Большой обмен с ОРДЛО. Кого готовят к передаче со стороны Украины и боевиков

2019-12-24 15:18:00

10198 75

Трехсторонняя контактная группа по мирному урегулированию на Донбассе договорилась об обмене пленными в формате "всех установленных на всех установленных" до конца года. Об этом сообщил представитель РФ в ТКГ Борис Грызлов. Позже информацию подтвердила и пресс-секретарь представителя Украины в ТКГ Леонида Кучмы Дарка Олифер. Фокус разбирался, кого из украинцев ждать домой, и кого взамен требуют в ОРДЛО. 

Заложники террористов

250 граждан Украины – именно столько, по данным СБУ, удерживают пророссийско настроенные боевики на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

В правозащитной организации «Медийная инициатива за права человека» говорят, что две трети из них – гражданские, местные жители, и примерно одна треть – украинские военные. Более того, данные службы безопасности могут быть неточными – родственники некоторых задержанных по политическим мотивам в оккупации могут или не знать, куда следует обращаться для внесения в список на обмен, или боятся.

Как бы там ни было, еще в ноябре боевики не были готовы отдавать всех: Донецк называл число пятьдесят, а Луганск – 19 человек. Теперь же списки должны существенно расшириться. Кто в них попадет?

Например, в списке точно должна оказаться фамилия танкиста Богдана Пантюшенко. Его боевики удерживают со времен боев за Донецкий аэропорт в январе 2015 года, то есть почти пять лет. Во время предыдущего большого обмена в декабре 2017 года террористы не отдали военнослужащего. Как и еще двух спецназовцев из Кропивницкого – Сергея Глондаря и Александра Коренькова. Последние попали в плен в районе Дебальцево в феврале 2015 года.

В Луганске с февраля 2017 года в одиночной камере удерживается майор из Хмельницкого Сергей Иванчук. Все это время представители Украины в Минске требовали его освобождения. Как и его побратима по 8-му полку спецназа Ивана Деева.

Свободы для гражданского Александра Тимофеева его жена Светлана добивается со дня ареста мужа в декабре 2017-го. Жителя Донецка террористы задержали в момент пересечения линии разграничения, обвинили в «шпионаже в пользу Украины», удерживали в тайной тюрьме боевиков на заводе «Изоляция», а в августе 2019-го «осудили» на 14 лет и уже успели перевести в колонию. Там рядом с ним ныне находятся еще два десятка таких же политических заключенных, которых боевики задержали из-за их проукраинской позиции.

После новостей о скором обмене никто из родственников заложников не уверен, что именно их родные вскоре вернутся домой.

А тем более – сомневаются те, чьих близких представители ОРДЛО до последнего не подтверждали для обмена.

Среди таких – старший солдат 53-й отдельной механизированной бригады Вооруженных сил Украины Ким Дуванов. Он попал в плен 22 мая 2019-го – в тот день машина с восемью военными двигалась в районе населенного пункта Новотроицкое, отклонилась от маршрута и заехала на временно оккупированную территорию, где всех и задержали представители террористической организации «ДНР».

«Только недавно Донецк Кима подтвердил. Хотя их позиция была не логичной. Из восьми военнослужащих, которые вместе попали в плен, одного освободили в июне – он рассказал, как их задерживали, перемещали по Донецку. Кроме того, боевики подтверждают еще нескольких, удерживаемых там. Но не моего мужа. Хотя на самом деле, даже я знаю, что его удерживают в донецком СИЗО», – говорит Елена, жена военнослужащего Кима Дуванова.

До сих пор не подтверждают террористы несколько десятков гражданских лиц, хотя некоторые из них уже «осуждены» так называемым верховным судом и переведены из СИЗО или других незаконных мест содержания в колонии. Более того, родственники таким людям передают передачи, разговаривают с ними по телефону и даже приходят на свидания.

«Список для обмена не публичный, поэтому фамилии в нем то и дело можно менять. К тому же многое зависит от политической ситуации – захотят ли боевики оставлять у себя каких-то людей для последующих этапов обмена или все-таки решат отдать всех», – резюмирует юрист Украинской правовой консультативной группы Алина Павлюк.

Обменный фонд

В обмен на людей из списка СБУ террористы добиваются освобождения около 150 граждан Украины, которые совершили правонарушения или только подозреваются.

В их числе, например, Владимир Дворников, Виктор Тетюцкий и Сергей Башлыков. Их обвиняют в совершении теракта в Харькове 22 февраля 2015 года возле Дворца спорта. В тот день в областном центре состоялся марш, посвященный памяти героев Небесной Сотни. Рядом с колонной сработала заложенная на обочине бомба, погибло четыре человека: координатор местного Евромайдана Игорь Толмачев, подполковник полиции Андрей Рыбальченко и двое подростков – 15-летний Даниил Дидык и 18-летний Николай Мельничук.

Ныне дело рассматривает харьковский суд. Близкие погибших просят президента Владимира Зеленского не отдавать тройку до вынесения приговора. «Такой обмен может вызвать ряд террористических актов против мирного населения Украины, ведь террористы будут уверены – их обменяют и они избегут наказания», – говорят родственники.

Кроме того, террористы хотят забрать четырех подозреваемых в захвате Мариупольского городского управления МВД 9 мая 2014 года, во время которого погибли пять правоохранителей. Евгению Дружинину, Александру Стрельниковичу, Виктору Скрипнику и Вячеславу Бирюкову инкриминируют умышленное убийство, создание террористической группировки, хранение оружия. Дело слушается в Мариуполе, фигурантам грозит пожизненное заключение.

В список боевиков попали фамилии и трех представителей спецподразделения «Беркут». Экс-правоохранителей подозревают в совершении террористического акта на Майдане в Киеве 20 февраля 2014 года. Процесс уже несколько лет продолжается в Святошинском районном суде Киева: на данном этапе выступают свидетели стороны защиты.

Полный свой список боевики, как и украинская сторона, не оглашают. Но это происходит, как предполагают правозащитники, потому, что ОРДЛО просит освободить не только лиц, которые принимали участие в событиях в Донецкой и Луганской областях в период с весны 2014 года, но и тех, кто не причастен к ним, а были осуждены за другие уголовные преступления.

Список для обмена не публичный, поэтому фамилии в нем то и дело можно менять. К тому же многое зависит от политической ситуации – захотят ли боевики оставлять у себя каких-то людей для последующих этапов обмена или все-таки решат отдать всех. По нашей информации, с украинской стороны к обмену все готово – людей из списка боевиков можно доставить на линию разграничения за день-другой.

Loading...