Ставки повышаются. Почему Путину накануне выборов в Госдуму выгодна большая война с Украиной

украинские военные, волонтеры, Азовское море, Мариуполь, вторжение России
Фото: Getty Images | Украинский военный наблюдает, как группа активистов роет траншеи на побережье Азовского моря, неподалеку от Мариуполя

Путину выгодно военное завоевание Северо-Крымского канала. Но даже если Кремль откажется от идеи большой войны в Украине, следующие несколько месяцев, скорее всего, все равно будут напряженными.

Фокус представляет перевод новой статьи доктора Андреаса Умланда, опубликованой в журнале The National Interest и посвященной обострению ситуации в украино-российской войне. 

Решения Владимира Путина в пользу военно-территориальной экспансии России были столь же рациональны с точки зрения внутренней и внешней силовой политики в Грузии в 2008 году, как и в Украине в 2014-м. Следующее такое решение в ближайшие недели или месяцы стало бы таким же. 

В 2008 году после фактической оккупации Россией Южной Осетии и Абхазии никаких санкций со стороны Запада не последовало. Единственный пакет санкций Евросоюза, связанный с украинским конфликтом, был принят менее чем через две недели после того, как 17 июля 2014 г. Россия сбила малайзийский пассажирский самолет над восточной Украиной. Но санкции, которые ЕС принял в результате, и которые остаются в силе до сего дня, оказывая умеренное влияние на российскую экономику, не были прямой реакцией на российское вторжение в Украину. Скорее, таким образом Брюссель наказал Москву за гибель более 200 граждан ЕС, находившихся на рейсе MH17. 

По-настоящему болезненные санкции ЕС в ответ на авантюры Москвы на постсоветском пространстве никогда не были и, возможно, никогда не будут приняты — таков урок различных войн России в Восточной Европе и на Кавказе за последние тридцать лет.

вторжение России, Грузия 2008, конфликт Россия Грузия 2008
Колонна российских танков 21 августа 2008 года движется по дороге недалеко от Цхинвали
Фото: Getty Images

Для России в 2008 и 2014 годах экономические издержки насильственной эскалации в Грузии и Украине были низкими, а для путинского режима краткосрочные внутриполитические выгоды были высокими. Поэтому воздержаться от военного вмешательства в Южной Осетии, а также в Абхазии в 2008 году и в Крыму, а после в Донецком бассейне в 2014 году было бы непростительным упущением. Они повысили популярность Путина и стабильность его режима. По крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Популярность российской правящей элиты снижается уже несколько месяцев. Это связано, прежде всего, с далекоидущими гуманитарными, социальными и экономическими последствиями коронавирусного кризиса, которые замалчиваются российской официальной статистикой. Среди текущих политических проблем Путина наиболее "громкая" — постепенная трансформация Алексея Навального в мученика. В результате этих и некоторых других проблемных происшествий ставки Путина и его последователей с 2020 года значительно возросли.

Если Россия теперь будет вести традиционную, а не просто марионеточную войну против Украины, Кремль может принять решение об использовании против Украины российских ВКС. Возможно, даже наземных ракетных комплексов.

На этом фоне и в преддверии предстоящих в сентябре 2021 года выборов в Государственную Думу относительные внутриполитические выгоды от очередной внешнеполитической авантюры также возросли. Таким образом, нынешняя напряженность между Россией и Западом вместе с Украиной, скорее всего, сохранится или усилится. По крайней мере, до российских парламентских выборов в сентябре. В худшем случае нынешний тлеющий конфликт между Россией и Украиной может перерасти в открытую полномасштабную межгосударственную войну.

Владимир Путин, Сергей Шойгу, планы Кремля
Новые территориальные завоевания России на юге Украины могут быть привлекательными для Кремля с точки зрения избирательной тактики и силовой стратегии
Фото: Getty Images

В отличие от первой активной фазы войны в 2014-2015 гг., сегодня Украина имеет серьезную армию, которая относительно велика и имеет больший боевой опыт, чем большинство европейских стран. Однако война России против Украины, которая уже не является тайной, как это было до сих пор, позволила бы Кремлю свободнее использовать различные системы разрушительного оружия. До сих пор Москва в значительной степени опиралась на хорошо вооруженные, но сравнительно несформированные боевые части двух своих марионеток или псевдо-государств, на так называемые "народные республики" — Донецкую и Луганскую, расположенные в Донецком бассейне. Россия также время от времени ведет артиллерийский огонь по Украине с территории России. В исключительных случаях Москва направляла на Украину мобильные пехотные подразделения регулярной российской армии.

Вторжение и возможный военный триумф России на юге Украины, оправданные гуманитарными аргументами, стали бы более подходящим предвыборным аргументом для правящей партии Путина, чем затянувшееся и в целом невыгодное строительство опреснительных установок для обеспечения Крыма водой из Черного моря.

Однако если Россия теперь будет вести традиционную, а не просто марионеточную войну против Украины, Кремль может принять решение об использовании против Украины российских ВКС. Возможно, даже наземных ракетных комплексов. Безусловно, Москва, скорее всего, не стала бы применять оружие массового уничтожения в Украине. Однако даже применение по Украине российских бомбардировщиков, тяжелой артиллерии и ракет малой дальности с обычными боеголовками может иметь огромные, даже катастрофические последствия.

Новая территориальная экспансия России в Украину могла бы, среди прочего, означать военное завоевание Северо-Крымского канала на юге материковой части Украины для обеспечения поставок в Крым пресной воды из украинского Днепра. Такой рост международной напряженности, а также новые территориальные завоевания России на юге Украины могут быть привлекательными для Кремля с точки зрения избирательной тактики и силовой стратегии. 

Вторжение и возможный военный триумф России на юге Украины, оправданные гуманитарными аргументами, стали бы более подходящим предвыборным аргументом для правящей партии Путина, чем затянувшееся и в целом невыгодное строительство опреснительных установок для обеспечения Крыма водой из Черного моря.

Так что даже если Кремль, в конечном счете, откажется от большой войны в Украине, следующие несколько месяцев, скорее всего, будут очень напряженными. И Украина в любом случае выйдет из нынешней эскалации с более или менее значительными потерями. Предполагается, что ЕС, как и прежде, будет ограничиваться риторической поддержкой, но оставаться пассивным во внешнеэкономической политике — если только Россия не пойдет на массовые убийства граждан ЕС. Это будет в значительной степени зависеть от того, насколько далеко Путин зайдет в своей авантюре в Украине. 

Об авторе

Доктор Андреас Умланд — научный сотрудник Шведского института международных отношений в Стокгольме, старший эксперт Украинского института будущего в Киеве.