововведений в "цифровой паспортизации" украинского населения, в частности.

Решения, продукты и технологии являются симптоматической производной от уровня и сложности мышления тех акторов, которые выносят решение об их уместности. Соответственно, продукты характеризуют этих акторов. В том числе, характеризуют соответствие этих акторов роли, которую они пытаются играть. 

Ну и, конечно, их способность следовать рецепту "создания будущего". А иначе, на кой они в принципе нужны, эти акторы?

В оценке ситуации важна система координат, в которую необходимо помещать прецедент дигитального энтузиазма Минцифры для вынесения ИМХО. Точнее, важно отличать разные системы координат, и понимать то, что другие "системы" в принципе существуют.

В координатах украинских нарративов, потребительских мерок лавочников (универсализированных на всю вселенную), в рамках украинской ИТ-повестки и, в особенности, на фоне "стоячего болота", в котором пребывала отрасль с начала нулевых (а побулькивание в том болоте называлось eGov), с незначительным шоковым оживлением с 2014 г., "Дия" — это мегасобытие, апогей украинских госИТинноваций. 

Это "свежо" и "удобно". Более того, определенные решения были весьма уместны. Как, например, поддержка обсервации во время карантина весной прошлого года. Очевидно, лучше Дия, чем две недели сидеть в каком-то полуистлевшем "доме отдыха" под Киевом. 

Т.е., в целом, необходимость существования некого аппса госуслуг для граждан и малого бизнеса не подлежит сомнению (как не подлежит сомнению удобство отправки налоговой отчетности электронным способом против ежемесячного, или даже ежеквартального, ношения бумажек, несмотря на ублюдочную и протекционнистскую реализацию какой-то компашки, монопольно сидящей на технологии "электронных ключей").

Вопросов собственно безопасности аппса и конкретных решений, а особенно, вопросов сбора и обработки данных я, в принципе, сейчас касаться не буду. 

Потому как тут аберрации восприятия реальности критиков порой покруче, чем у вдохновителей "Дии". Например, государство по определению хостит абсолютно все персональные данные граждан, притом, что независимо от форм-фактора — бумажного или цифрового. 

Претензии по поводу того, что БД "Дии" "собирает" данные граждан и делает их доступными "Авакову" не просто смешны по сути, они не очень хорошо характеризуют критиков и, более того, попахивают поповщиной. А это на порядок хуже инновационной гиперактивности министерства диджитализаторов. Впрочем, в любом случае, все эти вопросы необходимо обсуждать.

Однако, необходимость в аппсе госуслуг не означает, что абы что сгодится на эту роль. Потому что гипотетический аппс должен быть элементом созданной экосистемы, которая обеспечит патронаж, рост и развитие украинского бизнеса, его системную поддержку государством, сломав все заскорузлые и дегенеративные формы существующих "отношений" предпринимателей и государства.

Теперь давайте поместим Дию в систему координат "императива будущего", критерии которой проилюстрированы панегириками DARPA. "Сам бог велел" применить этот замечательный опыт в Украине. И кому же это делать, как не Министерству целой цифровой трансформации? 

Важно
"Недієва "Дія". Чем опасно для граждан "государство в смартфоне"

Кому, как не ему, выступить, как минимум, в роли "умов", которые создадут место и условия группе других "умов", лучших из лучших, способных спроектировать и обеспечить реализацию будущего? Точнее, устраивающей нас его версии?

Но что же мы имеем в итоге? Мы имеем утилитарный продукт (мобильный аппс), поверхностно решающий "косметические проблемы". Никаких потуг вгрызаться в недра глубинной проблематики и докапываться до ее корней. 

Никаких системных усилий и признаков наличия масштабного и системного видения. (Что ярко продемонстрировал пример "цифровой паспортизации", потому как даже грубый анализ ситуации и системный подход к "цифровой трансформации" на уровне бизнес-процессов в принципе не оставляет места никаким "паспортам", ни бумажным, ни оцифрованным.) 

В итоге, мы имеем целое государственное ведомство, которое манифестирует себя как рядовой ИТ-стратап. И на проблемы смотрит глазами ИТ-предпринимателей. Ни разу не государственных деятелей. И рядом нет визионеров, не говоря о признаках понимания "рецепта будущего" (а о технологии его воплощения и подавно).

Важно
"Дія" с сюрпризом. Почему "электронный паспорт" от Минцифры делает вас добычей кибермошенников

Какая уж тут DARPA? Все это напоминает больницу, где, как известно, больных должны лечить хирурги, врачи, медсестры и даже массажист в схеме протокола их "производственного процесса". А по факту, везде (в операционке, интенсивке, реанимации и востановлении) пытается поспеть один массажист.

К большому сожалению, критерии оценки происходящего с позиции критериальности будущего (будущего, как проекта), не то что не популярны, они в принципе отсутствуют в украинском профессиональном дискурсе. И, видимо, "массовому потребителю" мало понятны. 

Поэтому, в публичных оценках не остается ничего другого, как "говорить притчами" и аппелировать к примерам других государств, где в национальном проекте цифровой трансформации продемонстрирован профессионализм и системность (как в той же Швеции, например). 

А об отношении к Дие, как к фетишу потерянных возможностей, упущенных шансов и симптому бесполезности усилий, остается делиться с Фейсбуком.

Но знаете, можно искренне верить, что детей приносят аисты и/или находят в капусте. Однако, увеличение поголовья аистов и посадочных площадей под капусту демографическую проблему не решит. Тут требуются иные способы.

Сколько ни оцифровывай вчерашний день, с "Дией" или без, но без понимания, мозгов, ресурсов, а главное, скрупулезного следования "технологии", никакого будущего не будет.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.