Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса

Мания Германии

Мания Германии
Выиграй Германия Вторую мировую войну, и мир получил бы не только новую империю, но и новую столицу. Размаху этого города позавидовал бы великий Рим – в те времена Гитлер выделил на проект сумму, эквивалентную 1 млрд. евро  
000


На открывшейся в Берлине выставке каждый желающий может увидеть макеты, чертежи и виртуальные модели несостоявшейся столицы. Над улицами и проспектами, словно Колосс Родосский, должен был возвышаться Дворец народов – здание высотой почти в триста метров, вмещающее более 150 тысяч человек. В городе также собирались построить площадь для парадов. Миллион подданных Германской империи могли бы слушать на этой площади речи фюрера. Это, пожалуй, – одна из ярчайших иллюстраций далеко идущих планов Гитлера. Город Германия – так помпезно должен был называться новый мегаполис.

Увидеть Германию и умереть
Проект хотели завершить к 30 января 1950 года. По воспоминаниям придворного архитектора Альберта Шпеера, Гитлер планировал приурочить к открытию всемирную выставку и пригласить на неё весь мир. Сидя за планами и чертежами, он часто повторял: «Единственное моё желание, Шпеер, самому ещё увидеть эти постройки». Но исход войны внёс свои коррективы в грандиозные планы. Всё, что успели построить до поражения 1945 года, спустя пять лет было уничтожено вместе с остатками последней резиденции Гитлера. Сгорел и оригинал макета будущей столицы. Канцелярию фюрера пустили на стройматериалы: мрамор облагородил станции берлинского метрополитена, а бетон использовали в более прозаичном месте – для обезьяньего вольера в местном зоопарке.

Макет, представленный на выставке сегодня, воссоздали по сохранившимся эскизам. С этой декорацией и рядом оригинальных документов можно ознакомиться в небольшом, до недавнего времени пустующем павильоне, построенном во времена ГДР неподалёку от Бранденбургских ворот. Выставка соседствует с мемориалом памяти погибших от рук фашистов евреев. Министр финансов Германии Пеер Штайн­брюк, посетивший выставку в день её открытия, объяснил это так: «Близость к мемориалу напоминает нам, что Германия была построена за счёт евреев, которых вышвырнули из их домов, снесённых, чтобы расчистить дорогу этой гигантомании. Их так называемое переселение было первым шагом на пути к верной смерти либо в гетто, либо в концлагере».

Смета на миллиард
В 1937 году Альберт Шпеер был назначен генеральным инспектором строительства. Гитлер доверял ему во всём, что касалось градостроительства, и молился на его архитектурный талант. Возможно, фюрер видел в Шпеере своё второе «я», нереализованного художника. Сам архитектор говорил: «Если бы у Гитлера были друзья, я стал бы его другом. Я обязан ему вдохновением и славой моей молодости так же, как позднее ужасом и виной».

Намного позже война приняла затяжной, изнурительный характер, а Берлин регулярно подвергался бомбардировкам, и с планами создания новой столицы пришлось распрощаться. Шпеер тогда получил новую должность – министра вооружений рейха. Именно в этой ипостаси, а не за свои архитектурные изыски, он получит 20 лет тюрьмы по приговору Нюрнбергского трибунала.
Но об этом главный строитель столицы мира ещё не подозревает. Он составляет для фюрера приблизительную калькуляцию расходов: на общее строительство уйдёт от четырёх до шести миллиардов рейхсмарок. По словам организатора выставки Дитмара Арнольда, для гитлеровского режима смета проекта особого значения не имела. После победы в войне вопрос о том, где взять средства для строительства, отпал бы сам собой.

Впрочем, Гитлер одобрил бы любую сумму, затребованную Шпеером. Он даже взял слово с Геринга, что, в случае его кончины, рейхсмаршал не заменит Шпеера кем-то другим и предоставит в его распоряжение любые денежные средства, которые архитектор потребует.

Столица мира. Макет был воссоздан по сохранившимся эскизам для съёмок двух документально-художественных лент «Упадок» (Der Untergang) и  «Шпеер и Он» (Speer und Er)
Столица мира.  Макет был воссоздан по сохранившимся эскизам для съёмок двух документально-художественных лент «Упадок» (Der Untergang) и  «Шпеер и Он» (Speer und Er)



Город на костях
Будущая столица Германия остро нуждалась в строительных материалах и рабочей силе. По словам историка Свена Феликса Келлерхофа, даже все каменоломни оккупированной Европы не могли обеспечить стройку века необходимым для фасадов материалом. Именно поэтому Шпеер вместе с Гиммлером решили открыть новые каменоломни в концлагерях. В инфраструктуру созданного «стройтреста» вошло 19 концентрационных лагерей. В Берлин согнали несколько сот тысяч заключённых.

Центральным проспектом города должна была стать большая магистраль север – юг. Вдоль неё располагались театры, правительственные здания, магазины. Парадный проспект шириной в 120  м должен был связать два вокзала. Над дорогой планировалась арка, в два раза больше знаменитой Триумфальной арки в Париже. Проспект с претенциозным названием Великий должны были образовать одиннадцать министерских зданий. В дополнение к зданиям министерств внутренних дел, путей сообщения, юстиции, министерства по делам экономики и продовольствия после 1941 года добавили здание министерства по делам колоний.

Шпеер также разрабатывал проект дворца фюрера. Здесь предполагалась 500?метровая аллея, ведущая в кабинет Гитлера площадью 900 метров.

Из объектов, которые начали возводить ещё в 1935 году согласно плану гитлеровской столицы мира, уцелели немногие. Архитектурным свидетелем фундаментального строительства можно назвать Колонну побед. Этот монумент открыли спустя два года после взятия немецкими войсками крепости Седан в 1871 году во время франко-германской войны. Колонна находилась на площади перед Рейхстагом. Ко дню рождения Гитлера в 1939 году её перенесли и установили в пяти километрах от Бранденбургских ворот. После войны она оказалась в Западном Берлине. Французы настаивали на том, чтобы её взорвать, но остальные союзники выступили против, и памятник не тронули. Сохранилось также несколько министерских зданий, построенных в 30?е годы, в частности современное министерство финансов.

Интересно, что за перерождением Берлина должна была последовать реконструкция городов рейха. Разумеется, после окончательной победы. Так, Гамбург должен был стать мировым торговым центром, Мюнхен – столицей движения, а Нюрнберг – городом партсъездов. По иронии судьбы, Нюрнберг стал последним местом заседания для многих нацистов. Правда, это были судебные процессы, а не партийные слёты.

Придворный архитектор. Гитлер позаботился о том, чтобы в случае его смерти Альберт Шпеер  завершил строительство новой столицы и не испытывал недостатка в деньгах
Придворный архитектор.  Гитлер позаботился о том, чтобы в случае его смерти Альберт Шпеер  завершил строительство новой столицы и не испытывал недостатка в деньгах



Вердикт потомков
Сегодня вся документация, связанная с проектом, доступна любому посетителю выставки. Во времена фашистской Германии без личного разрешения Гитлера никто не имел права осматривать общий градостроительный план Берлина. Любая утечка информации строго каралась.
Сейчас посмотреть на макет Германии идут не ради эстетического удовольствия, а скорее отдавая дань истории. Ведь с точки зрения искусства проект можно назвать провальным – так откровенно в нём проступало желание догнать и перегнать великий Рим. Посетители выставки в один голос заявляют, что город выглядит безвкусно и чересчур помпезно.
– Это были совершенно сумасшедшие планы. Я бы не хотела жить в таком городе. Это не то что неудобно, но и просто пошло и некрасиво, – выносит вердикт архитектору Третьего рейха посетительница выставки Луиза Хазе. 

 


 

Раздавить могуществом
Из книги Альберта Шпеера «Воспоминания»

Относительно удачное решение мы нашли для Центрального железнодорожного вокзала, от которого на юге должна была брать начало гитлеровская Великолепная улица. Вокзал выгодно бы отличался от всех иных чудовищ своим раскрыто-видимым стальным каркасом, облицованным медными пластинками, с распахнутыми стеклянными поверхностями. В нём предусматривалось четыре возвышающихся друг над другом уровня для движения транспорта, связанных между собой лифтами и эскалаторами. Он должен был затмить нью-йоркский Грэнд Сентрал Терминал.

Официальные иностранные делегации могли бы спускаться по огромной внешней лестнице. Предполагалось, что они, да и простые пассажиры, выходящие из здания вокзала, сразу же должны были пережить потрясение – быть буквально «раздавленными» градостроительной панорамой и могуществом рейха. Вокзальная площадь длиной в тысячу и шириной в триста тридцать метров, по подобию аллеи от Карнака к Луксору, должна была быть обрамлена трофейным оружием. Последнее было предписано приказом Гитлера после похода во Францию и ещё раз подтверждено поздней осенью 1941 г., после первых его неудач в Советском Союзе.

Площадь эта должна была на расстоянии восьмисот метров от вокзала завершаться и увенчиваться Великой аркой Гитлера, или, как он раз-другой её назвал, Триумфальной аркой. Наполеоновская Триумфальная арка в Париже, высотой в пятьдесят метров, хотя и представляет собой монументальное сооружение, придаёт Елисейским полям, протянувшимся на два километра, весьма импозантное завершение. Наша же арка с её масштабами (ширина – 170 м, глубина – 110 м, высота  117 м) высоко торчала бы над всеми постройками южной части этой улицы и просто подавляла бы их.

После нескольких тщетных попыток я уже не осмеливался склонять Гитлера к каким-либо изменениям в проекте. Это была самая сердцевина его замысла. Он начисто отвергал все предложения по изменению пропорций или упрощению. Через восьмидесятиметровый пролёт Великой арки должно было просматриваться, слегка размываясь в городском мареве, как мы это себе представляли, второе триумфальное сооружение этой улицы, удалённое на пять километров, – здание для массовых собраний, величайшее в мире, увенчанное куполом высотой в 290 м.  

Простор и масштабы улицы между двумя центральными железнодорожными вокзалами были призваны, вне всякого сомнения, продемонстрировать средствами архитектуры концентрацию политической, военной и экономической мощи Германии. В самом центре находился неограниченный правитель рейха, и как наивысшее воплощение его всесилия в непосредственной близости от его резиденции было предусмотрено величественное сооружение с куполом. Оно и должно было стать архитектурной доминантой будущего Берлина. Высказывание Гитлера о том, что «Берлин должен приобрести облик, достойный своей великой новой миссии», получило своё воплощение хотя бы на стадии плана. 

Здание с куполом, будущая рейхсканцелярия Гитлера, роскошный дворец для Геринга, Мемориал солдатской славы и Триумфальная арка – эти сооружения я видел глазами Гитлера, который однажды при осмотре города-макета взял меня за руку и с повлажневшими глазами доверительно произнес: «Ну теперь-то вы понимаете, почему так величествен наш замысел? Ведь это столица Германской империи, если только здоровье меня не подведёт».

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.