Проверка коррупцией. Как дело "слуги народа" Юрченко изменит работу Рады

  • Марина Шашкова

"Весна покаже, хто де крав", — заявлял во время избирательной кампании кандидат в президенты Владимир Зеленский. Он обещал сменить старые политические элиты, тем самым искоренив коррупцию на госуровне. Но обещания разошлись с реальностью. Сегодня из СИЗО под залог вышел подозреваемый в вымогательстве Александр Юрченко, один из народных депутатов партии власти "Слуга народа" (СН)

Борец с коррупцией

До случившегося об Александре Юрченко знали немногие. Он киевский мажоритарщик от СН. В парламент прошел благодаря рейтингам партии и Зеленского. Ранее политик баллотировался в Киевсовет от партии "УКРОП", но безуспешно. В парламенте Юрченко позиционировал себя как борца с коррупцией. Сообщил, что один из его конкурентов на выборах в Верховную Раду подкупал избирателей, а летом нынешнего года обвинил замминистра экономики Светлану Панаиотиди в лоббировании и защите интересов табачных компаний. 

14 сентября бывший член фракции СН Гео Лерос сообщил инсайд из НАБУ: на днях во время получения взятки в размере $13 тыс. задержан помощник Юрченко. Как выяснилось, это была малая часть от транша $200 тыс. "Средства предусматривались нардепу Юрченко за законопроект, связанный с бытовыми отходами", — написал Лерос на своей странице в "Фейсбуке", добавив, что НАБУ не один месяц вело его бывшего коллегу по фракции.

"В этом созыве каждый законопроект нуждается в антикорруп­ционной экспертизе" 
Ольга Василевская-Смаглюк, народный депутат СН

На следующий день выступили детективы НАБУ. По их словам, летом бюро получило оперативную информацию об организованной группе в парламенте, "участники которой получают неправомерную выгоду за использование законных полномочий и обязанностей народных депутатов". Для ее разоблачения НАБУ разработало операцию "под прикрытием" с участием своего агента.

"Детектив "под прикрытием" в качестве представителя промышленной компании познакомился с одним из участников группировки и сообщил ему, что условием инвестирования в Украину будет создание необходимых правовых оснований для переработки твердых бытовых отходов. С этой целью участник преступления [помощник Юрченко] знакомит детектива с нардепом [Юрченко], который в завуалированной форме попросил предоставить ему через посредника неправомерную выгоду в сумме $13 тыс. за внесение предложений в [соответствующий] законопроект, и в дальнейшем — $200 тыс. для подкупа народных депутатов — членов комитета", — говорится в заявлении НАБУ.

Детективы предоставили записи разговоров с нардепом и его помощником, которые разлетелись на цитаты. К примеру, "плюшки" со слов помощника Юрченко — это благодарность всем, кого задействуют в процессе проталкивания поправок. Сам парламентарий захотел "кусочек большого пирога" — 3% акций завода по переработке твердых отходов. 

Обойти острые углы

Чтобы запустить процесс привлечения нардепа к ответственности, подозрение в совершении им уголовного преступления должен подписать генеральный прокурор. Однако Ирина Венедиктова, сославшись на слабую доказательную базу НАБУ, сначала отказалась это делать. Ее мнение изменилось после слов президента Зеленского: "Каждый чиновник, министр и депутат должен большими буквами где-то на себе запечатлеть простую истину: если украл — сядешь, если брал взятку — сядешь. Исключений из этого правила не может быть для любого лица в нашем государстве. Здесь нет больше "крыш", прикрытия, административных возможностей". После этого генпрокурор сообщила, что снова ознакомилась с делом и решила таки подписать подозрение.

"Венедиктова ждала команды. Она давно знала об операции. И в Офисе президента об этом знали, — считает Виктор Чумак, экс-заместитель руководителя Офиса генпрокурора. — Это говорит о том, что генпрокурор несамостоятельная и ей дают указания сверху".

Депутат Лерос, который первый сообщил об этой истории, также считает, что команда президента до последнего пыталась замять скандал с Юрченко: "Зеленскому стало известно об этом в тот же день [задержания], но в его команде взяточников ловить нельзя".

На данный момент Юрченко вышел из фракции "на время следствия". Свою вину не признает.

Лоббизм или коррупция

Прошлой осенью глава фракции СН Давид Арахамия анонсировал партийного "большого брата": программу, которая должна отслеживать голосования депутатов и оценивать, прослеживаются ли в них коррупционные составляющие. Как сообщили Фокусу в руководстве СН, полноценно программа не заработала. Ею пользуются только одна депутатская группа фракции и несколько заместителей руководства политсилы в парламенте. Не под запись в партии признают: если бы программа работала, коррупционных историй с лоббированием чьих-то интересов можно было бы избежать.

Зато депутат СН Ольга Василевская-Смаглюк считает, что лоббистов и их работу нужно узаконить. Она не называет Юрченко коррупционером, поскольку тот якобы занимался продвижением интересов бизнес-компаний. "В этом созыве каждый законопроект нуждается в антикоррупционной экспертизе. Например, меня смущает законопроект, принятый в первом чтении о снижении НДС для производителей сельхозпродукции. Прописан он конкретно под большую аграрную фирму. Мне интересно, это коррупционный закон или нет?" — продолжает депутат. Деталей об аграрной компании она не раскрывает, зато говорит, что среди авторов документа — глава фракции Арахамия.

Во всем мире для решения таких вопросов существуют посредники между парламентариями и предпринимателями, они же лоббисты. В Украине, по словам Виктора Чумака, такая деятельность считается "должностной коррупцией".

"Венедиктова ждала команды. Она давно знала об операции. И в Офисе президента об этом знали" Виктор Чумак, экс-заместитель руководителя Офиса генпрокурора

Источники Фокуса в СН не исключают, что таких, как Юрченко, желающих полакомиться пирогом, во фракции немало. "Теперь они испугаются с кем-то обсуждать продвижение поправок или принятие законов, — говорит народный депутат, пожелавший остаться неназванным. — НАБУ нам неподвластно. Оно работает в интересах своих международных групп". Точных цифр за услуги парламентариев политик не называет: "Возможно, $200 тыс., сколько и просил Юрченко. Но это не так много, если нужно было делиться с депутатами по комитету".

В то же время Виктор Чумак говорит, что сегодняшний парламент — самый бедный с точки зрения коррупционных возможностей. Поэтому подобного рода скандалы возникают не так часто, как это было, к примеру, в Верховной Раде VIII созыва.

"То, что возникла история с Юрченко, говорит о том, что правоохранительные органы работают, никто не дремлет. Ходят разные слухи, что всевидящее око НАБУ в лице разных депутатов следит за коллегами", — рассказывает Фокусу Василевская-Смаглюк, намекая, что среди ее коллег могут быть агенты Антикоррупционного бюро. Она обращает внимание, что первым, кто опубликовал информацию о деле Юрченко, был Лерос: "Сделал он это раньше, чем само НАБУ".

Впрочем, ее коллега по фракции Виталий Безгин в теорию об агентах верит слабо, считая, что от коррупционных рисков не застрахован ни один парламент в мире. Именно поэтому новые скандалы, связанные с лоббированием чьих-то бизнес-интересов, в стенах этого парламента разразятся еще не один раз.