Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Слепота Фемиды. Почему сейчас защитить украинца от несправедливости сложнее, чем три года назад
Годовщина Евромайдана

Слепота Фемиды. Почему сейчас защитить украинца от несправедливости сложнее, чем три года назад

Юрист Пётр Рябенко о кадровом голоде в правоохранительной системе, о мертвом грузе нераскрытых дел и о том, почему многие судьи не понимают значения собственных действий

000

КТО ОН


Председатель Совета адвокатов Киева и благотворительного фонда "Ветераны Украины"

ПОЧЕМУ ОН


Инициировал несколько социальных проектов юридической помощи для ветеранов и участников АТО

Сегодня страна живёт в условиях контролируемого хаоса. И если лично вы не из тех, кто этот хаос контролирует, отстоять свои права в конфликтной ситуации — задача сверхсложная. Свобода возможна только там, где существуют понятные правила, одинаковые для всех членов общества. Нам до этого, к сожалению, далеко. На Майдане мы боролись против большого зла — преступной системы, ущемлявшей права тысяч украинцев. То, что её больше нет, — хорошо, плохо то, что новая система так и не выстроена. Защитить обычного человека, не облечённого властью и не располагающего большими деньгами, стало ещё сложнее.

Новые законодательные нормы ограничивают наши права. Например, Закон "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" запрещает госструктурам вмешиваться в работу адвокатских органов самоуправления. И вот в конце прошлого года внесением изменений в Налоговый кодекс парламент поменял порядок уплаты и распределения денежных взносов, поступающих в эти органы. Таких законодательных норм в отношении независимой профессии нет ни в одной цивилизованной стране.

Государство самоустранилось от контроля выполнения социальных гарантий. Вот вам частный случай, подтверждающий моё утверждение. Из Закона "О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты" исчез пункт о прокурорском надзоре за его выполнением. Теперь ветерану, которому не выплатили пенсию, не к кому обращаться за помощью. Он должен нанять адвоката и судиться с государством. Представляете, как чувствует себя при этом человек, вернувшийся с войны.

Когда вы обратитесь в суд, может оказаться, что ваше дело просто некому рассматривать. Яркий пример — Печерский районный суд Киева. По штату там должно быть около 40 судей, и все штатные позиции вроде бы заняты, но по факту работает всего семь судей. У кого-то истёк срок полномочий, кто-то привлечён к ответственности за нарушения, новых людей на их места не назначили. Как возникла эта ситуация, в общем понятно, непонятно, как сейчас функционирует данная судебная инстанция.

"Многие судьи просто не понимают значения собственных действий"

Порой суды принимают очевидно абсурдные решения. Вот уже несколько лет наша юридическая фирма представляет клиента в споре о праве собственности на имущественные паи, которые якобы были проданы дважды. Только на момент продажи предполагаемых продавцов уже не было в живых, а документами, удостоверяющими личности продавцов, были их свидетельства о смерти. Суд признал договор действительным. При всей абсурдности ситуации тяжба длится по сей день.

"Ну приняла я неправосудное решение, и что ты мне сделаешь?" — сказала как-то судья одного из столичных судов общей юрисдикции. Шокирует даже не сам факт существования таких решений, а откровенность людей, которые их принимают. Цинизм и чувство безнаказанности. Иногда у меня складывается ощущение, что многие судьи просто не понимают значения собственных действий.

Правоохранительные органы работают ещё хуже, чем раньше, из-за кадрового голода и низкого уровня квалификации сотрудников. Я согласен с тем, что до Революции достоинства эта система тонула в коррупции и остро нуждалась в реформах. Но результатом реформы должна была стать более квалифицированная и более контактная служба защиты правопорядка, к которой любой человек охотно обратится за помощью. На практике мы получили обратный эффект. Неопытные новые следователи просто не справляются с тем количеством дел, которое им поручают, и это стимулирует развитие коррупции. Дела, на которые у следователя не хватает времени и сил, мёртвым грузом ложатся в стол. Он физически не может заниматься всем сразу, поэтому уделяет внимание именно тому, чем "очень попросили" заняться в первую очередь.

Отсутствие опыта правоохранители пытаются компенсировать силовым напором. Следователь приводит с собой двадцать оперов и физзащиту в тех ситуациях, когда в принципе достаточно было бы двух человек. Для того чтобы осуществлять следственные действия без толпы за спиной, необходимо тонкое понимание ситуации, знание человеческой психологии, мудрость, если хотите. В наше время в органах этого днём с огнём не найдёшь.

Из позитивного — антикоррупционные дела двадцатилетней давности сдвинулись с мёртвой точки. Помните загадочно растворившуюся в воздухе украинскую часть Черноморского флота? Люди, которые могут рассказать о том, как именно это произошло, недавно получили повестки и должны будут дать показания.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.