Возьмут на карандаш. В Украине создадут реестр лудоманов: что это

  • Мария Бондарь

Авторы закона о легализации игорного бизнеса предлагают создать реестр лудоманов, которым будет запрещено играть в азартные игры. Сможет ли это защитить украинцев и их семьи от лудомании и какими последствиями чревато, разбирался Фокус

Предрассветный час. У освещенного крыльца казино толпятся таксисты в ожидании игроков, разъезжающихся по домам. Дверь открывается, из нее нетвердой походкой выходит мужчина с взъерошенными волосами. Он грустно смотрит на такси и уходит пешком, потому что проигрался в ноль, и теперь у него нет денег на поездку домой. 

Эта сцена из культового фильма Руперта Уайатта "Игрок", по сути, показывает картинку, возникающую в воображении большинства обывателей, когда речь заходит о лудомании — патологической зависимости от азартных игр. Впрочем, психиатры, работающие с лудоманами, знают, что подавляющее большинство таких пациентов в жизни не заходили в роскошные казино вроде тех, что показывают в кино, зато проводят долгие часы в маленьких, неказистых салонах игровых автоматов и на разных онлайн-платформах, предлагающих делать денежные ставки. 

Официальной статистики, показывающей, насколько серьезна для Украины проблема лудомании, не существует. Однако во время карантина Минздрав назвал ориентировочное число украинцев, страдающих разными видами депрессивных расстройств, — порядка 70% взрослого населения. Подобные расстройства создают благодатную почву для формирования всевозможных зависимостей: алкогольной, наркотической, игровой и т. п. Так что потенциальных лудоманов в Украине пугающе много. Неудивительно, что риск массового распространения такой зависимости стал одним из ключевых аргументов противников легализации азартных игр. Стремясь успокоить общественность, авторы закона о легализации игорного бизнеса предусмотрели некоторые превентивные меры, ограничивающие доступ к игре тем, для кого это опасно. Идея в общем хорошая, но способ ее реализации спорный. 

Реестр лудоманов или черный список?

Предполагается создание реестра лудоманов, чтобы у организаторов любых видов азартных развлечений был список людей, которых нельзя допускать к игре. "Закон обязывает Национальную комиссию по регулированию азартных игр и лотерей разработать специальный порядок ведения реестра лиц, которым ограничен доступ к игре. Но в какие сроки должен быть утвержден порядок, не указано. Это может привести к тому, что персональные данные внесенных в реестр будут передавать не так, как следует в соответствии с буквой закона", — говорит Богдан Косохатько, юрист компании "Правова Допомога". 

Риски, связанные с утечкой данных, содержащихся в реестре лудоманов, очевидны. Их распространение может испортить жизнь фигурантам. Представьте себе, что такую информацию получит банк, в котором человек, внесенный в список, хочет получить кредит, или его потенциальный работодатель. Вероятнее всего, ему откажут без объяснений, считая неблагонадежным.

Юрист подчеркивает, что механизм защиты личных данных в документе не прописан. Реестры – собственность государства. Из этого можно сделать вывод, что содержащейся в них информацией владеет и распоряжается уполномоченный госорган. Однако ст. 5, п. 3 Закона Украины "О защите персональных данных" предусматривает, что "распорядителем персональных данных, владельцем которых является орган государственной власти или орган местного самоуправления, кроме этих органов, может быть только предприятие государственной или коммунальной формы собственности, принадлежащее к сфере управления этого органа". А ведь ограничение доступа к игре, ради которого, собственно, и создается этот список, предполагает, что информацию получат организаторы азартных игр. 

В украинских реалиях избежать утечки из ведомственных баз данных зачастую не удается даже там, где вроде бы существует нормативный механизм защиты. В случае, когда его просто не будет, легко предположить, что третьи лица получат доступ к базе без особых затруднений, и это может повредить фигурантам не меньше, чем не сыгравшая ставка у букмекера или проигрыш в виртуальном казино.

Дела семейные

Хуже всего то, что не совсем понятно, кого именно будут вносить в реестр. В законе описаны три варианта: "по собственному желанию", "по желанию законных представителей или члена семьи первой степени родства" и "по решению суда". Первый и третий варианты вопросов не вызывают. Зато второй оставляет поле для множества манипуляций и злоупотреблений. Ваши супруги, родители или дети могут подать заявление о том, что вам следует ограничить доступ к игре. Если сотрудники Национальной комиссии по регулированию азартных игр и лотерей решат, что для такого ограничения имеются "веские основания", ваше имя появится в списке лудоманов. Что считать "вескими основаниями", закон не уточняет. "Исходя из текста документа, одна из причин, позволяющих родственнику подать заявление об ограничении, — затруднительное положение семьи, но как определить это затруднительное положение, неясно", — говорит Богдан Косохатько. 

Риски, связанные с утечкой данных, содержащихся в реестре лудоманов, очевидны. Их распространение может испортить жизнь его фигурантам

Кстати, нигде не сказано, что внесение в реестр должно как-то зависеть от того, часто ли вы играете и играете ли вообще. Как бы абсурдно это ни звучало, даже вовсе не интересующийся азартными играми человек не застрахован от попадания в список неблагонадежных, если, к примеру, обиженная супруга или супруг решат таким образом за что-нибудь отомстить. В подобной ситуации пострадавший даже не узнает, почему ему отказывают в займах или по какой причине служба безопасности компании, в которой он работает, рекомендовала не назначать его на должности, дающие доступ к финансам.

Можно надеяться на то, что документ, недавно принятый парламентом, в дальнейшем обрастет подзаконными актами и должностными инструкциями, которые урегулируют все перечисленные вопросы. Но опыт показывает, что на сознательность государственных структур рассчитывать не приходится, каждое нечеткое определение или неясная процедура создают почву для злоупотреблений, и всегда находятся желающие ими воспользоваться. 

Лудомания — диагноз, которого нет

Психиатр Александр Иванов убежден в том, что составление списков людей, страдающих игорной зависимостью, недопустимо и точно не поможет самим пациентам. "Лудомания, так же как наркомания или алкоголизм, — диагноз, требующий психиатрической помощи, информацию о них можно предоставлять только по официальному запросу прокуратуры, СБУ или следственных органов МВД, любое другое разглашение запрещено законом о психиатрической помощи, — подчеркивает врач. — К тому же не существует набора очевидных симптомов, глядя на которые неспециалист мог бы определить, у кого есть игорная зависимость, а у кого ее нет. А главное, сдерживанию распространения игорной зависимости и улучшению состояния больных реестр и ограничение доступа к легальным играм никак не помогут, настоящие лудоманы найдут способ его обойти. Что, правда, могло бы улучшить ситуацию, так это разрушение социальных стереотипов, которые мешают страдающему человеку обратиться за помощью к психиатру". 

Вопрос системной медицинской помощи для лудоманов пока остается открытым не только в Украине. В действующей десятой редакции Международной классификации болезней (МКБ-10) такого диагноза вообще нет. Он указан в проекте следующей редакции МКБ-11, которая была представлена государствам — членам ВОЗ на сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 2019 года и должна вступить в силу с января 2022-го.