Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Скорая на помощь. Появится ли в Киеве неотложка на мотоциклах

Скорая на помощь. Появится ли в Киеве неотложка на мотоциклах

Фокус расспросил Ярослава Вуса, врача скорой помощи и главу Всеукраинского союза парамедиков, о подробностях реализации проекта мотоскорой и ситуации, возникшей вокруг него

000

Мотоскорая — это врачи на специально оборудованных мотоциклах, которые могут оперативно оказать помощь до приезда скорой. Такая есть в Польше, Венгрии, Германии, Австрии, Великобритании и в других странах. Её главные преимущества — время реагирования и проезд в труднодоступных местах.

Создать мотоскорую в Киеве пытаются волонтёры — общественная организация "Всеукраинский союз парамедиков". Предполагается, что мотоскорая будет работать с Центром экстренной медицинской помощи и медицины катастроф столицы. Врач на мотоцикле выезжает на вызов, пришедший на номер 103. Сейчас общественная организация собирает 250 тыс. грн на мотоцикл, его переоснащение, мобильный электрокардиограф и спецодежду для врача. За счёт благотворительных взносов будут закупать бензин и медикаменты. В январе 2017 года проект разместили на платформе Украинская биржа благотворительности.

Если сама идея оказания экстренной медицинской помощи на мотоциклах у многих не вызвала возражений, то к реализации проекта возникли вопросы. В частности, на своей страничке в Сети их озвучила организация "Мотохелп", которая помогает попавшим в ДТП мотоциклистам, скутеристам и велосипедистам. Главный вопрос — как волонтёрский проект впишется в государственную систему и есть ли согласованные процедуры сотрудничества с Министерством здравоохранения и Центром экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. До выяснения всех обстоятельств УББ даже приостановила сбор средств.

Украинская биржа благотворительности приостановила сбор средств до выяснения обстоятельств, поскольку к проекту возникли вопросы у общественности. Как решаете этот вопрос?

Ярослав Вус: "Если скорая на мотоциклах есть во всём мире, почему у нас нельзя сделать? Тем более что для Украины это ещё актуальнее. Дорогу скорой не уступают, водители паркуются на полосах. В итоге бригады почти никогда не вписываются в установленный норматив"

— Мы предоставили УББ дополнительные документы, разъяснили всё, что вызвало вопросы. Главный был в том, как мы сможем получать вызовы с номера 103, ведь это персональные данные, врачебная тайна, а мы просто общественная организация. Мы расписали, как это видит юрист Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. Теперь будем ждать решения УББ.

Вас упрекали в том, что на сайте нет устава организации, отчётов.

— Устав организации в свободном доступе на сайте Минюста. Любой желающий может с ним ознакомиться. Сейчас мы его добавили на наш сайт Союза парамедиков. Счёт для сбора средств на мотоскорую открыли в 2016 году. По отчёту видно, что мы не тратили перечисленные пожертвования. Сейчас отчёт тоже есть на сайте.

Как думаете, что привело к этой ситуации?

— Возможно, одной из ошибок было то, что мы уделили мало внимания разъяснению бюрократической части проекта. Думали, что бумаги людям не интересны. Мы недооценили этот момент.

Начнём сначала. Как возникла идея проекта?

— У меня когда-то был мотоцикл. Я хотел своими силами переоснастить его под скорую. Но это не дёшево. В итоге ездил с максимально расширенной аптечкой, которую мог себе позволить, и при необходимости помогал кому-то на дороге до приезда скорой. Например, выходной день, ты едешь, на дороге затор. Понятно, что в выходной день просто затор не случается, где-то ДТП. Ещё тогда понял, что это классная идея и её нужно реализовывать на государственном уровне.

Если скорая на мотоциклах есть во всём мире, почему у нас нельзя сделать? Тем более что для Украины это ещё актуальнее. Дорогу скорой не уступают, водители паркуются на полосах. В итоге бригады почти никогда не вписываются в установленный норматив — приехать в течение 10 минут. Можно ждать, пока у украинцев в голове что-то изменится, но, кажется, на это уйдёт тысяча лет. Поэтому мы решили подойти к решению проблемы с другой стороны.

Вообще обсуждать актуальность проекта для Украины — это бред. Мы что как-то физиологически отличаемся от тех же поляков? Вроде бы нет. Мозгами только отличаемся. Они уже осознали, что бороться нужно за здоровье, за вакцинацию. А мы боремся за безвиз, дешёвые тачки на латвийских номерах. При этом, если человек порезал ногу, в травмпункте не найдётся противостолбняковой вакцины.

Вопрос не в том, нужен этот проект или нет. Вопрос в том, в каком виде это может существовать.

— Я уже пять лет этим занимаюсь, потратил много времени на то, чтобы выслушивать от чиновников, какие документы подавать, какие списки писать, какие ГОСТы находить. Вообще первое моё общение на эту тему было с Центром экстренной медицинской помощи и медицины катастроф.

Как там изначально восприняли идею?

"Мы боремся за безвиз, дешёвые тачки на латвийских номерах. Но если человек порезал ногу, в травмпункте не найдётся противостолбняковой вакцины"

— Мы против. Мы тут пригрелись, а ты пришёл и мешаешь. Если главный врач сидит в своём кресле 27 лет, то что можно сказать? Каких изменений он хочет? Никаких. Потом обращался на кафедру медицины катастроф медицинской академии им. Шупика и в Минздрав. И министрам писал, и народным депутатам. Единственный министр, который нормально отреагировал, — Мусий. Но он долго не продержался, хотя успел расписать ответственных за проект, но ответственные — тот же Советский Союз. Например, требовали ГОСТ на мотоцикл, сертификацию на мотоцикл. Хотя на самом деле всего этого не нужно, поскольку на мотоцикле не будут перевозить пациентов. Фактически я потратил много времени на то, чтобы готовить писульки и получать такие же писульки с одним ответом: "нет денег", "несвоевременно, нет денег", а после начала АТО — "очень несвоевременно и вообще нет денег".

Что было дальше?

— В 2016 году я решил, что нужен другой подход — краудфандинг. Саму модель мы подсмотрели в Венгрии. Там есть благотворительный фонд, созданный сотрудниками службы скорой помощи, который занимается сбором средств, в том числе для технического усовершенствования работы скорой. Правда, у них есть одна прекрасная штука, которой нет у нас. В конце года каждый житель Венгрии имеет право 1% подоходного налога направить на благотворительность. И под конец года там появляется много социальной рекламы от разных проектов, каждый из которых призывает перечислить им деньги.

Сбор средств на мотоскорую мы начали в июне прошлого года на сайте Всеукраинского союза парамедиков. Так или иначе в проекте задействованы все члены ассоциации, а это 20 человек. У нас уже есть почти всё оборудование на первый мотоцикл — дефибриллятор, аппарат искусственной вентиляции лёгких, реанимационный набор с кислородным баллоном, шины, набор для остановки кровотечений и другое оборудование общей стоимостью 250 тыс. грн. Ещё 250 тыс. грн мы собираем на мотоцикл, кардиограф, переоснащение мотоцикла и одежду для врача-мотоциклиста. Полгода сбор средств шёл вяло. Но потом к проекту присоединились рекламное агентство Vandog и ребята из Toys Pictures, которые сняли нам бесплатно проморолик. В январе 2017-го наш проект разместили на Украинской бирже благотворительности. Там успели собрать 63 тыс. грн. Сейчас всё на паузе. Надеюсь, мы разблокируем процесс.

Что решит один мотоцикл и один врач на такой город, как Киев?

— Мы не говорим про один мотоцикл. Мы говорим про пилотный проект, который покажет крутость идеи и докажет это статистикой. Допустим, мы выехали на вызовы за месяц 50 раз, все вызовы были экстренными, 50 раз вложились в норматив, 45 человек спасли, пятерых спасти не удалось. И, кстати, Минздрав поддержал целесообразность пилотного проекта (официальное письмо от них уже тоже есть на сайте). А дальше пусть государство подключается к процессу.

Как общественный проект будет интегрирован в существующую систему экстренной помощи?

— В декабре прошлого года мы собрали рабочую группу на станции Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф, где присутствовали не только врачи, но и юристы. Собственно главный юрист Центра и предложила алгоритм. Мы создаём юридическое лицо, которое должно получить лицензию на предоставление медицинских услуг, а именно на экстренную медицинскую помощь. Затем подписываем договор с Центром экстренной медицинской помощи и медицины катастроф с указанием перечня услуг, которые сможем предоставлять. Сам мотоцикл и оборудование будут на балансе общественной организации. Для мотоскорой не будет никаких отдельных номеров. Диспетчер, получивший вызов на номер 103, принимает решение, кто к человеку приедет, врач на мотоцикле или бригада скорой помощи. А такое решение он будет принимать, исходя из оперативной обстановки в том или ином районе.

А сделать всё непосредственно через сам центр, передав им на баланс мотоцикл?

— Если реализовывать проект через центр, то это нужно делать за государственные средства, а бюджет уже расписан. И пробить законопроект в ВР, чтобы в 2018 году предусмотрели средства на мотоцикл, это что-то из разряда фантастики. Есть ещё один важный нюанс. Мы как сотрудники центра знаем, что если передадим им на баланс мотоцикл, его разберут на части, как разобрали скорые. Пришли вроде бы укомплектованные, а по городу пустые ездят. Поэтому для пилотного проекта мы решили всё-таки разделить бюджеты. Мы им предоставляем бесплатно услуги, и на этом всё. Мы нашли единственный легальный путь, как это сделать.

Почему вы решили начать со сбора средств, а не получения лицензии? Кажется, если бы было наоборот, вопросов к вам возникло бы меньше.

— Тут всё очень просто. Получение этих бумаг — процесс непростой и затратный по времени и деньгам. Мы его уже запустили.

В каких случаях диспетчер будет направлять мотоскорую?

"Низкая зарплата — низкая квалификация. В скорой работает 2% адекватных специалистов, 60% — пенсионеры"

— При всех экстренных вызовах. Это сердечно-лёгочная реанимация, кровотечение от травм, особенно в случае ДТП, обструкция дыхательных путей, стенозы у детей.

А какую ответственность будет нести врач?

— У нас же будут работать специалисты с сертификатом врача медицины неотложных состояний. Они будут отвечать так же, как и врачи в составе обычной бригады. Подписывая договор с Центром экстренной медицинской помощи и медицины катастроф, мы, по сути, берём на себя ту же ответственность, что и любое его подразделение.

Среди вас много тех, кто ездит на мотоциклах?

— Такие есть. Но для старта нам нужны десять человек, которые будут сменять друг друга. Врачи станут выезжать в свободное от работы время и на добровольных началах, бесплатно, поскольку это пилотный проект.

Сколько времени проект будет в статусе пилотного?

— Этого мы ещё не знаем. Наверное, он будет считаться пилотным до тех пор, пока не подпишут законодательный акт на создание мотоскорой. Если проект будет полноценным, то на каждую подстанцию нужно ставить по два мотоцикла. В Киеве 17 подстанций — это 34 мотоцикла. Если будет так, то время прибытия к пациенту сократится до 3–4 минут, как в Венгрии.

Не боитесь, что врачи-волонтёры без зарплаты будут выгорать и покидать проект?

— У нас все врачи скорой помощи занимаются волонтёрством, потому что ходят на работу за 2 тыс. грн. Выгорать дальше некуда. Но есть те, кто хочет делать что-то правильное.

Вам нужно будет постоянно собирать средства на поддержание проекта. Как планируете этим заниматься?

— Каждый человек в ассоциации занимается сбором средств. Если нам кто-то захочет помочь в вопросах фандрейзинга, это хорошо. На самом деле мы надеемся, что когда проект стартанёт, собирать деньги будет легче. Мотоцикл засветится на улицах, люди его увидят.

Какие самые большие проблемы системы предоставления экстренной помощи?

— У нас нет проблем, потому что нет такой системы. Те бело-жёлтые машины, которые вы видите на улицах с мигалками, это не больше чем маршрутки. Они пустые внутри. Проблема номер один — низкая зарплата. Из неё вытекает проблема номер два. Низкая зарплата — низкая квалификация. В скорой работает 2% адекватных специалистов, 60% — пенсионеры. Проблема номер три — следствие первых двух: нельзя привлечь к ответственности врача. Если он кого-то спас, то ему за это ничего не будет. Но и за то, что убил, ему тоже ничего не будет. Вопрос: зачем вообще напрягаться, чему-то учиться? Можно лечить по стандартам 1954 года и рассказывать всем, что ты на скорой уже 30 лет. Молодые здесь не работают, остались либо пенсионеры, либо студенты. Остальные уехали. Кто учился на четвёрки, тот в Польщу, кто на пятёрки — в Австрию.

Как мотоскорая может что-то изменить?

— У мотоскорой нет задачи спасать скорую, это задача и. о. министра и Минздрава. Если бы мы хотели спасать скорую, боролись бы за другое. За то, чтобы всех фельдшеров и врачей учили, переучивали, доучивали. Система прогнила, и мы в этой системе пытаемся спасти пациентов.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.