Климатические амбиции. Когда Украина будет готова к закрытию угольных электростанций

бурштынская тэс, безугольный альянс, лэп
Фото: Getty Images | На климатической конференции Украина присоединилась к Безугольному альянсу

Чем для Украины завершился Международный климатический саммит в Глазго и почему государство не рассчитывает получить финансирование в рамках Парижских соглашений.

С 31 октября по 12 ноября в Глазго в Шотландии прошла 26-я Международная конференция по климату, на которой традиционно присутствовала делегация из Украины. В рамках конференции COP26 наше государство взяло на себя обязательства, в том числе решило отказаться от использования угля в энергетике до 2035 года. Но уже спустя неделю после окончания саммита оказалось, что правительство планирует пересмотреть договоренности.

Закрытие угольных электростанций: пообещали и передумали?

На климатической конференции Украина присоединилась к Безугольному альянсу (Powering Past Coal Alliance) и стала одной из более чем 40 стран, договорившихся постепенно переходить от угля к чистой энергетике. Однако на встрече 22 ноября в Киеве, посвященной результатам COP26, Ольга Стефанишина, вице-премьер-министр по вопросам европейской и атлантической интеграции Украины, сообщила, что заявленное решение о закрытии угольных электростанций до 2035 года не подкреплено никакими внутренними документами.

"Правительство не утверждало официальных документов, которые бы декларировали такую амбицию. Министерство энергетики должно провести переговоры с [Безугольным] альянсом, для того чтобы скорректировать эту дату в соответствии с расчетами, которые есть в действующей Энергетической стратегии", — комментирует Стефанишина.

Важно
Дорогой климат. Чем пожертвует Украина ради зеленой экономики и где взять на это деньги

Острую необходимость реформировать угольную сферу в Украине активно обсуждают несколько лет. Еще до конференции в Глазго, 22 сентября, правительство одобрило концепцию целевой программы справедливой трансформации угольных регионов страны до 2030 года. Сейчас насчитывается 37 государственных работающих шахт, лишь четыре из них рентабельные. Основные объемы угля добываются в Донецкой и Днепропетровской областях, меньше — в Волынской, Львовской и Луганской. Решение поэтапно закрывать нерентабельные шахты Кабмин принял в начале прошлого года, тогда же заговорили о том, что это приведет к потере рабочих мест огромного количества людей. Однако до сих пор решение проблемы угольных моногородов, которых в Украине порядка 65, сводится к общим фразам: "разворачивание других производств", "переквалификация рабочих", "назначение социальных выплат".

Одним из основных европейских партнеров, готовых помочь Украине реформировать угольную промышленность, стала Германия. При помощи немецких коллег формируется стратегия справедливой трансформации угольных регионов. На ее реализацию, по словам Стефанишиной, ФРГ готова выделить €30 млн.

"Стратегия должна определить ряд пилотных регионов и постепенное закрытие всех убыточных шахт. Она нужна для того, чтобы правильно организовать социальную составляющую этого процесса", — подчеркивает вице-премьер-министр. Чиновница отмечает, что документ готов, правительство утвердит его в течение полугода.

Важно
От Эла Гора до Греты Тунберг. Зачем экологию используют в политике и кто придумал экологический саммит

Ирина Ставчук, замминистра защиты окружающей среды, уверена, что обсуждение социальных вопросов невозможно без четкого графика закрытия госшахт.

"Министерство энергетики как раз разрабатывает такой план", — говорит она. Следующим шагом, по мнению Ставчук, должно стать принятие экономических программ, которые поставят угольные регионы в более выгодные условия по сравнению с другими областями: "Это поможет им конкурировать, привлекать к себе инвестиции и создавать рабочие места".

Закрытие шахт — проект, требующий значительных финансовых вливаний. Но убыточные предприятия и сегодня вытягивают из бюджета колоссальные деньги. С 2015 по 2019 год госшахты получили 12,3 млрд грн бюджетного финансирования по всем программам. В то же время фактическая добыча угля в 2020 году составила лишь 4,7 млн т.

"Мы добываем мизерное количество угля, но выделяем нереальные дотации. Эти деньги лучше тратить на развитие этих регионов, чем на поддержание экономически невыгодной отрасли", — уточняет Ставчук.

Выбросы парниковых газов и борьба за финансы

Среди других важных обязательств следует вспомнить о сокращении выбросов парниковых газов. Еще летом Украина обновила национально определяемый взнос в Парижское соглашение по климату, согласно которому страна к 2030 году должна сократить выбросы парниковых газов на 65% от уровня 1990 года. "Это очень амбициозная цель, но, в принципе, возможная", — подчеркивает Ирина Ставчук.

До сих пор решение проблемы угольных моногородов, которых в Украине порядка 65, сводится к общим фразам: "разворачивание других производств", "переквалификация рабочих", "назначение социальных выплат"

Как говорит Стефанишина, Украина в данном вопросе рассчитывает на финансовую помощь международных партнеров. Государству для этого необходимо €10 млрд ежегодно, уточняет она. Но получить эти средства в рамках системы Парижских соглашений вряд ли возможно. Несмотря на то что страны — участницы климатической конференции во Франции еще шесть лет назад решили выделять $100 млрд в год развивающимся странам на борьбу с изменением климата, на практике к этому никто не готов.

В целом одной из важных задач украинской делегации в Глазго стала "борьба за доступ к климатическим финансам", такое определение дала Стефанишина.

"В этом году дискуссия была достаточно ожесточенная, потому что согласовывался ряд важных документов, которые касаются климатических проектов. Был очень высокий риск, что Украину лишат даже того минимального финансирования, которое мы сегодня получаем, но нам удалось его сохранить", — комментирует вице-премьер-министр. Помимо того, чиновница надеется инициировать совместные финансовые проекты с Великобританией, Евросоюзом и США — от справедливого угольного перехода до поддержки альтернативных источников энергии. В качестве примера она приводит Турцию, подписавшую меморандум о зеленой трансформации на €3,5 млрд, а также аналогичный кейс ЮАР, ожидающей €8,5 млрд финанси­рования.