Гаранты Конституционного суда. Чьи интересы скрывает имитация решительной борьбы вокруг КСУ

Конституционный суд, протесты, КСУ, фото
Фото: Getty Images

После требования президента распустить Конституционный Суд последовала затяжная пауза. Она свидетельствует о желании разных политических игроков сохранить статус-кво и спекулировать темой "конституционного кризиса"

Решение Конституционного суда Украины (КСУ) об электронном декларировании спровоцировало две глобальные проблемы. Первая — Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) теперь не может контролировать декларации чиновников, а суды — наказывать их тюремными сроками за внесение недостоверных данных. Вторая — работа КСУ в его нынешнем составе может угрожать национальной безопасности.

Отмененные КСУ нормы о декларировании депутаты решили восстановить. Представители разных фракций подали несколько законопроектов. Компромиссным стал документ авторства Дмитрия Разумкова, главы Верховной Рады. Поддержать его согласились "Слуга народа", "Батькивщина", "Европейская солидарность", "Голос", а также депутаты группы "Довира". Соавторами выступили 126 парламентариев. Голосовать законопроект должны были сразу, но появился альтернативный — от "Слуги народа" Александра Дубинского, так что принятие решения отложили.

Судьи КСУ будут искать защиты в парламенте, не у президента. Именно народные депутаты способны выступить гарантами их безопасности

На первый взгляд может показаться, что Дубинский хотел отсрочить возвращение е-декларирования, но на деле спас от возможной отмены. Дело в том, что законопроект Разумкова, по мнению юристов, с которыми пообщался Фокус, далек от идеала. Он, в частности, возобновляет действие Закона "О предотвращении коррупции" и тех статей Уголовного кодекса, которые, по решению КСУ, признаны неконституционными. Причем в предыдущей редакции, а это прямой путь для их повторной отмены. Поэтому во время паузы, вызванной подачей Дубинским альтернативного законопроекта, документ можно доработать. Как вариант — поменять номера статей и их формулировку, указать, кто должен контролировать декларации судей, а еще хотя бы временно убрать из текста уголовную ответственность за заведомо недостоверное декларирование. Да, с ее возвратом есть проблема, поскольку КСУ решил, что уголовная ответственность в этом случае — чрезмерное наказание. Но и затягивать с принятием необходимых изменений нельзя: если парламент не проголосует законопроект до конца года, то в 2021-м НАПК нечего будет проверять. При таких раскладах работа НАПК возобновится разве что в 2022-м, а за это время за ложь в декларациях не понесут наказания не только чиновники-обманщики, но даже фигуранты антикоррупционных расследований, которые под шумок подправят свои декларации и станут чистыми перед законом.

Конституционный пат

История с декларированием — лишь одна сюжетная линия. Другая — восстановление утраченного доверия к КСУ. Эту задачу законопроект Дмитрия Разумкова не решает. Чего не скажешь о проекте фракции "Голос", который предусматривает, что решения КСУ должны приниматься 17 голосами судей из 18 возможных. Или о законопроекте №4319 авторства 75 народных депутатов, в частности Ольги Совгири, представительницы парламента в КСУ. Этот документ предлагает, во-первых, увеличить минимально необходимое количество голосов для принятия решения Большой Палатой КСУ с 10 до 12. Во-вторых, зафиксировать, что регламент работы КСУ определяется законом. И если первый пункт практически не повлияет на работу суда, то второй ее заблокирует, поскольку утвержденного регламента КСУ до сих пор нет.

Желающих, чтобы КСУ работал, как прежде, в парламенте хватает. Кому-то уже сегодня важно, чтобы служители Фемиды и сейчас принимали судьбоносные для страны решения. Например, о конституционности Высшего антикоррупционного суда, земельной реформе и процедуре национализации банков. Более того, по некоторым из них там уже есть готовые решения. Так, судья КСУ Сергей Сас показал журналистам проект решения по земле, согласно которому Конституция "не позволяет лишить украинцев "национального богатства". Но Сас в этом вопросе лицо заинтересованное. До того как стать судьей КСУ, он шесть каденций был народным депутатом, а в КСУ его делегировала "родная" фракция "Батькивщина". Теперь Сас, вероятно, по "случайному" стечению обстоятельств — судья-докладчик по земельному вопросу. Но такое совпадение представляется странным, ведь продажа земли — ключевая тема его бывшей шефини, лидера "Батькивщины" Юлии Тимошенко, которая выступает категорически против этого.

Президент у пропасти

"Мы остановились на краю пропасти. Надо сделать шаг назад", — именно так характеризует сложившуюся в стране ситуацию Владимир Фесенко, близкий к Офису президента политический эксперт. Он объясняет, что президент Владимир Зеленский на этом этапе сделал все, что мог, и передал рассмотрение двух важных вопросов парламентариям. "Президентский законопроект выполняет свою профилактически сдерживающую роль, — говорит политолог. — Сегодня он уже не является инструментом решения кризиса. Да, сначала он показался депутатам радикальным сценарием, многие испугались поддерживать его, сослались на неконституционность такого варианта. Но именно благодаря ему удалось сдержать судей КСУ от решений, которые могли бы еще больше навредить Украине. Сегодня судьи понимают, что если будут действовать очень уж конфликтно, то возрастет и поддержка президентского законопроекта в парламенте — в нужный момент его могут доработать и проголосовать". Следуя этой логике, получается, что Владимир Зеленский и не хотел распускать КСУ, его цель — припугнуть. Другое дело, что сам президент в результате этой истории скорее теряет политические очки, нежели получает. Ему приходится отходить от края пропасти, слыша в свой адрес обвинения в утрате связи с парламентом и даже перспективу возможного импичмента.

Александр Тупицкий, глава КСУ, Конституционный суд,
УДОБНЫЙ МНОГИМ. Александр Тупицкий (слева), назначенный при Януковиче, не только сохранил кресло судьи, но и стал главой КСУ
Фото: Getty Images

Кто выигрывает, так это спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков. Пытаясь балансировать между президентом и депутатами, он наращивает количество парламентариев, готовых поддержать его инициативу по преодолению последствий решения КСУ. Вначале таких был около сорока, теперь — почти 100. Разумков выступает тем человеком, который способен урегулировать кризис.

А ведь все могло быть по-другому. Если бы после заседания СНБО, во время которого прозвучало заявление о необходимости роспуска КСУ, президент не закрылся у себя в офисе, а начал консультироваться с фракциями, в первую очередь "Слугой народа" и "Голосом", то в результате в тексте его законопроекта появились бы нормы о проведении нового конкурса на должности судей КСУ. В таком случае голоса за роспуск этого состава судей, скорее всего, нашлись бы.

Показательно то, что инициативы Зеленского поддержал Запад. Международные партнеры, давшие Украине безвизовый режим с ЕС и многомиллионные кредиты, выступили в защиту президента. Высказались посол Германии в Украине и глава МИД Франции. При этом они отмечают, что Украине важно прийти к консолидированному решению. В противном случае Запад ограничит поддержку, в чем заинтересована фракция «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ), ратующая за тесное сотрудничество Украины с Россией.

Личный интерес

ОПЗЖ выгодно и решение КСУ по декларациям. Именно ее 45 народных депутатов подавали соответствующее представление в суд. Другой вопрос, что политсиле куда интереснее сохранить саму возможность влияния на КСУ. Прежде всего через своего лидера Виктора Медведчука. Во времена президента Леонида Кучмы он был главой его администрации, и именно он в 2003-м посоветовал тогдашнему главе государства спросить у КСУ, может ли Кучма баллотироваться на третий срок. Суд ответил утвердительно, дескать, на время первой победы Кучмы Конституции Украины еще не было — значит, тот срок не считается. Судьей-докладчиком по делу выступал нынешний соратник Медведчука нардеп Василий Нимченко. Он же — подписант заявления в КСУ.

Заинтересована в сохранении нынешнего состава КСУ и фракция "Европейская солидарность", которая тоже хотела бы влиять на принятие решений. В этом составе есть четверо судей, которых тем или иным способом можно связать с Петром Порошенко. Например, Владимир Мойсик — его давний соратник по партии "Наша Украина", а Ирина Завгородняя попала в КСУ по протекции "Блока Петра Порошенко".

Кон­сти­ту­ци­онный кризис — шанс для спикер Дмитрия Разумкова усилить влияние в парламенте

Сохранить влияние на Конституционный Суд хочет и Офис президента. Многие сомневаются, что глава государства не знал о готовящемся решении по е-декларированию. Поэтому если бы хотел, то мог бы его заблокировать — достаточно было, чтобы на заседание не явилось несколько судей. С другой стороны, Зеленский с помощью расшатывания ситуации мог попробовать повысить свой рейтинг. Кроме того, до конца не понятно, какие отношения у него с главой КСУ Александром Тупицким. С одной стороны, этот судья назначен Виктором Януковичем, он считается близким к "семье". С другой, несмотря на компромат (среди прочего Тупицкий не может объяснить приобретение земельного участка в оккупированном Крыму), он умудрился не только удержаться в кресле судьи, но и возглавить КСУ. "Этот суд поддерживал Зеленского. Именно Тупицкий дважды очень помог нынешнему президенту, — уверен политолог Тарас Чорновил, который лично знает судью. — Первый раз — когда фактически одобрил увольнение предыдущего председателя КСУ Станислава Шевчука и ускорил инаугурацию Зеленского. Второй — когда посодействовал в признании конституционным указа президента о роспуске парламента. Вскоре за все это он получил награду: под сильным прессингом Банковой именно Тупицкого избрали главой КСУ, он стал своим".

Стоит отметить, что сам Станислав Шевчук, бывший глава КСУ, уволенный в мае 2019 года, называл свое увольнение "антиконституционным переворотом", выгодополучатель которого — Петр Порошенко, "прилагающий все усилия для удержания власти путем сохранения контроля над главными государственными институциями".

Впрочем, теперь суд не склонен принимать решения, удобные президенту Зеленскому. Наоборот, у КСУ появился шанс продемонстрировать свою независимость от главы государства. На днях там взялись разбираться, можно ли привлечь президента к административной ответственности за нарушение карантина. На первый взгляд — ничего особенного, но на самом деле под этим предлогом КСУ рассмотрит вопрос неприкосновенности главы государства и может создать неприятный для него прецендент.

Сейчас все судьи КСУ находятся под давлением как политических сил, так и власти. "Часть судей сорвали заседание суда. Двое не явились из-за болезни, двое покинули зал во время заседания", — сказал в минувший понедельник судья КСУ Игорь Слиденко. Прямым текстом он говорит, что эта четверка "ориентирована на Офис президента". Речь идет о судьях, которые накануне отказались принимать участие в заседаниях КСУ, тем самым заблокировав его работу. Но в интересах ли президента — вопрос открытый. В судейской среде в этом очень сомневаются, отмечая, что у каждого из судей КСУ огромные амбиции, которые в нужное время помогут включиться в активную работу. При нынешних раскладах они, скорее, будут искать защиты в парламенте, нежели у президента. Именно народные депутаты способны выступить гарантами их безопасности и оградить судей от принятия любых законов, ограничивающих работу КСУ.