После ледникового периода. Почему Украине сложно создавать новые заповедники

2019-03-23 13:00:00

477 2
После ледникового периода. Почему Украине сложно создавать новые заповедники

Фото: Getty Images

Украина стоит перед простым выбором: либо в ближайшее время законодательно упростят процесс отчуждения земель под будущие заповедно-природные объекты, либо через несколько лет создавать такие зоны будет не из чего

В 2012 году так называемый закон Мирошниченко отобрал у Министерства экологии и природных ресурсов функцию управления заповедно-природными зонами и никому её не передал. В результате с 2013-го по 2018-й с природными богатствами можно было делать всё что угодно, истребляя и продавая за бесценок территории, подходящие для создания заповедников и природных парков. Эти пять лет экологи окрестили "ледниковым периодом заповедного дела".

Но в прошлом году Верховная Рада внесла изменения в Закон №4551 "О заповедно-природном фонде Украины". Документ определил "хозяев" украинских заказников, нацпарков и заповедников. Ими стали областные государственные администрации (ОГА). Однако положение дел в отрасли остаётся удручающим.

Пять лет безвластия

Алексей Василюк, эколог центра "Экология. Право. Человек", говорит, что показатели создания заповедных объектов за последние пять лет упали до 0,05% от запланированных объёмов. При этом Украина имеет ряд международных обязательств, в том числе перед Евросоюзом: к 2020 году государство должно увеличить площади под заповедники, природные и ландшафтные парки до 10% от территории страны, а к 2022 году — до 15%. Сейчас под эти нужды задействовано чуть более 6% земель. Для сравнения, в странах ЕС данный показатель в среднем составляет 18%. "Да, мы добились позитива: закон наконец-то передал ОГА функции по управлению и контролю за заповедно-природными объектами (а также по их расширению. — Фокус). Однако за несколько месяцев действия документа практически ничего не изменилось к лучшему, — говорит Василюк. — По сути, всё нужно начинать сначала. Мы неоднократно писали руководству каждой области, чтобы они вплотную занялись заповедно-природным фондом, но практически ничего не сделано".

Как отмечает Владимир Борейко, сотрудник Киевского эколого-культурного центра, соответствующие департаменты ОГА в основном укомплектованы слабыми специалистами. "За годы "заповедного безвластия" утеряны либо лишились работы десятки первоклассных специалистов, которые всегда душой болели за своё дело", — говорит он. Олег Деркач, директор расположенного на западном побережье Тилигульского лимана, в пределах Николаевской и Одесской областей, природного ландшафтного парка "Тилигульский", объясняет, что за пять лет местные власти успели раздать территории, которые могли стать заповедно-природными: балки, овраги с байрачными лесами, уникальные заливы морей и озёр, интересные пастбища. "Все эти земли не были в своё время распаёваны и приватизированы, а за годы "безвластия" активно продавались. Теперь, перейдя в частные руки, они утеряны для важного государственного дела. Ну разве что государственные мужи задумают их выкупать", — говорит он.

Конфликт интересов

15% территории страны Украина должна отвести под заповедники, природные и ландшафтные парки к 2022 году

Олег Деркач называет ещё одну трудность: расширение заповедно-природных территорий невыгодно Государственному агентству лесных ресурсов (Гослесагентству). Сейчас громадное ведомство, в котором работают десятки тысяч человек, управляет не только значительной частью лесов страны, но и участками морского побережья, выходами к озёрам, водохранилищам. "Теперь его руководители спекулируют на этом: говорят, что Украина хочет решить вопрос расширения заповедных территорий за счёт одного Гослесагентства", — отмечает Деркач.

Ведомство можно понять: передача части территорий в заповедный фонд лишит работы многих сотрудников. Косвенно это подтверждают и в Гослесагентстве. На запрос Фокуса там ответили, что заповедование лесных территорий требует комплексного системного подхода, поддержки и понимания государства. "Без сомнения, национальные природные парки необходимы. Но не меньшее значение имеют лесхозы, обеспечивающие постоянное лесопользование и являющиеся бюджетообразующими для значительного количества административных районов северных и западных областей", — сказано в ответе.

В Гослесагентстве также сообщили, что за последние годы оно подготовило проекты указов президента о создании, в том числе за счёт лесов агентства, национальных природных парков "Каменская Сечь" (1,8 тыс. га), "Нобельский" (15,4 тыс. га), "Бойковщина" (8 тыс. га), "Кременские леса" (7,3 тыс. га). Также агентство согласовало расширение границ национальных природных парков "Олешковские пески" (3,7 тыс. га), "Ужанский национальный парк" (18,4 тыс. га).

Тем не менее Олег Деркач настаивает на том, что всё это прекрасно выглядит на бумаге, на деле же под объекты природно-заповедного фонда передают мало лесных массивов. "Например, в Николаевской области на Кинбурнской косе создали национальный природный парк. Гослесагентство якобы собиралось передать ему земли под лесами на территории более 3 тыс. га, однако этого не сделано, — утверждает директор ландшафтного парка. — Так происходит повсеместно, и я не понимаю, почему мы должны постоянно просить Гослесагентство передать государственные земли, которые им в своё время отдали в управление".

Расширению заповедно-природных зон часто противится и местное население. Некоторые руководители территориальных громад говорят людям, что создание заповедников и природных парков рядом с их жилищами не принесёт им ничего хорошего, мол, станут жить беднее.

Однако в национальных и природных парках, где частично разрешено вмешательство человека, хозяйственная деятельность развивается с пользой и для природы, и для людей. Примером служит Национальный природный парк "Сколевские Бескиды" во Львовской области. Там даже лесные хозяйства, которые относятся к Гослес­агентству, не лишились работы. Природный парк нуждает­ся в санитарной рубке леса, там заготавливают дрова для местного населения, собирают грибы и ягоды, проводят туристические экскурсии, а также работают базы отдыха и санатории. Всё это приносит деньги.

 

Громоздкая процедура

Экологи отмечают, что без согласия Гослесагентства невозможно передать лесные массивы и другие территории, подходящие для создания заповедно-природной единицы. То же касается земель, находящихся в ведении территориальных громад. Если же согласие получено, документацию направляют в Кабинет министров, там она проходит этапы согласований и экспертиз. Затем документы отправляют в Администрацию президента, где должны одобрить отчуждение таких территорий для создания на них заповедно-природных объектов.

Экологи уверены, что сложную процедуру нужно корректировать. Украина стоит перед простым выбором: либо в ближайшее время законодательно упростят процесс отчуждения земель под будущие заповедно-природные объекты, либо через несколько лет создавать такие зоны будет не из чего.

Loading...