Работа над ошибками. Куда пришла Украина через 6 лет после победы Майдана

2020-02-21 09:50:00

1816 77

Фокус вспомнил девять требований, ради которых шесть лет назад украинцы собрались на Евромайдане и попытался понять, воплотились ли они в реальность

За прошедшее после Революции Достоинства время, украинцы почувствовали себя европейцами, стали участниками глобальных реформ и перестали молча сносить обиды от власти. Но мы все еще не готовы учиться на своих ошибках. «Фокус» вспомнил основные требования Евромайдана, проанализировал изменения, которые произошли в нашей стране за последние шесть лет, и попытался понять, почему не состоялось «украинское чудо».

Евроинтеграция как приоритет

Одним из основных требований Майдана было изменение внешнеполитического вектора нашего государства. Ведь одной из главных причин старта протестов 21 ноября 2013 года являлся отказ Украины от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС.

– Майдан окончательно закрепил нас в Западной системе координат, – уверен эксперт аналитического центра Democracy House Анатолий Октисюк.

По его словам, несмотря на все трудности, прозападные настроения и сейчас доминируют в украинском обществе. Речь идет не столько о перспективах стать членами Евросоюза (скажем честно, – в ближайшее время это вряд ли возможно из-за внутренних политических, экономических и социальных проблем), как о жизни в свободной и демократической стране, где каждый имеет право на протест.

Напомним, что вскоре после окончания Майдана, в июне 2014-го президент Петр Порошенко подписал экономическую часть соглашения с ЕС. А спустя три года Украина получила безвиз. Эти события можно смело назвать началом пути к формированию европейской идентичности. Сегодня украинец, как и любой европеец, может спонтанно купить билет на самолет (к слову, в последние годы в Украину пришли несколько лоукост-компаний) и оказаться через 3-4 часа в любой точке Евросоюза. Другое дело, что денег на путешествия у нас нет из-за низких зарплат. Как только открылись границы, в Европу хлынул поток украинских нелегальных заробитчан, которым просто надо прокормить свои семьи.

Смена элит

Второе ключевое требование Майдана -  смена политических элит. Митингующие надеялись, что смогут привести к власти выходцев с Майдана. Но этого не произошло – главные кресла государства заняли старые кадры. Избранный в первом туре президент Петр Порошенко тут же принялся обновлять фасад здания под названием Украина, но забыл о необходимости провести капитальный ремонт. Кроме того, он окружил себя старыми политиками. В том числе и теми кто был у власти во времена беглого экс-главы государства Виктора Януковича.

– Ржавчина разъедала систему изнутри. Простые люди это понимали не хуже политиков, поэтому на последних президентских выборах проголосовали за человека далекого от политики – Владимира Зеленского. Рискованное решение! Но, это говорит о том, что желание украинцев сменить политические элиты после Майдана не было реализовано, – говорит Виктор Бобыренко, эксперт «Бюро анализа политики».

Теперь политическую карьеру могут сделать случайные (но близкие Владимиру Зеленскому) люди, без должного опыта и стратегического виденья развития страны. Назвать их высокопрофессиональными, верными принципам политической и личной честности – «язык не повернется».

На старте реформ

Третье требование Майдана – реформы. Но они не происходят по мановению волшебной палочки. Для этого украинцам как минимум требуется осознать свои проблемы. А затем найти пути их решения. Впрочем, кое-что у нас все-таки в этом направлении получилось.

Например, стоит вспомнить реформу предоставления админуслуг и старт работы системы публичных закупок ProZorro. Уже запущены реформы образования, медицины и децентрализации. Последняя призвана изменить отношения между центром и регионами: если раньше громады выбивали деньги в Киеве, то сейчас средства будут оставаться на местах. Насколько эффективно будут использоваться эти бюджеты, покажет время. Но, уже видно ,что проблем в этом вопросе достаточно.

– Майдан подтолкнул наших граждан и власть посмотреть на себя под другим углом – говорит Игорь Бураковский, сопредседатель коалиции Реанимационного пакета реформ. – Позитив заключается и в том, что Украине удалось сохранить преемственность в деятельности органов государственной власти: множество нынешних решений – продолжение инициатив предшественников. До этого всем приходилось начинать с нуля.

Главный враг

Четвертое требование Майдана – борьба с коррупцией. По результатам 2019 года, Украина оказалась на 126 месте из 180 стран в рейтинге индекса восприятия коррупции (данные Transparency International). Соседняя Польша на 41 месте, Россия – на 137-м.

В течение последних шести лет западные страны не устают упрекать Украину в коррупции. Президент Дональд Трамп утверждает, что наша страна – третья по уровню коррумпированности в мире. А лидеры ЕС то и дело намекают, что не Россия, а коррупция – главный враг Украины.

Действительно, большинство антикоррупционных расследований у нас заканчиваются пшиком: дела попросту не доходят до суда или рассыпаются во время процесса. Для того, чтобы исправить ситуацию необходима политическая воля и эффективный менеджмент новых антикоррупционных органов. Но пока об этом можно лишь мечтать. Национальное агентство по предотвращению коррупции нуждается в перезагрузке, а САП и НАБУ до сих пор пребывают в режиме турбулентности.

Тем не менее, эксперты считают: Украина на правильном пути.

– Настоящим прорывом можно назвать введение электронного декларирования чиновников. Раньше бумажные версии пылились в отделах кадров, их сложно было достать, а если и удавалось найти неточности, никакой ответственности авторы деклараций не несли», – говорит Александр Калитенко, юридический советник украинского офиса Transparency International. – А сегодня за внесение недостоверных ведомостей в декларацию нарушителю грозит до двух лет тюрьмы.

Рост экономики

Пятым требованием Майдана был экономический рост и повышение уровня жизни. Но, война с Россией внесла свои коррективы. И, по словам экспертов-экономистов, в 2014-2015 годах украинская экономика в буквальном смысле этого слова – «легла».

– Мы потеряли шестую часть промышленного потенциала – говорит экономический эксперт Михаил Гончар. – Падение могло быть и большим, но последствия вовремя удалось локализировать. Рост начался в 2016-м. Темпы – 2-3%. Но, этого недостаточно. Конечно, власть об этом стране не скажет. И скорее всего, к концу 2020-го мы увидим на бумаге довольно оптимистическую картину. С учетом условной переписи населения, которая даст понять, что в нашей стране стало меньше жителей, можно будет нарисовать показатели резкого роста доходов на душу населения.

В тоже время, напомним, что после подписания Соглашения об ассоциации самым крупным торговым партнером Украины стал Евросоюз. По словам экспертов, сейчас сальдо торгового баланса у нас все еще негативное. Но во времена активного сотрудничества с Россией, все было еще хуже.

Одним из самых успешных государственных предприятий теперь считается «Нафтогаз Украины». После Майдана, эта структура стала прибыльной организацией и использует в работе коммерческие принципы.

Успешной отраслью, можно назвать аграрную. Это направление востребовано у инвесторов. Но крупные холдинги обогащаются, не желая вкладывать средства в развитие украинских сел.

Гражданское общество

Шестым требованием Евромайдана было усиление общественного контроля над властью. Но в полной мере достичь этой цели украинцы пока не смогли.

– Сам Майдан был проявлением силы гражданского общества. Людям не все равно, что происходит в их дворе, городе, государстве, – убеждена Татьяна Печончик, руководитель Центра прав человека ZMINA.

По словам Печончик, после победы Революции Достоинства новые власти и гражданское общество действовали вместе – на национальном и региональном уровне. Одни пошли в волонтеры, что бы помогать противостоять вооруженной агрессии, другие – приходили на помощь переселенцам, третьи  брали на себя ответственность за свои громады. В последствие, некоторые из активистов даже оказались в чиновнических креслах. Но вскоре возник «неожиданный побочный эффект» нестандартного сотрудничества.

– Влияние гражданского общества на процессы в стране росло, а политикам и чиновникам это не нравилось, – говорит Печончик. – В результате, по стране прокатилась волна нападений и преследований активистов. Участились случаи избиений и убийств представителей гражданского общества. Заказчики и исполнители этих преступлений до сих пор не найдены. Безнаказанность – самый простой способ для коррупционеров сохранить насиженные схемы и потоки. Им проще атаковать людей физически или запустить компанию по дискредитации, чем прекращать свою деятельность. Вот, вам только один пример. Не смотря на огромное внимание к делу Катерины Гандзюк, ее убийство полностью так и не раскрыто.

В свою очередь, «закручивать гайки» взялись и депутаты. Сначала антикоррупционеров приравняли к госслужащим, обязав их заполнять декларации (только КСУ смог отменить эту норму), а затем попытались ужесточить финансовую отчетность общественных организаций.

Видимо, власть еще не скоро сможет смириться с общественным контролем.

Свобода слова

Естественно, требовал Евромайдан и свободы слова. Это было седьмым условием революции, поскольку во времена Виктора Януковича журналисты часто заявляли о цензуре. А крупные медиа, в частности телеканалы, принадлежали крупным бизнесменами и олигархами из близкого окружения президента. Сейчас зависимость СМИ от владельцев сохранилась и даже усилилась – не так давно три телеканала, 112-й, NewsOne и Zik, оказались в сфере влияния народного депутата Виктора Медведчука.

– Давайте будем честными, мы, журналисты, недорабатываем. Все знаем о цензуре, глобальных проблемах в медиапространстве, так что говорить о полной свободе слова не приходится, – говорит Диана Дуцик, исполнительная директор «Украинского института медиа и коммуникации». – И кто кроме нас самих может навести порядок в своей сфере? Если разрешить вмешиваться государству – все плохо закончится.

Независимость от России

Восьмым требованием революционеров было  снижение уровня влияния России на Украину. Но, по словам политолога Анатолия Октисюка – РФ сама оттолкнула Украину.

– До этого у нас было две Украины - российская Украина и украинская. Одна часть смотрела на Запад, другая – на Восток. Украинские политики тянули граждан в разные стороны. Но случился Майдан и Россия своими резкими и агрессивными действиями нарушила этот условный баланс. По сути, она забрала Крым и Донбасс, но потеряла всю остальную страну.

Эксперт считает, что в ближайшие годы  пророссийские политические силы все еще будут присутствовать в украинской политике, но уровень их поддержки вряд ли превысит 20-30%.

– Если их станет больше – свое слово скажет улица. В условиях посттравматического общества это опасно, – говорит Октисюк.

Наказание виновных за убийства на Майдане

Девятое и последнее из основных условий Евромайдана – найти и наказать виновных (как заказчиков, так и исполнителей) в избиениях студентов, убийствах активистов на Грушевского и наконец – расстрелах на Майдане 20 февраля 2014 года.

Причин затянувшимся расследованиям несколько. Во-первых, дела Майдана – представляют собой несколько десятков отдельных кейсов с сотнями эпизодов и  расследование требует времени. Во-вторых, сдвинуться делу с мертвой точки мешает отсутствие политической воли и отсутствие сотрудничества между правоохранительными органами: прокуратурой, полицией и СБУ.

Впрочем, президент Зеленский публично обещает содействовать объективному расследованию. И говорит:

«К этим делам привлечены все силы, мы делаем все возможное…».

После реформы Генеральной прокуратуры расследованием майдановских кейсов занимается специальный отдел Государственного бюро расследований. В его состав вошли как старые следователи, которые ранее вели производства, так и новые. Правда, пострадавшие на Майдане и их адвокаты пока сомневаются в эффективности работы.

Боеспособная армия

Отметим, что участники Евромайдана не требовали создания полноценной украинской армии. Тогда этот вопрос попросту не стоял на повестке дня. Но, вскоре после революции Достоинства, произошла аннексия Крыма и началась война на Донбассе. А у государства  не было сил и средств, что бы «держать удар». За свое халатное отношение к армии мы заплатили человеческими жертвами и потерей территорий.

Теперь, вооруженные силы Украины окрепли. Существенно увеличен оборонный бюджет. Но главная задача: комплексная реформа сектора безопасности и обороны, до сих пор не решена. В результате, с 2017-го наблюдается отток профессиональных кадров из ВСУ. Низкие зарплаты, ответственность за не подготовленных к тяготам армейской жизни контрактников заставляют кадровых офицеров массово увольняться.

– Не уверена, что если сейчас, не дай Бог, повторится ситуация 2013 года, в армии, СБУ и Нацгвардии найдутся люди, способные взять на себя ответственность противостоять посягательствам на территориальную целостность, - говорит, Ольга Решетилова, координатор «Медийной инициативы за права человека».

Страна возможностей

В целом, после Евромайдана - Украина продолжает жить «на пороховой бочке». На Донбассе по-прежнему идет война. Основные реформы не проведены. А громко разрекламированная  реформа Нацполиции обернулась диким ростом уровня преступности из-за отсутствия профессиональных кадров. За минувшие 6 лет мы дважды выбирали президентов и парламентариев и дважды успели в них разочароваться. Задумывались о третьем Майдане и много ругали Запад, который нам мало в чем помогал. Но, так и не поняли, что прежде всего пора перестать заниматься самообманом. Мол, все наши провалы – всего лишь проблемы роста, такие времена переживали все демократии в период становления и ничего страшного в этом нет. Пора честно себе признаться: без нашего участия никто наши проблемы не решит. Рано или поздно придется «закатать рукава» и начинать самим строить свое государство.

Loading...