Взрыв из прошлого. Репортаж из Макеевки

Теракт в Макеевке – дело рук не "донецких партизан", а коммерческие разборки. В условиях безденежья угольный бизнес возвращается к старым проверенным способам решения корпоративных конфликтов

Примерно в пять утра 20 января дежурный охранник офисного здания "Макеевуголь" вышел покурить на крыльцо. Докурив, он выбросил окурок, вернулся в здание и запер за собой дверь. Спустя минуту перед этой дверью раздался взрыв. Волна практически снесла весь фасад здания – мемориальные доски, вывеску "Макеевуголь", рамы и стекла до 7-го этажа. Еще один взрыв произошел в 600 метрах от предприятия – возле торговых центров. В Макеевку срочно вылетел глава СБУ Валерий Хорошковский.

Ночь с четверга на пятницу

В город корреспонденты Фокуса въехали ночью, разминувшись с Хорошковским на несколько часов. Стела на въезде сообщала, что городу 320 лет – состояние дорог вполне соответствовало солидному возрасту. На главной площади здание "Макеевугля" пустыми оконными рамами взирало на фонтан. Вещественные доказательства взрыва – куски арматуры, обшивки, разбитые стекла – при желании можно было утащить в качестве сувенира. Никакого оцепления мы не увидели – в центре города работало несколько патрулей, а среди немногочисленных поздних прохожих несложно было узнать сотрудников в штатском. Единственным местом, где действительно ощущались последствия утренних событий, оставалось здание горадминистрации – здесь расположился оперативный штаб. Пройти в святая святых следствия оказалось возможным благодаря журналистскому удостоверению и "морде кирпичом".

Пока начальство совещалось в одном зале заседаний, другой зал администрации был превращен в буфет, в котором бутербродами и чаем наспех перекусывали бойцы "Альфы" и следователи. Здесь корреспонденту Фокуса подтвердили информацию, которая до этого фигурировала только как непроверенная. А именно: была записка от террористов, ее оставили в здании администрации, авторы записки требовали 4,2 миллиона евро выкупа, которые привез с собой в Макеевку Валерий Хорошковский и за которыми авторы послания не явились. В записке содержалось требование о выплате задолженностей по зарплате и намек на политическое заявление – "Достала эта власть и закон". Стало известно, что авторы послания требовали привезти деньги "под танк" – один из городских памятников, и не пришли за ними. Один из следователей подтвердил Фокусу, что использованная взрывчатка – это смесь промышленных взрывчатых веществ, в том числе аммонита, а подрыв происходил по радиокоманде (скорее всего, с использованием мобильного телефона) шахтными же детонаторами.

"Давайте рассуждать логически, – делится своими соображениями собеседник Фокуса. – Требовали деньги и не пришли за ними. Что это означает? Что деньги им были не нужны. Постарались, чтобы не было жертв. В общем, вряд ли это политика. Мы называем это бытовым терроризмом. Он самый опасный, потому что самый непредсказуемый. Но я не говорю, что это официальная версия! Это только мои умозаключения", – подчеркивает следователь.

Все это вкупе с информацией о шахтной взрывчатке наводило на мысль, что в Украине появился свой аналог "приморских партизан". Но эта стройная версия полностью рассыпалась уже к утру следующего дня.

Кому на Донбассе жить хорошо

"Это бред. Шахтерам не надо взрывать свою шахту, чтобы чего-либо добиться. Есть куда более эффективный способ: вечером они отказываются выходить из забоя, и на следующий день к ним прилетает все руководство страны. Зачем влезать под уголовку?" – отмечает в разговоре руководитель одной из шахт.

Второй важный аспект: взрывчатку на Донбассе достать не проблема, и взрывы, осуществленные при помощи шахтных зарядов, – самые логичные, если хочешь спрятать концы в воду. Ведь из-за большого количества нелегальных "копанок" теневой рынок взрывчатки процветает. Тем более что в забое никто не может проконтролировать действия мастера – взорвал он 5 или 4 ампулы, унеся пятую с собой.

Позже была официально опровергнута информация о задолженности по зарплате "Макеевугля". Но самое главное – это, конечно же, отсутствие среды протеста. Хотя Макеевка – несомненно, одно из тех мест в Украине, где поводы для протеста есть. Как жалуются местные жители, в их городе уже более 10 лет нет горячей воды, холодная подается по часам, трамваи упразднены из-за того, что городские боссы контролируют маршрутные такси. При этом коммунальные тарифы в Макеевке – одни из самых высоких в Украине: отопление обходится более чем в 8 гривен за квадратный метр, холодная вода стоит свыше 5 гривен. Для сравнения: в Киеве до последнего повышения соответствующие тарифы составляли 2 и 2,87 грн. "Учтите, что здесь последнее десятилетие одна и та же власть – Партия регионов. Сейчас в горсовете только два коммуниста. Все остальные от ПР", – рассказывает один макеевский бизнесмен, прося не называть его имени, и добавляет: "Почему у нас тут так спокойно? Потому что такое – в порядке вещей. То ЦУМ подожгут, то вот это. Вы еще не видели, что здесь в 90-х творилось, сколько людей полегло. Так что спасибо этим взрывникам хоть за то, что никого на тот свет не отправили".

Из трех оставшихся версий – сумасшедшие взрывники, политическая провокация или бизнес-разборки – наиболее вероятная именно последняя. Тем более что именно сейчас Донбасс переживает очередную волну передела угольного рынка.

Неудобный директор

Чтобы понять всю важность "Макеевугля" для отрасли, надо разобраться в том, что это за предприятие и кто им руководит. Многое о директоре "Макеевугля" Толчине становится понятным из его имени-отчества – Станислав Марксович. По отзывам лично знакомых с ним людей, Толчин – настоящий красный директор. Человек конфликтный, самостоятельный. Это характерный типаж для многих руководителей государственных угольных объединений, которые назначаются из Киева, постоянно находятся под давлением интересов различных высоких боссов и вынуждены думать примерно в равной мере о благе страны, благе неофициальных кураторов отрасли и своем личном достатке. Официально "Макеевуголь" дает на-гора 10 тысяч тонн угля почти всех марок в сутки. Годовые объемы добычи в 2,7 миллиона тонн делают предприятие третьим по величине среди других государственных, то есть лакомым куском для заинтересованных в угольной отрасли финансово-промышленных групп.

Вывести компанию из-под управления строптивого директора за последние несколько лет пытались многие структуры. Самым главным скандалом последнего года был конфликт Толчина со структурами депутата Андрея Орлова и его партнера по бизнесу Виктора Нусенкиса, основателя группы "Донецксталь". В октябре даже был эпизод, когда шахтеры "Макеевугля" ложились на рельсы в знак протеста против того, что компания "Макеевпромтранс" прекратила подачу вагонов на предприятие. Дело в том, что "Макеевпромтранс", считающийся как раз компанией, близкой к Нусенкису и Орлову, несколько лет назад купил выведенный из структуры "Макеевугля" комплекс "Макеевпогрузтранс" и таким образом поставил угольную компанию в зависимость от своих частных перевозок.

Второй конфликт в 2010 году произошел также с государственным шахтоуправлением "Донбасс", которое, по слухам, частично контролируется Нусенкисом совместно с директором управления Юрием Барановым. Еще в 2000 году Баранов смог через Минуглепром вывести из-под контроля "Макеев-угля" одну из шахт – имени Поченкова. По словам руководителей "Макеевугля", после этого директор шахтоуправления "Донбасс" пытался распространить свой контроль на еще одну Макеевскую шахту – "Чайкино". По версии руководства "Макеевугля", именно из-за позиции Баранова в начале прошлого года на госпредприятии началась комплексная проверка КРУ, которая длилась весь 2010-й.

По словам сотрудников "Макеевугля", Толчин враждовал и с руководством города. Лозунг "Мы город держим на своих плечах", размещенный на главной странице сайта компании, отражал мнение Толчина о том, кто главный в Макеевке. С этим мог быть не согласен мэр Макеевки Александр Мальцев и очень влиятельный в городе человек – нынешний глава Совмина Крыма Василий Джарты. Как отмечают источники Фокуса, между городскими властями и "Макеевуглем" часто возникали конфликты финансового характера, в том числе в связи с неуплатой налогов.

От Киева до Макеевки

Все, происходившее в течение последнего года вокруг "Макеевугля", вполне вписывается в общий процесс перераспределения сил на угольном рынке, который сейчас происходит в Украине. Например, в последнее время контроль над отраслью стремительно расширяет близкий к влиятельному депутату Юрию Иванющенко совладелец ЗАО "Донбассхолдинг" Иван Аврамов.

Борьба за влияние на отрасль отразилась и в реорганизации Министерства угольной промышленности и его вливании в Минтопэнерго. После этих административных перестановок значительно снизилось влияние на угольную промышленность Рината Ахметова. Если в отдельном министерстве первым замом Юрия Ященко был выходец из ахметовского ДТЭКа Юрий Чередниченко, то в новой структуре места ахметовским менеджерам не нашлось. Замом Юрия Бойко, курирующим углепром, стал Игорь Попович – его имя также часто упоминается вместе с фамилией Иванющенко. И борьба обещает только активизироваться – на нынешний год намечена приватизация целого ряда государственных шахт. В прошлом году Ахметов расширил свое влияние на шахты "Ровенькиантрацит" и "Свердловантрацит" – они среди вероятных кандидатов на приватизацию.

Похоже, что инцидент в Макеевке – это серьезное предупреждение директору предприятия, который даже во время битвы гигантов позволяет себе оставаться достаточно самостоятельной и влиятельной фигурой. И предупреждение заинтересованным в "Макеевугле" кураторам от власти – о том, что считаться в Украине стоит не только с ними. А главное, взрывы – это своеобразный привет из прошлого, который показывает, что в вопросах борьбы за собственность украинские бизнесмены все еще не так щепетильны, как при выборе костюма или часов.

Три странных факта

1. Зачем взрывали торговый центр?

Никто до сих пор не может понять причину второго (а по хронологии – первого) взрыва, устроенного под двумя торговыми центрами. Центры никак не связаны ни с руководством "Макеевугля", ни с донецкими ФПГ. Этот гораздо меньший по силе взрыв может рассматриваться как отвлекающий маневр или как способ избавления от лишней взрывчатки. По крайней мере иначе это объяснить нельзя.

2. Известные уроженцы Макеевки все как один молчат

Как минимум трое весьма влиятельных человек в нынешней системе власти родились в Макеевке. Это замгенпрокурора Ренат Кузьмин, министр внутренних дел Анатолий Могилев и председатель Совмина Крыма Василий Джарты. Ни один из них не приехал в родной город после взрывов и не комментировал произошедшее. И если Джарты сослался на занятость крымскими делами, то молчание главного милиционера страны вдвойне странно. На место событий приехал только его заместитель Василий Фаринник.

3. Был ли выкуп?

Несмотря на требования выкупа, террористы так и не пришли за 4,2 миллиона евро. Это подталкивает к мысли о том, что записка была подброшена либо не ими, либо для отвлечения внимания. Несмотря на то, что выкуп так и не был передан, сам факт того, что глава СБУ привез такую сумму наличными, уже беспрецедентен.

Сергей Высоцкий, Фокус